В.М. Кроль «Специфика механизмов зрительного узнавания в полушариях мозга человека» (С. 10-19)

Кроль В.М.

СПЕЦИФИКА МЕХАНИЗМОВ ЗРИТЕЛЬНОГО УЗНАВАНИЯ В ПОЛУШАРЯХ МОЗГА ЧЕЛОВЕКА

Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики, Москва, Россия

Анализ симптомов автономной работы зрительных механизмов левого (доминантного по речи) полушария (данные перерезок комиссур мозга, электрошоковой терапии, локальных поражений мозга) позволяет выделить три группы, таблица 1.

А). Симптомы группы «фрагментарности», связанные с выделением и обработкой части сцены или объекта. Эту группу составляют: — фрагментарность с логическим, неконтролируемым и часто ошибочным дополнением опознанных частей до целого; — незамечание отсутствия существенных деталей; — дополнение части до целого при восприятии химер; — игнорирование левой стороны пространства; — предпочтительное (относительно самих фигур) выделение частей в расчлененных на части фигурах, — симультанная агнозия. Определенное противоречие заключается в том, что коммиссуротомиро-ванные больные (Газзанига, 1974, 1978; Levy et al., 1972; Nebes, 1971, 1972, 1973) не проявляют в явном виде таких симптомов как фрагментарность с ошибочным, не контролируемым дополнением и симультанная агнозия. Симптомы группы фрагментарности представлены у них в виде «галлюциногенной законченности» химер, в виде предпочтительного выделения частей при восприятии расчлененных на части фигур и в виде способности к правильному выбору фигуры при наличии информации только о ее части. Такое неполное проявление симптомов группы фрагментарности может быть следствием того, что коммиссуротомия ведет к более легко компенсируемым нарушениям, чем очаговые поражения.

Б). Симптомы, связанные с определением пространственных взаимоотношений между частями. К ним относятся:

- использование схематических представлений;

- опора на вербализацию, на проговаривание при ориентации в пространстве; при копировании (переворачивании) рисунков;

- нарушение топографической памяти с неузнаванием конкретных пространственных ситуаций, — неузнавание конкретных пространственных ситуаций.

- необходимость опоры на использование схематических представлений при ориентации в конкретной среде и при копировании переворачивании) рисунков.

В). Дефекты, связанные с трудностями переключения внимания с одной части изображения на другую, а также с ограничением «потенциала» внимания. Эти дефекты заключаются в следующих симптомах: — отрицание собственных ошибок и пренебрежение ими, можно сказать, в активном невнимании к ошибкам; — в нарушениях фиксации взора; — атаксии и аспонтанности взора; — в трудностях сосредоточивания; — общей беспечности, эйфории. Среди симптомов, сопровождающих автономную работу зрительных механизмов правого полушария, также могут быть выделены три группы, таблица 2.

А). Симптомы оперирования с частями. Работе правого (неречевого) полушария свойственны некоторые симптомы группы «фрагментарности», говорящие о его способности работать с частями сцен и объектов. Эти симптомы в основном обнаружены в экспериментах с комиссуротомированными больными и сводятся к возможности дополнения части до целого: — при выборе окружности по дуге (Nebes, 1972; Блум, 1988); — при узнавании химер(Nebes, 1971; Блум, 1988); — при выборе одного из расчлененных многоугольников по той или иной части (Nebes, 1973; Блум, 1988). В значительно меньшей степени симптомы группы фрагментарности выражены после электрошокового угнетения левого полушария. В этих случаях отмечены в основном симптомы незамечания отсутствия существенных деталей фигур.

Б). Симптомы, связанные со способностью определения точного взаимного расположения частей конкретной пространственной сцены и с хорошей топографической памятью. Эти симптомы выражены явно. Причем, особенностью зрительно-пространственных механизмов правого полушария является их невербализуемость, сочетающаяся с хорошей топографической памятью (Кок, 1965, 1975; Корчажинская и Попова, 1977; Спрингер, Дейч, 1983; Цветовский, 1993).

В). Группа симптомов переключения внимания. Эта группа представляет особый интерес, так как дефекты переключения внимания в работе правого полушария выражены в весьма малой степени. Это говорит в свою очередь о большей, чем в левом полушарии, способности к интегрированному, целостному восприятию зрительного пространства. Целостность восприятия пространственных сцен подчеркивается всеми авторами, описывающими работу правого полушария (Меерсон, Зальцман, 1989; Delis; Hartje et al., 1990; Hellige, 1990; Robertson et al.,1988; Seron et al., 1991; Trojano et al., 1993). Сравнивая симптоматику работы полушарий можно высказать предположение, что зрительные механизмы обоих полушарий используют в своей работе принцип пофрагментного описания — выделения частей и определения их характеристик. Однако ввиду неречевой специфики правого полушария эти части отличаются качественно от частей, выделяемых в процессе работы левого полушария — они не имеют словесного эквивалента. Примером такой не имеющей словесного описания части может быть группа штрихов в определенном месте портрета. Такой фрагмент не имеет самостоятельного значения и вследствие этого может не иметь словесного эквивалента. Часто существенен не столько он, сколько место на портрете, где находится этот фрагмент или какой-то его аналог. Например, на изображении лица роль носа, глаз, уха или рта может выполнять фрагмент практически любой формы, обладающий подходящими размерами и расположенный правильным образом.

Таким образом, целостность восприятия, характерная для работы право-полушарных механизмов зрения, по-видимому, не говорит о том, что оно не используют пофрагментное описание. Эффект целостности по нашим предположениям является следствием двух характерных моментов. 1) Невербального (то есть не имеющего словесного эквивалента) характера описания частей объектов и сцен, когда части имеют скорее не самостоятельное, а чисто техническое значение — выделяются и описываются только как «несамостоятельные» элементы единого целого. 2) Более активной, чем при работе левого полушария, системой переключения внимания. Собственно, эта система, возможно, является наиболее существенным элементом, так как она не дает проявиться эффекту «рассыпания» изображения на части, что является типичным в работе левого полушария. Сложные обобщенные фрагменты, выделяемые при работе левого полушария, имеют, как правило, самостоятельное значение для процессов узнавания и поведения. С этим естественно связана и их вербализуемость. Самостоятельность выделяемых фрагментов, возможно, является одной из причин того, что работе зрительных механизмов левого полушария свойственен дефицит переключения внимания. Из такого подхода логически следует, что группа дефектов переключения внимания является первопричиной для проявления при автономной работе левого полушария таких симптомов как фрагментарность и игнорирование. Логично считать, что эти симптомы сами по себе не являются ошибками работы зрительной системы, а представляют собой следствия ее нормальной работы, связанной с пофрагментным анализом. «Застревание» процесса узнавания на этапе восприятия отдельных частей может являться следствием истощения механизмов переключения внимания. Такое предположение согласуется с тем, что по данным (Спрингер, Дейч, 1983) в редких случаях игнорирования правой стороны пространства при поражениях зрительной сферы левого полушария наблюдаются также симптомы нарушений переключения внимания. Само же появление дефектов переключения внимания может быть обусловлено понижением порогов оценок, по которым зрительная система решает, достаточно ли выделенных фрагментов для того, чтобы считать, что объект присутствует на сцене. При понижении порога решение может быть принято на основании недостаточной информации и без проверки правильности гипотезы. Как внешне будет выглядеть такое решение? Неверное решение о классе объекта внешне должно проявиться симптомами фрагментарности с дополнением. В случае, если принимается верное решение о классе объекта, но без проверки наличия всех существенных фрагментов, то должны появиться другие, известные из клиники ошибки, типа незамечания существенных деталей или парагнозий. Исходя из такой трактовки, можно полагать, что зрительная система каждого полушария использует в своей работе структурный принцип описания изображений, который может быть назван «часть через части». При этом объект или сцена описываются путем циклического описания составляющих их менее сложных частей, каждая из которых имеет свои собственные характеристики (типа длины, площади, координат концов и др.) и все части имеют определен-ные характеристики взаимного расположения. В предлагаемой модели (Кроль, 1979, 1995, 2005, 2006) узнавание представляет собой активный процесс поиска на сложной сцене фрагментов, удовлетворяющих критериям перцептивного эталонного описания класса зрительных объектов. В этом процессе механизм появления дефектов переключения внимания может быть связан с понижением порогов оценок, по которым зри-тельная система левого полушария решает достаточно ли выделенных фрагментов для принятия решения о наличии в поле зрения объектов того или иного класса. При понижении порога решение может быть принято на основании недостаточной информации и без проверки правильности гипотезы. В частности, принятие неверного решения внешне должно выглядеть как проявление симптомов фрагментарности с не контролируемым дополнением, например, когда пальто может быть принято за кресло на основании того, что обнаруженые фрагменты одинаково удовлетворяют описаниям рукава и подлокотника. В случае принятия верного решения о классе объекта без проверки правильности гипотезы могут проявляться ошибки типа незамечания отсутствия существенных деталей или их активного игнорирования.

Литература

1. Альтман Я.А., Балонов Л.Я., Деглин В.Л. Об игнорировании левой половины про-странства в условиях преходящей инактивации правого полушария // Тр. Моск. НИИ психиатрии МЗ РСФСР, 1976, т.78, с. 137

2. Балонов Л.Я., Деглин В.Л., Кауфман Д.А. и др. Функциональная специализация и особенности нервной организации доминантного и недоминантного полушария // Тр.Моск.НИИ психиатрии МЗ РСФСР. 1976. т.78.с.22

3. Блум Ф. и др. Мозг, разум и поведение: -М.: Мир, 1988.-248 с

4. Большой психологический словарь. П/р. Б.Г. Мещерякова и В.П. Зинченко. Спб-М. 2003. 666 с.

5. Газзанига М. Расщепленный человеческий мозг. В кн. «Восприятие. Механизмы и модели». П/р. Н.Ю. Алексеенко. М. Мир. 1974. С. 47-57

6. Деглин В.Л., Ивашина Г.Г., Николаенко Н.Н. Роль доминантного и недоминантного полушарий мозга в изображении пространства. Нейропсихологический анализ меж-полушарной асимметрии мозга. М., Наука. 1986, с.58

7. Доброхотова Т.А., Брагина Н.П. Функциональная асимметрия и психопатология оча-гового поражения мозга. М., Медицина, 1977, 151 с.

8. Иванов Вяч.Вс. Чет и нечет. Асимметрия мозга и знаковых систем. М. Советское ра-дио. 1987.184 с.

9. Кок Е.П. Зрительные агнозии. М. Медицина. 1965

10. Кок Е.П. Общее и различное в высших функциях симметричных отделов правого и левого полушария мозга // Физиология человека, 1975, т.1, №3, с.427

11. Корчажинская В.И., Попова Л.Т. Мозг и пространственное восприятие. М., МГУ, 1977, 85с.

12. Кроль В.М. Модель работы зрительной системы при выделении объектов заданно-го класса. I. Структура эталонного описания // Физиология человека. 1979. т.5. №5. с.875-881

13. Кроль В.М. Специфика работы зрительных механизмов правого и левого полушария мозга человека. //Ж.высш.нервн.деят. -1995, — т.45, -вып. 5, -с.1075-1083

14. Кроль В.М. Зрительное узнавание как управляемый поиск сложных фрагментов // Сенсорные системы. т. 9, N1, с.58-66. 1995

15. Кроль В.М. Психология. -М.: «Высшая школа», 2005, 736 с.

16. Кроль В.М. Модель инвариантного распознавания классов зрительных образов // Наукоемкие технологии. 2006. №4-5. с.67-72

17. Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти. М., МГУ, 1968

18. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. М., МГУ, 1962. 432с.

19. Меерсон Я.А., Зальцман А.Г. О признаках, используемых полушариями мозга при опознании геометрических изображений/ Физиология человека. 1989, т.15, №2, с.99

20. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг: Асимметрия мозга. М. 1983, 256с

21. Тимофеева Т.В., Владимиров А.Д. Межполушарные различия нарушения чтения у больных с поражениями теменно-затылочных отделов мозга / Нейропсихологиче-ский анализ межполушарной асимметрии мозга. М., Наука.1986, 174-179

22. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М., МГУ. 1987. 288 с.

23. Хомская Е.Д. Статьи: Агнозия, Афазия, Синдромы нейропсихологические / Боль-шой психологический словарь. П/р. Б.Г. Мещерякова и В.П. Зинченко. Спб-М. 2003. 666 с.

24. Цветовский С.Б. Эффективность решения пространственных задач в связи с характе-ристиками памяти ифункциональной специализации полушарий мозга // Психол. журн. 1993. т.14. №4. с.48

25. D’Elta G. Memory changes after unilateral electroconvulsive therapy with differet electrode position // Cortex 1976. v.12. No 3. p.280

26. Delis D.S, Robertson L.S., Efron R. Hemispheric specialization of memory for visual hier-archial stimuli // Neuropsychol. 1986. v.24. No 2. p.205

27. De Renzi E. Disorders of visual recognition // Semin Neurol. 2000. v.20(4). P. 479-485

28. Gazzaniga M.S., Le Doux J.E. The integrated mind. N.Y.: Plenium Press, 1978. 311p.

29. Gianotty G., D’Erme P., Monteleone D., Silvere M.C. Mechanisms of unilateral spation neglect in relation to lateralization of cerebral lesions // Brain 1986, v.109, No 4, p. 599

30. Hartje W., Reul J., Wilmes K. Left hemispheric interference with nonverbal performance in aphasion: comparision with date from split-brain studies // Brain a. Cogn. 1988. v/8. No 2. p.137

31. Hellige J. Hemispheric asymmetry // Ann. Rev. Psychol. 1990. v.41. No 1. p 55

32. Kimura D. The asymmetry of human brain.// Sci.Am. 1973. v.228. №3. p.70-78

33. Kobatake E., Tanaka K. Neuronal selectivies complex object feature in the ventral visual pathway of the macaque cerebral cortex // J.Neurophysiol. 1994. v.71. N3. p.856-867.

34. Ladavas E., Petronio A., Umilta C. The deployment of visual attention in the intact field of hemineglect patients // Cortex/ 1990. v.26. No 3. p.307

35. Laeng B, Caviness VS. Prosopagnosia as a deficit in encoding curved surface // J Cogn Neurosci. 2001 Jul 1;13(5):556-76

36. Levy J., Trevarthn C., Sperry R.W. Perception of bilateral chimeric figures following hemi-spheric disconnection // Brain/ 1972. v.95. No 1. p. 61

37. Mason M.F, Macrae C.N. Categorizing and individuating others: the neural substrates of person perception. // J. Cogn. Neurosci. 2004 Dec; 16(10):1785-95.

38. Mikami A, Nakamura K, Kubota K. Neuronal responses to photographs in the superior temporal silcus of rhesus monkeys //Behav.Brain 1994. v.60. N1. p.1-13.

39. Nebes R.D. Superiority of the minor hemisphere in commissurotomized man for the percep-tion of part-whole relations // Cortex. 1971. v.7 N0 3-4. p. 333

40. Nebes R.D. Dominance of the minor hemisphere in commissurotomized man on a test of figural unification // Brain. 1972. v/95. N0 3. p. 633

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin