О.В. Левашов НОВОЕ В КОГНИТИВНЫХ НАУКАХ. ПО МАТЕРИАЛАМ КОНФЕРЕНЦИИ “КОГНИТИВНАЯ НАУКА В МОСКВЕ. НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ” (С. 26-30)


О.В. Левашов

НОВОЕ В КОГНИТИВНЫХ НАУКАХ. ПО МАТЕРИАЛАМ КОНФЕРЕНЦИИ “КОГНИТИВНАЯ НАУКА В МОСКВЕ. НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ”, 16 ИЮНЯ 2011

Научный центр неврологии РАМН, Москва, Россия

16 июня в Москве (в Институте возрастной физиологии РАО) была проведена необычная однодневная конференция, посвященная новым аспектам когнитивных исследований. Особенность конференции состояла в том, участники, прошедшие предварительно через сито рецензирования, не выступали устно, а представляли свои доклады в виде постеров.

Такая форма презентации позволила участникам: 1. Сэкономить время, поскольку устных выступлений не было. 2. Непосредственно бсудить с другими авторами все интересные и спорные вопросы. 3. Обменяться контактной информацией с целью возможных научных контактов в будущем.

Большая часть представленных работ относилась к классической психолингвистике и общей психологии. Однако немало работ было сделано в рамках классических представлений о латерализации функций мозга в норме и при некоторых патологиях.

Латерализация функций мозга

Работа Е.Печенковой, Р.Власовой, М. Фаликман и М. Синицыной «Латерализация восприятия речи и музыки у людей с разным профилем функциональной асимметрии: фМРТ-исследование» базируется на сопоставлении и проверке двух «моделей латерализации» — классической («модель поражения», когда выпадающая функция ассоциируется с определенной нейронной структурой) и современной («модели активации», которая позволяет описать всю задействованную функциональную систему и динамику ее звеньев). Результаты показали, что при восприятии и речи и музыки активация возникает в височных и лобных долях как левого, так и правого полушария. Это противоречит данным классических нейропсихологических исследований, согласно которым, за восприятие речи отвечает левое полушарие, а за восприятие музыки правое (у правшей). Однако в ходе этой работы отметили постепенное смещение этой картины в группах испытуемых с различным профилем латеральной организации: от значительно большей активации правого полушария при восприятии музыки и левого при восприятии речи в группе «чистых» правшей до обратного соотношения в группе левшей. В то же время для промежуточных групп (праворуких и амбидекстров) данные зоны активации представлены практически равноценно, как в левом, так и в правом полушарии.

В другой работе из этой же лаборатории («Локализация зон головного мозга, связанных с лексикосемантической и синтаксической обработкой предложений на материале русского языка») Ю. Березуцкая и Е. Печенкова обнаружили существенные отличия в результатах, полученных на материале русского языка, в сравнении с результатами, полученными другими авторами на материале английского языка. Например, удалось выявить зоны, специфические для обработки лексической семантики и синтаксиса.

Авторы работы «Возможности комплексного ЭЭГ-ФМРТ исследования мозга человека в норме и при церебральной патологии» (Г.Болдырева и др.) объединили методику ЭЭГ и ФМРТ, как одного из наиболее современных методов нейровизуализации, отражающий изменение уровня оксигенизации крови в активируемых участках мозга. Изучение больных с церебральной патологией на основе фМРТ-ЭЭГ сопоставлений показало, что в основе формирования у них ответных реакций мозга лежат принципиально иные, отличные от нормы, формы нейродинамических сдвигов со специфическими чертами реагирования пораженного и интактного полушарий. Авторы делают вывод, что объединение методов ЭЭГ и ФМРТ значительно расширяет возможности изучения морфофункциональной организации мозга человека.

В продолжение темы церебральной патологии стоит отметить работу И.Пронина и др. «ФМРТ в нейрохирургической клинике». В ней представлен двенадцатилетний опыт проведения исследований головного мозга человека методом ФМРТ в Институте нейрохирургии. В работе использовали стандартные методики картирования двигательных зон мозга, специальные тесты для определения первичного и вторичного зрительных центров, глазодвигательных центров, зон Брока и Вернике, артикуляционной зоны, вторичных двигательных центров конечностей. Всего было обследовано 1142 испытуемых – здоровых людей и больных с различной локализацией поражений. Сделан вывод, что полученные данные являются важными при планировании операции и при оценке функциональной активности коры в послеоперационном периоде.

Развитие корковых механизмов у детей в норме и при патологиях

Считается, что развитие интеллекта в детском возрасте является гетерохронным процессом и в каждом возрасте есть некий сенситивный период, благоприятный для развития той или иной функции. Поэтому когнитивные исседования детей с нормальным развитием и детей с дизонтогенезом может дать подсказку для понимания базовых механизмов взаимодействия разных структур мозга. Таких работ на этой конференции было несколько.

В работе А.Емелина «Особенности организации ментального опыта у детей с разными формами дизонтогенеза» провели сравнительное исследование интеллектуальной сферы младших подростков с разными формами дизонтогенеза – с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности), ДЦП и ЗПР (задержкой психического развития). Всего участвовало 173 подростка, в том числе 51 человек в контрольной группе (норма). Получен неожиданный результат – при неравных стартовых познавательных характеристиках дети в «норме» и дети с ДЦП и СДВГ к подростковому возрасту показывают схожие результаты по важнейшим составляющим интеллекта (понимание серийных картинок, пословиц, классификация, понятийный синтез). В группе ЗПР автор говорит о наличии у таких детей существенного когнитивного «ресурса» в виде тенденции к поленезависимосму интеллектуальному поведению. Таким образом, автор предполагает, что у детей с разными формами дизонтогенеза имеются ресурсные возможности интеллектуальной сферы, позволяющие им качественно и количественно не отставать от детей в «норме».

Как и в только что упомянутой работе в исследовании Е.Логиновой оценивали интеллектуальное развитие детей 6-7 лет в норме и при СДВГ («Вербальный и невербальный интеллект у детей 6-7 лет с признаками СДВГ»). Участвовали праворукие дети — 22 ребенка с СДВГ и 25 детей контрольной группы. Диагностику проводили с помощью модифицированного теста Векслера. Нашли, что в целом дети с СДВГ показали результаты в пределах их возрастных значений, однако эти показатели были ниже, чем у детей без признаков СДВГ. Хуже всего дети с СДВГ справлялись с субтестами «кубики Коса» и «кодирование».

Интерес вызвала работа Т.Строгановой и др. по исследованию детского аутизма («Механизмы начального ориентировочного внимания у детей при типичном развитии и с синдромом детского аутизма: МЭГ исследование»). Методика этой работы была основана на том факте, что аутисты имеют чрезмерно узкий «фокус внимания», а также намного медленнее, чем их здоровые сверстники переводят внимание на периферические зрительные стимулы. В ходе эксперимента 11 детям с обычным развитием и 9 детям с аутизмом в возрасте от 8 до 14 лет показывали немой мульфильм «Том и Джерри», на фоне которого через наушники им предъявляли редкие бинауральные звуковые щелчки. Регистрировали МЭГ с помощью 306-канальной системы нейромагнитометров. Нашли, что реакция мозга на неожиданный слуховой стимул у детей аутистов отлична от таковой у здоровых детей. Прежде всего, при аутизме снижена активация первичных и ассоциативных слуховых зон правого полушария во временном окне компонента М100.

По мнению авторов впервые показано наличие грубого дефицита механизмов правого полушария при аутизме, прежде всего при ориентировке на новый стимул. Предполагается, что основным нарушением при аутизме является дефицит быстрой обработки пространственно-временной информации, а также нарушение механизма правого полушария, на этапе быстрой начальной (первые 150 мс) ориентировки внимания. По мнению авторов это нарушение является фундаментальной аномалией у детей с аутизмом.

В этом же разделе можно упомянуть работу Н.Теребовой «Особенности функциональной организации коры больших полушарий головного мозга у детей 6 и 7 лет с разным уровнем развития зрительного восприятия». В этой работе для оценки зрелости внутрикорковых связей использовали анализ когерентности записей ЭЭГ в состоянии спокойного бодрствования. Участвовало 107 детей в возрасте 6 лет и 73 ребенка в возрасте 7 лет .Сделан вывод, что важная роль в реализации зрительно- пространственных функций принадлежит для данного возраста морфофункциональному созреванию каудальных ассоциативных зон.

Асимметрия зрительного внимания

Внимание является одной из важнейших составляющих зрительно-моторной деятельности человека. В исследовании И.Уточкина «Мертвая зона внимания: Дальнейшее доказательство» был обнаружен феномен «мертвой зоны» зрительного внимания. Автор показал, что при показе испытуемым серии одинаковых изображений детекция небольших изменений в фовеальной зоне (подмигивание одного глаза у головы тигра) приводит к игнорированию изменений в ближайшей к этому участку латеральной зоне – своего рода феномен «латерального торможения внимания». Вместе с тем, более далекие участки изображения, в которых происходят локальные изменения, не игнорируются. Автор предположил, что этот феномен может быть следствием особой спонтанной стратегии поиска изменений, при которой объекты вблизи центра изображения обладают самым низким приоритетом и потому обследуются в последнюю очередь и менее тщательно, чем остальные.

Иная стратегия обследования пространственных визуальных сцен обнаружена в работе О.Левашова «Распределение предвнимания на первых этапах зрительного восприятия». Термин «предвнимание» относится к самым ранним этапам зрительного анализа пространственных сцен, когда только начинается распознавание отдельных фрагментов изображения и нет еще «понимания» смысла (структуры) всей сцены. В этой работе оценивалось смещение зрительного внимания в период времени от 1й до 3-4 фиксации глаз. Использовалась методика постэкспозиционной промаркированной матрицы, предъявлявшейся сразу после тестового изображения. Время показа тестовых стимулов варьировало от 300 до 900 мс. Участвовало 45 испытуемых с нормальным зрением. В отличие от упомянутой выше работы И. Уточкина было показано, что значительная часть испытуемых не успевает обратить внимание на более далекие участки изображения, «зацикливаясь» на анализе ближайших к исходной точке фиксации фрагментах сцены. Напротив, другая часть испытуемых успевала просмотреть все информативные участки изображения, в том числе и периферические, быстро схватывая пространственный характер сцены (пейзаж, экстерьер, интерьер, натюрморт). Сделано предположение, что испытуемые первого типа относятся к «левополушарному» типу (с преобладанием вербального мышления), а испытуемые второго типа – к «правополушарному» типу (с преобладанием визуального мышления). Интересно, что в проведенном объемном исследовании не выявлена тенденция смещения внимания в направлении «слева-направо», постулируемая в учебниках по композиции в живописи и фотографии. По мнению автора это связано с наличие сильных «аттракторов внимания», которые сбивают эту тенденцию и делают траекторию осмотра изображения более сложной. К таким аттракторам относятся изображения лиц, фигур, отражения в воде, надписи и крупные текстуры.

Биология мозга накануне смены парадигмы

Такое название имел привлекший наибольшее внимание участников доклад Д.Сахарова из Института биологии развития РАН (Москва). Автор прослеживает смену «парадигм» (другими словами – «глобальных подходов») при исследовании нервной системы и мозга начиная с работ Гельмгольца. Автор утверждает, что понятийный аппарат, созданный во многом трудами таких гигантов, как Гольджи, Кахал и Экклс (нервный импульс, синапс, нейронная сеть, нейротрансмиттеры и т.д.), постепенно превратился из рабочего инструмента в набор дезориентирующих мифологем (прим. автора данного обзора). По мысли Д.Сахарова мы приходим к новому пониманию организации нейронных ансамблей, где ключевые слова – гетерохимизм (ассортимент нейрональных фенотипов) и беспроводная коммуникация (адресация сигнала специфичностью нейроактивных молекул).

Список литературы:
Материалы конференции «Когнитивные науки в Москве: Новые исследования», 16 июня 2011 г. Тезисы. Под ред. Е.В.Печенковой и М.В.Фаликман. Москва, БукиВеди – 2011. 302 с.
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin