Ю.В. Никонов МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА И МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЗАВИСИМОСТИ (C. 11-19)


Ю.В. Никонов

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА И МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЗАВИСИМОСТИ

ФГУЗ МСЧ №59 ФМБА России, Заречный, Россия

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА И МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЗАВИСИМОСТИ
Ю.В. Никонов
Предполагается, что моделирование рефлексивных структур в трактовке А.А. Ежова и А.Ю. Хренникова в социальных системах с учетом функциональной асимметрии головного мозга может быть применено к моделированию микросоциального окружения больных с алкогольной зависимостью, созависимостью и алекситимией.
Ключевые слова: межполушарная асимметрия, алкоголизм, рефлексивные структуры, созависимость, алекситимия.
INTERHEMISPHERIC ASYMMETRY AND SIMULATION OF CODEPENDENCY
Yu.V. Nikonov
It is assumed that A.A. Ezhov and A.J. Khrennikov’s simulation of reflective structures in social systems that takes into account the functional asymmetry of the brain can be applied to the simulation of the microsocial environment of patients with alcohol dependence, codependency and alexithymia.
Key words: hemispheric asymmetries, alcoholism, reflective structures, codependency, alexithymia.

Введение. Предполагается, что в контексте предложенной А.А. Ежовым и А.Ю. Хренниковым [24,25,26,10] концепции многоагентных систем с рефлексивными агентами и способа моделирования рефлексивных структур по В.А. Лефевру [13] с учетом функциональной асимметрии головного мозга (ФА ГМ), возможно моделировании взаимодействия больных с алкогольной зависимостью (АЗ) между собой и окружающими их людьми. ФА ГМ – маркер функционального состояния мозга [20]. Алкоголь рассматривается как модулятор ФА ГМ, в первую очередь как модулятор когнитивной асимметрии [15]. Согласно авторам [24,25] концепция многоагентных систем открывает путь к учету социальных условий при моделировании психических расстройств. Нами [15] была обоснована возможность применения этой гипотезы к объяснению динамики ФА ГМ при АЗ. Пример роли микросоциальных условий в динамике алкоголизма – отношения созависимости [28] с больными АЗ. Есть основания полагать, что вышеописанными методами может моделироваться не только динамика ФА ГМ в состояниях алкогольного абстинентного синдрома (ААС) и алкогольного опьянения (АО) у больных с АЗ, но и динамика ФА ГМ при созависимости.

Многими исследователями [6,7,8,9,12,14,27] получены данные о значительном нарушении ФА ГМ при АЗ. У таких больных, наряду с правополушарной стратегией решения когнитивных задач достоверно преобладают левые профили моторной и сенсорной асимметрии. У больных алкоголизмом (при исследовании ЭЭГ), подтверждается выявленное другими методами изменение иерархии потребностей (выдвижение в качестве ведущего мотива потребностей в алкоголе, уменьшение выраженности сексуальных побуждений и т.п.). Зафиксировано изменение структуры мотивационной сферы, что находит свое выражение в «витализации» влечения к алкоголю со сдвигом вправо индекса латерализации при экспозиции стимулов соответствующей модальности. Об этом свидетельствует и нивелировка индивидуальных особенностей при реакции на отдельные раздражители у больных с алкогольной зависимостью. Важно, что изменение показателей ФА ГМ по абсолютной мощности ЭЭГ у больных хроническим алкоголизмом II стадии после введения этанола прямо противоположны изменению функциональной асимметрии у здоровых испытуемых [1,2].

Известно [20], что наиболее часто межполушарные отношения меняются при остром и хроническом стрессе, когда полушарное доминирование снижается вплоть до инверсии. Это подтверждают многочисленные наблюдения за людьми, работающими вахтовым методом в климатически неблагоприятных районах, за спортсменами и т.п. В большинстве случаев стресс сопровождается активацией правого полушария. Если на фоне стресса обследуемый подвергается дополнительному испытанию, то может произойти смена межполушарных отношений с преобладанием активности в левом полушарии, что может стать неблагоприятным фактором адаптации.

На основании изучения межполушарных сенсомоторных асимметрий, результатов воздействия методами физиологической латерализации полушарий головного мозга, таких как психофармакотерапия, электроаналгезия, а также показателей электродермальной активности А.П. Чуприковым была обоснована гипотеза о существовании двух патологических систем. Первая, правополушарно детерминированная – при невротических и депрессивных расстройствах, алкоголизме, опийной и эфедроновой наркомании. Вторая, левополушарно детерминированная – при шизофрении, маниакальных состояниях, зависимости от каннабиоидов [21,22].

Гипотеза о связи этической системы по Лефевру [13] с доминантностью полушарий ГМ позволяет использовать теорию рефлексивных структур в различных социальных моделях [26,10]. Ежовым и Хренниковым предложено [24,25,26,10] моделирование методами статистической физики и нахождение равновесных состояний в популяциях, состоящих из взаимодействующих агентов с различными профилями ФА ГМ. Согласно гипотезе агенты модели – это люди, которые работают, общаются, создают ценности и обмениваются ими. При обмене они могут удерживать часть имеющегося ресурса и обладать памятью. Агенты модели, принадлежащие разным этическим системам, могут сосуществовать и взаимодействовать в одном обществе, образуя гетерогенное сообщество, в котором агенты стремятся сохранить свой физический и ментальный ресурс

Согласно Лефевру, ментальные феномены – вид существования термодинамических характеристик нейронных сетей, проводящих вычислительные процессы. Связь между каким – либо ментальным процессом и функционированием реальных нейронных сетей подобна связи между температурой некоторого объема газа и конкретным индивидуальным движением составляющих его частиц. Он пишет об успешном применении модели Изинга, созданной для теоретического представления физических процессов, протекающих в твердых телах, для описания вычислений в формальных нейронных сетях. Эта же модель успешно применяется в рамках эконофизики [13,11].

М.Ф. Тимофеевым [19] были опубликованы результаты исследования больных алкоголизмом мужчин с помощью методики изучения реакции сосудов головного мозга (определялся коэффициент межполушарной асимметрии – Кас, отражающий состояние активности нейронных сетей) на запах алкоголя. Анализ данных, найденных Тимофеевым опытным путем, показал применимость «формулы человека» Лефевра [13] к моделированию динамики значений Кас и периодов становления ремиссии алкоголизма [19,16].

Агент модели имеет две доминирующие цели – выжить (ориентация на потребление материального ресурса) и остаться человеком (ориентация на сохранение самоуважения, профессионализма). Если проследить за всеми историями агентов, то оказывается, что их решение в каждый момент времени может быть трех типов [10].

1. Агент соглашается на предложение получить материальный ресурс и сменить для этого прежнюю профессиональную нишу. Одна из интерпретаций этой ситуации при алкогольной зависимости: агент соглашается на предложение выпить алкогольный напиток, несмотря на то, что это грозит потерей работы, соглашаясь на утрату «самоуважения».

2. Агент соглашается на предложение получить материальный ресурс и остается в прежней профессиональной нише. Возможная интерпретация: агент – больной алкоголизмом соглашается на предложение выпить алкогольный напиток, несмотря на то, что это грозит потерей работы, парадоксально сохраняя «самоуважение», доказывая, что отказ от выпивки неприемлем.

3. Агент отказывается от предложения получить материальный ресурс и сменить для этого свою профессиональную нишу. Возможная интерпретация при алкоголизме: отказ от потребления алкоголя под угрозой увольнения с работы с сохранением «самоуважения». Приведенные выше «алкогольные» интерпретации возможных решений агентов применимы только в относительно благоприятных случаях течения алкогольной зависимости – при сохранении агентами постоянной работы.

Таким образом, историю агента можно представить в виде трехсимвольной последовательности. Исходя из допущения, что мозг работает только с бинарными кодами, трехсимвольные последовательности (из чисел 1, 2 и 3) проектируются на бинарные. Из этого следует, что: 1) В каждом случае информация о событиях станет неполной; 2) Выбор бинарной кодировки станет неопределенным.

Авторами модели проведено компьютерное моделирование ситуации, в котором агенты меняют свои свойства в результате фазового перехода, сопровождаемого нарушением симметрии. При изменении некоторого характеризующего в целом систему параметра, интерпретируемого как степень неравенства предложения материального ресурса, было [26,10] обнаружено, что если вероятности предложения ресурсов мало отличаются в разных профессиональных нишах, то обе кодировки дополнительны для ансамблей обоих типов агентов. Если же распределение материального ресурса достигнет высокой степени неравенства (в модели – критического уровня снижения «температуры» системы), то симметрия наборов памяти двух типов однородных агентов нарушится. В обществе с резко неравномерным предложением материального ресурса, у агентов возникают специфические для них кодировки памяти, позволяющие следить за неприоритетным ресурсом, причем, появляются предпосылки для простейшей когнитивной технологии – счета [10].

Двум базовым стратегиям агентов модели соответствуют две квантовые статистики (Бозе – Эйнштейна и сильно вырожденная Ферми – Дирака). Две квантовые статистики основываются на наличии притяжения и отталкивания агентов. Конкурентная среда у левополушарных людей отражена в модели в отталкивании фермионов, а кооперация правополушарных соотносится с притяжением бозонов. Существуют различные системы, как квантовые, так и классические, чье состояние равновесия описывается квантовыми статистическими распределениями [23,26,10,15].

Исследования становления ремиссии алкоголизма показали важность учета эффектов созависимости. Под созависимостью обычно понимают вид деструктивных взаимоотношений между двумя и более взрослыми людьми. По мнению ряда авторов [3,4,28], у больных АЗ при взаимодействии с ближайшим микросоциальным окружением ведется подсчет положительных и отрицательных баллов на неосознаваемом уровне. Стороны как бы подсчитывают количество положительных и отрицательных баллов и оценок, набранных в процессе употребления алкоголя. В ходе поиска и употребления алкоголя больной алкоголизмом «набирает» определенное количество отрицательных баллов и оценок, за которые потом его близкие (мать, отец, жена, ребенок) потребуют от него расплаты. Запой прекращается, наступает момент, когда все вовлеченные стороны как бы подсчитывают нанесенный ущерб. Начинается «светлый промежуток». Именно в этот период созависимые выдвигают больному свои требования, с которыми он в относительно нормальном состоянии не может не считаться. Больной с АЗ соглашается со всеми выдвинутыми вами обвинениями, готов расплачиваться за все, совершенное ранее, иногда обещает лечиться. В частности, за стремление возместить в светлом промежутке нанесенный ранее ущерб – «набирание» положительных баллов, до поры до времени больных алкоголизмом часто «терпят» на работе, несмотря на запои. Необходимое количество положительных баллов и оценок «набирается», чтобы компенсировать срыв и загладить его последствия. Именно в этот период созависимые получают компенсацию за испытанные ранее переживания. Появляется надежда на изменение семейной ситуации, но чем дольше длится «светлый промежуток», тем тревожнее становится. Внутренне созависимые ждут начала следующего периода злоупотребления алкоголем и сменяющего его нового «светлого промежутка». Описанная выше «балльная система» функционирования семьи в условиях созависимости достаточно сбалансирована и стабильна. Если больной перестает употреблять алкоголь, то перестает стремиться и к заглаживанию собственной вины. На сознательном уровне созависимые, казалось бы, должны быть полностью удовлетворены. Но существует еще и бессознательный уровень, на котором поддерживается функционирование привычной семейной схемы. Возникают новые семейные конфликты, обостряются взаимные претензии. Вспоминаются дни и годы жизни, которые больной алкоголизмом отравил и которые уже невозможно вернуть. Созависимые ощущают дискомфорт без «потерянной» компенсации в виде «светлого промежутка». Тем самым простейшим выходом становится возобновление потребления алкоголя. Законы функционирования и поддержания стабильности в системе «семья» оказываются сильнее. У человека, страдающего зависимостью или созависимостью, жизненный путь находится вне сознательного контроля, является результатом внутренних и подсознательных зависимых реакций.

На условно социально-психологическом уровне рассмотрения созависимость [3,4] – пример системы взаимодействующих агентов (двух и более) с разной кодировкой происходящего. Существенно, что один из факторов формирования и поддержания созависимости и алкогольной зависимости алекситимия. Термин «алекситимия» ввел в литературу P.E. Sifneos [29] в 1972 году. Он описал характерные для пациентов психосоматической клиники когнитивно-аффективные особенности. 1. Трудности в определении (идентификации) и описании собственных чувств. 2. Трудности в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями. 3. Снижение способности к символизации, о чем свидетельствует бедность фантазии; «ограничение» когнитивной переработки аффекта, то есть наличие особой кодировки информации. Для лиц с алекситимией характерен особый профиль ФА ГМ [17,18]. Мониторинг ФА ГМ (например, методом реоэнцефалографии) у больных с АЗ и созависимостью может использоваться для контроля эффективности проводимой психотерапии. Левополушарные, невзаимодействующие агенты, согласно модели, (например, в состоянии ААС) имеют фундаментальную встроенную стратегию потребления материального ресурса (чему может соответствовать потребления алкоголя у больных АЗ). Для них главную опасность представляет потеря ментального ресурса (в примере авторов статьи [10] – «профессионализма»). В ситуации АЗ профессионализму может соответствовать алкогольная позиция, приверженность алкогольным установкам. Во избежание этой «потери», агентам было бы выгодно считать число случаев, когда они временно меняют свою алкогольную позицию («профессиональную нишу» в примере авторов модели). Правополушарные невзаимодействующие агенты (например, в состоянии АО) автоматически сохраняют «профессиональную нишу» (алкогольную позицию при АЗ). Для них главное – не умереть с голода (не лишиться поступления алкоголя), подсчитывая, сколько раз их «кормили», чему соответствует, вероятно, количественная оценка потребленного алкоголя. Для решения этой задачи и служит особая кодировка историй агентов.

По мнению ряда авторов [1,3,4] у больных алкоголизмом формируется «алкогольная» субличность (алкогольное «Я»). Выявляется доминирование алкогольного «Я» вблизи алкогольного эксцесса, диссоциированный личностный статус при переходе к светлому промежутку, доминирование нормативного личностного статуса в светлом промежутке, диссоциированный личностный статус при переходе к очередному алкогольному эксцессу. По мере прогрессирования алкоголизма, все больше появляется информации, доступной исключительно «алкогольной» или «трезвой» субличности. Важно, что содержание памяти больного алкогольной зависимостью в состоянии АО и в трезвом состоянии достоверно различно [1].

В.А. Геодакяном [5] предложена эволюционная теория асимметризации организма, мозга и парных органов. Теория объясняет с единых позиций многие явления, связанные с асимметрией в строении человека и животных. Эволюция мужского пола и левого полушария начинается и кончается раньше, чем соответственно женского пола и правого полушария. Новые функции в филогенезе появляются сначала в генотипе мужского пола, потом передаются женскому, а центры управления ими появляются сначала в левом полушарии, а потом перемещаются в правое. Критерий локализации функций по полушариям – их эволюционный возраст: молодые функции управляются левым полушарием, а старые – правым. Левое полушарие, мужской пол сопряжены с оперативной подсистемой обработки информации. Правое полушарие, женский пол сопряжены с консервативной подсистемой обработки информации. Теория Геодакяна позволяет установить связь ФА ГМ, асимметрии рук, и других парных органов с полом, онтогенезом и филогенезом и успешно предсказывать новые факты (например, изменения ФА ГМ при алкоголизме позволяют ожидать наличие в этой сфере эффектов теории асимметризации). Понятие «экологической ниши» по Геодакяну имеет смысл не только для живых систем, но и для любых (очевидна аналогия с «профессиональной нишей» [1] в многоагентной модели). Экологическую нишу можно характеризовать с одной стороны числом факторов среды, к которым система чувствительна – мерность ниши, с другой стороны величиной диапазона существования системы по данному фактору – ширина ниши. Факторами экологической ниши являются и параметры интенсивности (потенциалы) – температура, давление и различные концентрации (химических веществ, хищников, жертв, особей своего вида и т.д.). При алкоголизме ниша становится одномерной, так как в этой ситуации основным фактором среды, к которому система чувствительна, становится доступ к алкоголю. Живая система, взаимодействуя со средой, может адаптироваться (в широком смысле этого слова) – и изменить свою экологическую нишу, что соответствует, например, фазовому переходу с изменением реакции на алкоголь ФА ГМ при формировании ААС.

Дж. Бьянкони [23] при математическом моделировании изменяющихся сетей, в том числе эволюционирующих популяций, имеющих и не имеющих разделение по половому признаку, найдены глубокие связи между математикой биологической эволюции и формализмом квантовой механики. Ей установлено, что распределения Бозе – Эйнштейна и Ферми – Дирака, как частные случаи эволюционирующих сетей, описывают стационарные состояния биологических популяций в простых случаях.

Математические модели Бьянкони и модель А.А. Ежова и А.Ю. Хренникова могут быть полезными и для формализации эволюционной теории асимметризации Геодакяна и для описания динамики ФА ГМ при формировании АЗ, несмотря на разный временной масштаб этих процессов.

Взаимодействие, скоррелированность поведения лиц, находящихся под воздействием этанола в малых группах, (нарастание – снижение уровня алкоголизации сопровождается колебаниями ФА ГМ), также может описываться в рамках многоагентной модели. Переход от так называемого донозологического злоупотребления алкоголем [1] к АЗ с наличием ААС в этом контексте есть фазовый переход с нарушением ФА ГМ [15] (переход от равномерного к неравномерному распределению ресурсов, он же переход от высоких к критически низким температурам в модели).

В наркологии применяется целенаправленное и контролируемое воздействие на динамику ФА ГМ с целью его изменения, то есть контролируемого (в отличие от действия алкоголя) модулирования ФА ГМ. Например, начинающая использоваться в психиатрии и наркологии транскраниальная магнитная стимуляция делает возможным подавление активности правого полушария ГМ и человек начинает по-другому оценивать cоотношение эмоций и логических аргументов, принимает иное решение, делает иной выбор [10]. В лечении АЗ успешно применяется метод латеральной светотерапии, основанный именно на изменении ФА ГМ [21,22].

Выводы. Моделирование рефлексивных структур в социальных системах с учетом ФА ГМ в основанной на концепции рефлексии В.А. Лефевра многоагентной модели А.А. Ежова и А.Ю. Хренникова может быть применено к моделированию микросоциального окружения больных с АЗ, созависимостью и алекситимией. Функционированию так называемой «балльной системы» при алкоголизме может соответствовать «слежение за неприоритетным ресурсом» в многоагентной модели [10], что открывает новые возможности формализованного описания и моделирования некоторых когнитивных процессов в динамике созависимости с целью оптимизации лечения АЗ.

Список литературы:

1. Бехтель Э.Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем. – М.: Медицина, 1986. – 272 с.
2. Бобров А.Е. Психотропные свойства этилового спирта и фармакогенное развитие личности при алкоголизме // Первый съезд психиатров социалистических стран. 1987. – С. 415 – 420.
3. Валентик Ю.В. Принципы и мишени психотерапии больных алкоголизмом // Вопр. наркологии. 1995. № 2. – С. 65 – 69.
4. Валентик Ю.В. Психогенетическая модель личности пациента с зависимостью от психоактивных веществ // Наркология. 2002. № 9. С. 21– 26.
5. Геодакян В.А. Эволюционные теории асимметризации организмов, мозга и тела //Успехи физиологических наук. 2005. Т. 36. № 1. – С. 24 – 53.
6. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Функциональная асимметрия и психопатология очаговых поражений мозга. – М.: Медицина, 1977. – 360 с.7.
7. Егоров А.Ю. О нарушении межполушарного взаимодействия при психопатологических состояниях // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2003. Т. 39. № 1. – С. 41 – 52.
8. Егоров А.Ю., Тихомирова Т.В. Профили функциональной асимметрии мозга у больных алкоголизмом и наркоманией// Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2004. Т. 40. № 5. – С. – 450 – 454.
9. Егоров А.Ю. Нейропсихология и паттерны аддиктивного поведения // В кн.: Руководство по аддиктологии. Наркология и аддиктология. / Под. ред. проф. В.Д. Менделевича. СПб: Изд-во: Речь, 2007. – С. 571 – 579.
10. Ежов А.А., Терентьева С.С. Асимметрия мозга, неравенство и многоагентные модели //Современные направления исследований функциональной межполушарной асимметрии и пластичности мозга. Материалы Всероссийской конференции с международным участием. М.: Научный мир, 2010. – С. 20 – 24.
11. Згуровский М.З., Померанцева Т.Н. Методы принятия решений в социальных системах на основе спиновых моделей Изинга. Проблемы управления и информатики, 1995. № 1. – С. 89 – 97.
12. Ковтун Т.В., Голова И.Д. Исследование функциональной асимметрии у больных хроническим алкоголизмом // Проблемы нейрокибернетики. Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 1989. − С. 218.
13. Лефевр В.А. Рефлексия. – М.: Когито-Центр. 2003. – 496 с.
14. Москвин В.А. Межполушарная асимметрия и проблема алкоголизма // Вопросы психологии. 1999. № 5. – С. 80 – 89.
15. Никонов Ю.В. Межполушарная асимметрия головного мозга и квантовые статистики при хроническом алкоголизме // Асимметрия 2010. Т. 4, № 1. – С. 12 – 23.
16. Никонов Ю.В. Алкогольная зависимость в контексте “формулы человека”
17. Лефевра // Рефлексивные процессы и управление. 2008. Т. 8. № 2. – С. 105 110.
18. Плоткин Ф.Б. Алекситимия как фактор формирования и поддержания аддикции // Наркология. 2009. №10. С. 85 – 92.
19. Тархан А.У., Дорофеева С.А., Кондинский А.Г. Роль мозговой дефицитарности, особенностей функцинальой межполушарной асимметрии и головного мозга и алекситимии при невротических расстройствах // Вестн. психотер. 2003. Т. 9, № 14. – С.116 – 130.
20. Тимофеев М.Ф. Периоды риска у больных алкоголизмом на ранних этапах ремиссии и противорецидивная иглотерапия // Вопр. наркологии, 1992. №1. – С. 35 – 38.
21. Фокин В.Ф. Динамическая функциональная асимметрия как отражение функциональных состояний // Асимметрия 2007. Т. 1, № 1. – С. 4 – 9.
22. Чуприков А.П., Линев В.Н., Марценковский И.А. Латеральная терапия. – Киев: Здоровья, 1994. – 176 с.
23. Чуприков А. П., Педак А. А. Концепция функциональной межполушарной асимметрии в аспекте современных лечебно-диагностических технологий // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П.Т. Петрюка, А.Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. —: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper123.htm.
24. Bianconi G., Raymede Ch. Quantum mechanical formalism for biological evolution. arXiv:1011.1523v1
25. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu. Agents with Left and Right Dominant Hemispheres and Quantum Statistics. // Phys. Rev., E 71, 2005. – P. 016138.
26. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu. On ultrametricity and symmetry between Bose-Einstein and Fermi-Dirac systems // AIP Conf. Proc.,– 826, issue 1, 2006. – P. 55–64.
27. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu., Terentyeva S.S. Indications of a possible symmetry and its breaking in a many-agent model obeying quantum statistics.// Phys. Rev., E 77, 3, 2008. – P. 031126.
28. London W.P. Cerebral laterality and the study of alcoholism// Alcohol. V. 4. N 3, 1987. – P. 207 – 208.
29. Shafe A.W. Codependency. Misunderstood-Mistreated.-Perenial library: Harper and Row Publ. – SunFrancisco etc., 1986.105 p.
30. Sifneos P.E. Short-term psychotherapy and emotional crisis. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1972. – P. 124 – 143.
Информация об авторе:
Никонов Юрий Викторович, врач-психиатр высшей квалификационной категории ФГУЗ МСЧ №59 ФМБА России, г. Заречный Пензенской области, nikyuv@yandex.ru
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin