Наша Память: Виталий Петрович Леутин (С.73-76)

ВИТАЛИЙ ПЕТРОВИЧ ЛЕУТИН

Жизнь как незавершенная адаптация

11 января 2010 г умер Виталий Петрович Леутин. Слово «смерть» не сочетается с именем этого жизнелюба, искрометной и яркой личностью. Его жизнь прервалась на вздохе, оставив ворох начатого, неоконченного, запланированного.

Виталий Петрович Леутин родился 27 февраля 1939 г. в городке Россошь недалеко от Воронежа. Он закончил физический факультет Воронежского государственного университета, но увлекся трудами И.П. Павлова и поступил в аспирантуру Ленинградского государственного университета. Его руководителем был Леонид Леонидович Васильев (1892- 1966) – член-корреспондент Академии медицинских наук, заведующий кафедрой физиологии человека и животных Ленинградского государственного университета. В период «оттепели» он смог возродить свои исследования по телепатии, которые начал еще в молодости в институте мозга у В.М. Бехтерева. В 1960 году при Физиологическом институте Ленинградского университета была создана лаборатория, задачей которой стало изучение телепатии. Лучшими друзьями молодого Виталия Петровича Леутина стали физиолог А. И. Пудовкин и физик В. А. Дорошенко. Об этом периоде он всегда вспоминал с восторгом, но крайне редко называл тему своей предполагаемой диссертации: «Выработка условного рефлекса на сверхслабое воздействие». Молодые сотрудники Васильева соорудили звуко- и свето- изолированные камеры, оборудовали их сетками, защищающими от проникновения электромагнитного сигнала. и проводили разнообразные исследования. Тогда Виталий Петрович сделал свое первое научное открытие, которым крайне гордился профессор Л.Л. Васильев. Эксперимент состоял в следующем. У индуктора (того, кто передает телепатический сигнал) вырабатывали условный рефлекс на свет, то есть каждый раз, когда загоралась электрическая лампочка, испытуемый получал небольшое раздражение током. Но обнаружилось, что у перципиента (того, кто принимает телепатический сигнал) также постепенно вырабатывается рефлекс. Исследователи смогли зафиксировать изменения в его ЭЭГ: как будто он ожидал неприятное ощущения в тот момент, когда это ощущение возникало у индуктора.

Все шло прекрасно, но 8 февраля 1966 г. умер Л.Л. Васильев. Лабораторию закрыли, а сотрудники оказались никому не нужны. Виталий Петрович всегда бережно хранил воспоминания о своем начале научной деятельности. Когда мы писали нашу первую совместную книгу (В.П. Леутин, Е.И. Николаева «Психофизиологические механизмы адаптации и функциональная асимметрия мозга», Новосибирск, 1988), он принес книгу Л.Л. Васильева «Экспериментальные исследования мысленного внушения», в который был эпиграф «feci quod potui, faciant meliora potentes» — сделал, что мог, сделает больше, кто может. Казалось, только чтение эпиграфа приносит ему поддержку из прошлого, чтобы преодолеть проблемы настоящего.

Виталию Петровичу удалось приехать в Академгородок, где в то время пока еще существовала возможность продолжить исследование. С 1965 по 1968 гг. в отделе бионики Института автоматики и электрометрии СО АН СССР существовала лаборатория, занимавшаяся телепатическими исследованиями на человеке и животных. Но в 1967 сменился директор института, и отдел был закрыт. Это был крайне тяжелый момент для молодого амбициозного ученого. Он сделал новую кандидатскую диссертацию из осколков своего первого открытия (так никогда и неопубликованного), посвященную методам математической обработки электроэнцефалограммы.

Но эти первые идеи жили в нем всегда. И однажды мы даже провели эксперимент, в котором спящему испытуемому Виталий Петрович внушал нечто, и я своими глазами видела внезапное изменение картины на электроэнцефалограмме, кардиограмме и кожно-гальванической реакции у человека, не знающего, что происходит мысленное воздействие. Виталий Петрович стал научным сотрудником лаборатории механизмов регуляции памяти (руководитель – Р.Ю. Ильюченок) Института физиологии АМН СССР, где работал в разных ипостасях вплоть до 2002 г. Членом защитного совета этого института он оставался до конца жизни.

Новый этап научных исследований начался в 1975 г., когда Институту Физиологии было предписано разрабатывать идею адаптации. Как часто бывает, спущенная сверху тема плохо приживалась в Институте. Однако Виталий Петрович увидел в ней принципиально новые возможности, и он увлекся ею так, как увлекался всем, к чему прикасался. Особенностью Виталия Петровича как ученого было и то, что он не создавал идеи, а проживал их. Он физически ощущал то, о чем писал и думал. Более того, он на своем организме проверял их. И чем ближе к нему был человек, тем в большей мере он испытывал на себе это воздействие личности ученого и его идей.

В теме адаптации как нельзя лучше слились все страстные особенности его натуры: он организовывал экспедиции в экзотические места, где проводились не только исследования, но и совершались восхождения на вулканы и ледники. Сотрудники лаборатории, поддержавшие идею экспедиций, в которых процесс познания происходил не только в рамках эксперимента, но и при изучения местности, называли это «заглянуть за поворот». И здесь Виталий Петрович подметил особенности человеческой памяти, состоящие в том, что в первые дни пребывания в новых достаточно трудных для организма условиях, человек помнит только эмоциональные для него вещи, а нейтральные начинает эффективно припоминать только в более поздние сроки адаптации. Он впервые вводит моноауральное и дихотическое прослушивание в экспедиционные исследования адаптации. И он переносит все то, что наработано в лаборатории Васильева в новые экспериментальные условия. Например, когда нудно было применять эмоциональные невербальные стимулы, он вновь стал использовать легкое раздражение электрическим током для придания сигналу эмоциональной значимости. Результатом многих экспедиций, а затем изучения реакции организма на снижение кислорода в воздухе и изменения профиля функциональной асимметрии у вахтовых рабочих стала оригинальная концепция, частично изложенная в докторской диссертации. Эта концепция объясняла особенности функционирования правого и левого полушарий мозга в процессе адаптации к новым условиям среды, специфику переработки и межполушарного переноса эмоциональной информации. Теоретическая значимость заключалась в применении концепции доминанты к описанию закономерностей активации полушарий в процессе адаптации, а практическая значимость – в описании механизмов формирования неврозов и причин кардиологической патологии у вахтовых рабочих. Его последней идеей была разработка концепции незавершенной адаптации – процесса, который возникает у человека, когда физиологические изменения не компенсируют внешнее воздействие и тогда правое полушарие берет на себя те функции, которые в норме принадлежат левому.

Перестройка в стране внесла коррективы в научную деятельность.

Он стал возглавлять кафедру специальной психологии, открыл специальность, аспирантуру и активно подготавливал работу защитного совета. На этом этапе он проявил себя в новом качестве – как талантливый учитель. Он создал уникальную практику для своих студентов – будущих коррекционных психологов. Летом несколько машин отправлялось в какое-нибудь уникальное место на Алтае. Они везли студентов двух групп – слабослышащих студентов, обучающихся в институте социальной работы, и студентов будущих коррекционных психологов Новосибирского государственного педагогического университета. В экспедиции каждый день нужно было разжигать костер, готовить еду, мыть посуду в ледяной воде Катуни. Слушая лекции и участвуя в совместных со взрослыми мероприятиях, студенты учились тому, как ответственные люди взаимодействуют, относятся к природе, преодолевают трудности. Слабослышашие студенты учились «быть, как все», а студенты- будущие коррекционные психологи – воспринимать мир с точки зрения человека с другими возможностями. Все, кто прошел школу таких экспедиционных практик, навсегда сохраняли в сердце тепло дружбы, доверие, сочувствие, ответственность.

И даже умирая, Виталий Петрович передал нам новое важное знание: никогда не откладывать на потом выражение слов любви. С этим всегда нужно торопиться. А то можно не успеть.

Первый аспирант Виталия Петровича Леутина

профессор кафедры психологии и психофизиологии ребенка

РГПУ им. А.и. Герцена Е.И. Николаева

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin