А.И. Боравова, Н.С. Галкина, В.Ф. Фокин «Взаимосвязь эмоционально — личностных особенностей школьниц первого класса с характером межполушарной асимметрии и уровнем постоянного потенциала головного мозга» (С.38-44)

А.И. Боравова, Н.С. Галкина, В.Ф. Фокин

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО — ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ШКОЛЬНИЦ ПЕРВОГО КЛАССА С ХАРАКТЕРОМ МЕЖПОЛУШАРНОЙ АСИММЕТРИИ И УРОВНЕМ ПОСТОЯННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГОЛОВНОГО МОЗГА

НЦ неврологии РАМН, Москва, Россия

Гармоничное развитие ребенка зависит от целого комплекса факторов биологического, генетического, психосоциального, экономического характера. В последнее время большое внимание уделяется изучению роли психологических и социальных факторов. Индивидуальные функциональные возможности, особенности субъективного восприятия и эмоционального реагирования в значительной степени определяют специфику социальной и физиологической адаптации к условиям обучения. Специалисты разного профиля в области коррекции трудностей в обучении считают, что основные проблемы ребенка проявляются особенно ярко в начальной школе и что раннее купирование этих проблем оказывается весьма эффективным. Игнорирование возрастных и индивидуальных функциональных возможностей учащихся, не соблюдение физиолого-гигиенических принципов обучения приводит к неблагоприятным для организма детей последствиям, неизбежному росту заболеваемости детей в школе и увеличению числа учащихся, испытывающих значительные трудности уже при усвоении программы начальной школы.

В поиске нейрофизиологических механизмов индивидуальных различий в психофизиологических функциях представляет интерес изучение взаимосвязи индивидуально- типологических особенностей личности школьников и энергетического гомеостаза головного мозга. Ранее установленные взаимосвязи между церебральными энергетическими характеристиками и эмоционально – мотивационной сферой психической деятельности, указывают на то, что функциональная активность мозга, определяемая локальным и общим уровнем энергетических процессов, связана с особенностями нормального и патологического развития личности (2, 3). В.Ф. Фокиным и Н.В. Пономаревой (7, 8) показано, что уровень постоянных потенциалов (УПП) головного мозга представляет одну из информативных характеристик церебральных энергетических процессов. Определение УПП является неинвазивным и доступным способом оценки интенсивности церебрального энергообмена. По современным представлениям УПП отражает возникающие на границе гематоэнцефалического барьера и зависящие от pH крови сосудистые потенциалы. В результате метаболизма мозга и окисления энергетических субстратов меняется кислотно- щелочное равновесие крови, оттекающей от мозга, при этом повышению интенсивности энергетического обмена при активации церебральных структур соответствует увеличение УПП.

В психодиагностике индивидуально – личностных свойств человека широко применяется метод выбора цвета М. Люшера, основанный на сложном и многомерном феномене цветовосприятия как процессе сопряжения психологического и физиологического опыта. Он предназначен для изучения неосознаваемых, глубинных проблем личности и облегчает понимание актуального состояния, а также защитных и компенсаторных поведенческих механизмов, включающихся при эмоциональном напряжении (5,6).

Цель настоящего исследования заключалась в изучении суммарных энергозатрат головного мозга и его отдельных областей (УПП) в зависимости от личностных особенностей учащихся первого класса. Задача состояла в выявлении пространственно – временного распределения потенциалов по поверхности головы у испытуемых с разной динамикой эмоциональных неосознаваемых реакций, выявляемых по данным теста Люшера.

Методика. В работе проведено сопоставление показателей УПП головного мозга с данными теста Люшера у 14 девочек 7-8-летнего возраста, учащихся первого класса.

Дети обследовались в конце учебного года в первой половине дня после школьного завтрака. Длительность обследования занимала не более одного урока. В начале проводился тест Люшера. При тестировании психоэмоционального состояния детей использовался дихотомический вариант компьютерной версии теста (Н.Н. Страхов, Г.Ф. Страхова). Необходимо подчеркнуть, что данный вариант проективной методики выбора цвета обладает большей закрытостью для испытуемого получаемого результата и позволяет выявить параметры психоэнергетического уровня субъекта отдельно для каждого из двух предлагаемых выборов. Известно, что сравнение двух выборов является прогностически важным в плане указания на нарастание показателей «беспокойства» и «компенсации» при эмоциональной напряженности конкретного лица. Второй выбор является более спонтанным, непосредственным и поэтому более валидным для оценки индивидуального стиля поведения и диапазона изменчивости проявлений личности под влиянием внешних обстоятельств. Помимо определения кода цветовых предпочтений и описания источников эмоционального беспокойства, характера компенсаторного поведения использованная компьютерная версия вычисляла в процентном выражении факторы отклонения от аутогенной нормы (уровень психоэмоциональной напряженности), факторы тревожности, активности, работоспособности, показатель вегетативного тонуса.

УПП головного мозга регистрировали с помощью аппаратно-программного комплекса «Нейроэргометр» в лобной, центральной, затылочной области по сагиттальной линии и височной области левого и правого полушарий мозга по схеме 10/20. Непрерывная запись УПП осуществлялась в состоянии спокойного бодрствования (фоновый уровень) и при выполнении задания на свободные вербальные ассоциации. Ребенку предлагалось в течение 2 минут назвать как можно больше любых слов, обозначающих предметы. Фиксировалось общее число слов и ответы за 1 и 2 минуты.

Статистическая обработка материала проводилась с помощью программы «Statistica 6» с расчетом критериев достоверности Манна – Уитни, Вилкоксона и коэффициентов корреляции Спирмена.

Результаты и обсуждение. При анализе индивидуальных значений факторов теста Люшера было установлено, что количественные показатели фактора отклонения от аутогенной нормы от первого ко второму выбору либо нарастают, либо снижаются. В зависимости от направленности сдвига данного показателя все обследованные были разделены на две группы. Оказалось, что увеличение психоэмоционального напряжения от первого ко второму выбору наблюдается у 8 девочек (1 группа), а изменение этого показателя в сторону снижения — у 6 (2 группа). Девочки первой группы при повторении выбора помимо значимого нарастания психоэмоционального напряжения (p< 0,027), обнаруживают усиление тревожности и снижение работоспособности (p< 0,028). Девочки второй группы при снижении напряжения, не достигающего значимых значений, становятся еще менее тревожными (p<0,04) и более работоспособными (p< 0,07, тенденция). Межгрупповое сравнение всех факторов первого выбора теста не дало достоверных различий. Сопоставление переменных второго выбора между двумя группами девочек с противоположной динамикой уровня психоэмоциональной напряженности обнаружило статистически значимое превышение фактора отклонения от аутогенной нормы (p<0,002) и фактора тревожности (p<0,02) с параллельным снижением фактора работоспособности (p<0,0003) у девочек первой группы по сравнению с девочками 2 группы (рис 1).

Рис. 1. Соотношение среднегрупповых значений показателей теста Люшера во второмвыборе у девочек двух групп, различающихся по динамике психоэмоционального напряженияот первого ко второму выбору (см. в тексте).

Сравнение данных УПП головного мозга девочек двух исследуемых групп показало следующее. Прежде всего, среднегрупповые значения исходных фоновых значений УПП головного мозга достоверно различались в лобных областях и по межполушарной разности УПП в височных отведениях (Td-Ts). Первая группа девочек отличалась от второй значимо более низким уровнем УПП в лобном отведении (p<0,04) и левосторонним сдвигом межполушарной разности УПП по височным областям (p< 0,008).

При выполнении вербального задания исходный знак межполушарной разности по УПП в каждой группе девочек и достоверные различия по этому показателю сохраняются.

Выполнение вербального задания сопровождается увеличением УПП во всех областях без достоверных различий наблюдаемых сдвигов УПП между группами. Однако уровень активационного сдвига на умственную нагрузку выражен значительнее в первой группе, где он достигает уровня значимости по суммарному уровню церебральных затрат, за счет достоверного увеличения по сравнению с фоном УПП лобной и левой височной области (p< 0,04). В центральной и правой височной области активационный сдвиг представлен на уровне тенденции (p=0,09 – 0,07). Во второй группе детей нарастание УПП при выполнении задания наблюдается во всех отведениях, но оно выражено достаточно слабо и увеличивается до значимости на уровне тенденции лишь в центральной области (p=0,09). Наблюдается также незначительное нарастание активности больше левой, чем правой височной области.

Таким образом, у обследованных в конце года первоклассниц при когнитивной нагрузке развивается активационный сдвиг генерализованного характера. Его выраженность различна у девочек с разным уровнем психоэмоционального напряжения. Степень выраженности активации структур мозга более значительна у девочек с высоким эмоциональным напряжением. И в фоне, и при нагрузке эта группа учащихся характеризуется устойчивым преобладанием активности левого полушария. В группе девочек с низким уровнем эмоционального напряжения при всех измерениях УПП преобладает активность правого полушария.

Число свободных вербальных ассоциаций за первую минуту в среднем по группам первоклассниц составило 18 и 16 слов, что соответствует существующим нормативам развития речевых функций по данному показателю (1). На второй минуте продуктивность сохраняется на этом же уровне (17 и 15, соответственно), что в целом может свидетельствовать об отсутствии трудностей включения и утомления в процессе выполнения этого вербального задания в обеих группах. Поэтому более выраженный активационный сдвиг УПП в первой группе трудно объяснить приложенными умственными усилиями.

Рис. 2. Особенности изменения УПП при вербальной нагрузке относительно фона у девочек первоклассниц с разной степенью выраженности психоэмоционального напряжения, определяемого по тесту Люшера (1 и 2 группы). По оси ординат – УПП (мВ); по оси абсцисс области регистрации УПП — лобное (Fz), центральное (Cz), затылочное (Oz), правое (Td) и левое (Ts) височные отведения, а также усредненное значение УПП для пяти областей (Х среднее); и разность УПП между правой и левой височной областью (Td-Ts).

Вместе с тем, результаты внутригрупповых корреляций вербальной продуктивности по общему количеству слов с УПП областей головного мозга в фоне и в ходе выполнения задания в каждой группе девочек выявило тесную зависимость индивидуальных вербальных показателей от УПП разных областей. Так, в первой группе выявляется обратная зависимость вербальной продукции от уровня активности правой височной области при выполнении задания (r = -0,83, p = 0,04), показывающая, что чем ниже активность правой височной области (Td), тем выше продуктивность. Во второй группе девочек общее количество слов обратно пропорционально зависит от исходных значений среднего уровня энергозатрат и активности центральной области (r=-0,78, p=0,02), а также активности последней на первой минуте работы (r=-0,71, p=0,05).

Данные проведенного нами анализа показали, что усредненный УПП до нагрузки между группами практически не различается (Хсреднее составило 9,3 и 9,9 мкВ, соответственно). Найденные различия в уровне активационного сдвига у двух групп детей скорее определяются соотношением активности правого и левого полушарий мозга и зависят от стороны исходной межполушарной асимметрии.

В работе И.А. Шимко (9,10) было показано, что у детей 10-11 лет с левым профилем межполушарной асимметрии энергозатрат (Ts>Td) при последовательном предъявлении серии таблиц Шульте нарастание УПП в ходе тестирования выражено в большей степени, чем у детей с исходным преобладанием активности в правом полушарии. По данным Н.Г. Городенского (4) в старшем дошкольном возрасте (6-7 лет) в зависимости от типа функциональной межполушарной асимметрии преобладание активности левого полушария, нарастающего в процессе измерения уровня притязаний по методике «Лабиринты Хекхаузена», сопряжено с более низким уровнем притязаний и желанием избежать неудачи.

Можно предположить, что неосознанный эмоциональный компонент, вызывающий значительное усиление церебральных энергозатрат в процессе умственной деятельности у левополушарных, более эмоционально напряженных детей в нашем исследовании, объясняется склонностью к доминированию у них мотивации избегания неудачи и низким уровнем притязаний. Тогда как менее тревожные и эмоционально более спокойные дети с правым профилем межполушарной асимметрии, скорее всего, имеют склонность к доминированию мотивации достижения успеха.

Показатели непроизвольной активации, наблюдаемой при реализации задания, указывают на роль функциональной межполушарной асимметрии церебральных энергетического обеспечения в организации когнитивных процессов. Установлено, что характер энергообеспечения мнестических процессов зависит от знака межполушарной асимметрии.

Заключение. Таким образом, у правополушарных по УПП детей эффективность выполнения вербального задания не сопровождается достоверным увеличением активационных сдвигов, хотя общий исходный уровень УПП определяет успешность его выполнения, отрицательно коррелируя с индивидуальными значениями.

У детей с левополушарным профилем УПП при вербальной нагрузке на фоне достоверного увеличения уровня общей активации мозга и повышения активности левого полушария результативность вербальной активности отрицательно коррелирует с энергозатратными процессами правого полушария.

Можно полагать, что вовлечение правого полушария связано с межиндивидуальными колебаниями эмоционального напряжения, определяемого личностными особенностями и скрытыми неосознаваемыми потребностями ребенка.

Список литературы:

1. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Диагностика развития зрительно-вербальных функций// М. – Издательский центр «Академия» — 2003 – 64 с.

2. Боравова А.И., Галкина Н.С. Изучение взаимосвязи индекса тревожности и межполушарной асимметрии УПП у школьников 7-8 классов //Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии.- М.- 2002 — С.27-40.

3. Городенский Н.Г., Шармина С.Л. Регистрация сдвига уровня постоянных потенциалов головного мозга в диагностике и коррекции отклоняющегося развития // Современные проблемы и перспективы развития региональной системы комплексной помощи ребенку. – Архангельск: Поморский госуниверситет. – 2000.- С. 107-110.

4. Городенский Н.Г., Фокин В.Ф., Шармина С.Л. Динамика асимметрии уровня постоянных потенциалов головного мозга как показатель общей мотивации целеполагания у детей старшего дошкольного возраста // Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии.- М.- 2002 — С.87-94.

5. Люшер Макс Цвет вашего характера. // М. — Рипол Классик. Вече. – 1997. – 240 с.

6. Собчик Л.Н. МЦФ – метод цветовых выборов. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. Практическое руководство. // СПб. — Изд- во «Речь». – 2001. – 112 с.

7. Фокин В.Ф., Пономарева Н.В. Оценка энергозатратных процессов головного мозга человека с помощью регистрации уровня постоянного потенциала // Современное состояние методов неинвазивной диагностики в медицине. – 1996. – С. 68-72.

8. Фокин В.Ф., Пономарева Н.В. Энергетическая физиология мозга.: «Антидор» 2003.- 287 с.

9. Шимко И. А., Фокин В.Ф. Динамика функциональной межполушарной асимметрии при длительной концентрации внимания у детей//Актуальные вопросы фукциональной межполушарной асимметрии.- М. — 2003 — С.347.

10. Шимко И. А., Фокин В.Ф. Функциональная межполушарная асимметрия уровня постоянного потенциала головного мозга в условиях тренировки концентрации внимания у детей 10-11 лет. // Структурно- функциональные и нейрохимические закономерности асимметрии и пластичности мозга – 2006 .- М.- 2006. — С. 367.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin