Ю.В. Никонов «Межполушарная асимметрия головного моза и квантовые статистики при алкогольной зависимости» (С.12-23)

Ю.В.Никонов

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА И КВАНТОВЫЕ СТАТИСТИКИ ПРИ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

ФГУЗ МСЧ №59 ФМБА России, Заречный, Пензенская область, Россия

Предполагается, что на уровне популяции больных алкоголизмом, можно ожидать закономерностей, соответствующих промежуточной квантовой статистике «квазичастиц» − анионов. Моделирование рефлексивных структур в трактовке А.А. Ежова и А.Ю. Хренникова в социальных моделях должно проводиться с учетом эффектов модулирования межполушарной асимметрии алкоголем (и переключения право- и лево — полушарных когнитивных стратегий у агентов модели) у больных с алкогольной зависимостью.

Ключевые слова: межполушарная асимметрия, алкоголизм, рефлексия, промежуточные квантовые статистики.

Введение. Общепризнанным считается факт нарушения функциональной асимметрии головного мозга (ФА ГМ) в генезе психических расстройств и алкогольной зависимости [6, 8, 9, 21]. Предложенный А.А. Ежовым и А.Ю. Хренниковым подход к моделированию рефлексивных структур по А.В. Лефевру [12,27] применим (с учетом эффектов модулирования межполушарной асимметрии алкоголем и переключения право- и лево- полушарных когнитивных стратегий у агентов модели) к больных с алкогольной зависимостью.

1. Обычно выделяют моторные, сенсорные и когнитивные асимметрии головного мозга [8,11]. Достаточно давно установлен факт достоверно большего числа левшей среди больных алкоголизмом, чем в общей популяции. В многолетнем исследовании, посвященном изучению ФА ГМ у больных алкоголизмом, опубликованы данные о высоком проценте левшества у больных с этой патологией, показана корреляция левшества с более злокачественными формами заболевания [10,11]. О достоверном преобладании левых профилей латерализации моторных и сенсорных признаков у больных алкоголизмом (по данным литературы и результатами собственных исследований) пишет В.А. Москвин [18]. Лондон [30] показал, что, по крайней мере, у 50% леворуких мужчин, либо имеющих леворуких родственников первой степени родства, алкоголизмом страдал отец, в отличие от 26% праворуких мужчин, не имевших близких родственников левшей, и что результаты лечения больных алкоголизмом левшей хуже, чем у алкоголиков-правшей [31]. В исследовании, проведенном П. МакНамара с сотрудниками [33], выделены маркеры нарушения латерализации при алкоголизме: высокий процент левшества, проблемы с обучением, снижение показателей тестов, выполняемых преимущественно левым полушарием.

2. А.Ю. Егоровым [10,11] было проведено исследование особенностей латерализации моторных, сенсорных и когнитивных признаков у больных наркоманией и алкоголизмом. Для выявления профилей межполушарной асимметрии использовалась специально разработанная батарея тестов, позволяющая определить латерализацию моторных (ведущая рука, нога), сенсорных (глаз, ухо) и когнитивных процессов.

2.1. Для определения ведущей руки и ноги использовался модифицированный опросник Анетт. Полученные им данные показали, что у больных алкоголизмом, по сравнению с контрольной группой, обнаруживается значимое преобладание левосторонней латерализации моторных признаков, у них достоверно чаще левая рука и левая нога были ведущими.

2.2 Показатели латерализации сенсорной асимметрии также отличались от контрольной группы. У больных алкоголизмом, по сравнению с контрольной группой достоверно чаще встречались случаи амбидекстрии по ведущему глазу. При оценке латерализации слуха значимых различий между группами выявлено не было, хотя отмечалась устойчивая тенденция к более частому преобладанию левого уха, по сравнению с контролем. Вместе с тем, интегральные показатели латерализации сенсорной асимметрии (частота доминирования уха и глаза) выявили достоверное преобладание левостороннего доминирования.

2.3. При решении когнитивных задач у больных алкоголизмом и наркоманией, по сравнению с контролем, достоверно преобладали правополушарные стратегии. В контрольной группе, соответственно, достоверно преобладали левополушарные стратегии [10,11]. Я.А. Меерсон и А.У. Тархан [16], используя методику «Третий лишний» и классификацию, разработанную на определение лево- или правополушарного способа решения интеллектуальных задач, обнаружили преобладание правополушарного способа решения задач над левополушарным у больных алкоголизмом. Тест на классификацию сложных грамматических конструкций показывает абсолютное преобладание правополушарной стратегии классификации [16,24]. А.Ю. Егоровым [11] использованы: батарея тестов для определения полушарной стратегии в решении когнитивной задачи, которая состояла из: 1) Теста Деглина-Николаенко на классификацию римских а арабских цифр. 2) Теста на классификацию букв Б и Ш, а также A и S, изображенных в контурной форме и нарисованных с помощью противоположных маленьких букв. 3) Тест на классификацию 8 слов (антонимиы- синонимы). Когнитивные тестовые методики на определение полушарного модуса ранее были верифицированы с помощью методики унилатеральных электросудорожных припадков. Существенно, что при решении пространственных задач больные алкоголизмом, в отличие от здоровых лиц более молодого возраста не показали преимущества правого полушария (такие данные характерны для лиц пожилого возраста). Это также может свидетельствовать о функциональном снижении активности правого полушария при хроническом алкоголизме.

При исследовании ФА ГМ методом дихотического прослушивания установлено, что у больных с I стадией алкоголизма в 81% отмечено доминирование функции левого полушария и в 19% — правого. У больных хроническим алкоголизмом II стадии в 63% случаев доминировало левое полушарие и в 37% — правое. То есть, выявлено, что у больных хроническим алкоголизмом в динамике, после перехода к II стадии заболевания, снижается доминирование левого полушария и повышается процент преобладания правого [14].

3. Исследование организации мотивационной сферы у больных алкоголизмом показало [4,5] , что при предъявлении слайдов алкогольной тематики по данным ЭЭГ у 56% из них были выявлены признаки активации правого полушария по сравнению с фоновым уровнем. В контрольной группе здоровых аналогичные изменения наблюдались лишь в 39%. случаев.

4. Л.И. Пандаевским проводилось исследование импеданса мозговой ткани у больных хроническим алкоголизмом II−III стадии. По сравнению со здоровыми, у больных алкоголизмом отмечено снижение величины импеданса на 23% в правой лобной области, на 13,5% в левой лобной и на 3,9% — в правой затылочной области. Исходя из того, что величина импеданса отражает функциональную активность коры головного мозга, делается вывод, что при алкоголизме налицо значительное снижение активности коры ГМ, больше справа, причем с тенденцией к усилению по мере прогрессирования заболевания от II к III стадии [20]. При проведении зрительно- пространственного тестирования больные алкоголизмом допускали существенно больше ошибок, при выполнении заданий, предъявленных справа, чем слева, что также свидетельствует о функциональном дефиците левого полушария [11].

5. Итак, полученные данные множества авторов свидетельствуют о существенном нарушении функциональной асимметрии мозга у больных алкоголизмом; хроническая алкогольная интоксикация достоверно обладает латерализованным действием на кору полушарий мозга. Причем это нарушение латерализции затрагивает все уровни асимметрии – моторный, сенсорный и когнитивный. У больных с алкогольной зависимостью достоверно преобладают левые профили моторной и сенсорной асимметрии наряду с правополушарной стратегией. Важно, что исследования [11,21,25] показали, что в период алкогольного абстинентного синдрома (ААС) в большей степени изменены функции левого полушария.

6. Большое количество работ посвящено исследованию особенностей функциональной асимметрии мозга человека при остром введении этанола, в том числе при хроническом алкоголизме. Большинство исследователей пришли к выводу, что этанол при однократном введении в большей степени угнетающе воздействует на правое полушарие [2,4,5,11,24].

7. Изменения асимметрии могут быть следствием латерализованного действия алкоголя на полушария мозга. Иное возможное объяснение изменения асимметрии заключается в том, что лица, предрасположенные к алкоголизму и наркомании, исходно имеют преморбидные нарушения латерализации из-за возможного мозгового дефекта. Данные исследований поддерживают как ту, так и другую точку зрения. В тоже время в ряде исследований при использовании моторных и психомоторных тестов у больных алкоголизмом также не было установлено латерализованной дисфункции правого полушария [11].

8. Рассмотрим подробнее динамику алкогольного опьянения (АО). При развитии, нарастании АО в организме человека происходит поэтапное отключение перцептивной сферы. При лёгкой степени опьянения отмечается неустойчивость внимания, повышенная отвлекаемость. Настроение приподнятое, сопровождается либо эйфорией, либо повышенной интеллектуальной и двигательной активностью. Могут отмечаться неглубокие колебания настроения. В соответствии с основным аффектом окружающий мир воспринимается ярким, красочным, доброжелательным. Отмечается переоценка своей значимости и положительного отношения к себе других людей. Снижается способность к критической оценке своих поступков. Темп мышления и речи может оставаться обычным, но может ускоряться. Отмечается облегчённое возникновение ассоциаций, которые становятся более поверхностными. Страдает последовательность и связность изложения своих мыслей. Характерны словоохотливость, говорливость, чрезмерная экспрессивность речи. Нарушения артикуляции отсутствуют. Отмечается нерезко выраженное расторможение сексуального, пищевого и других влечений. Тем не менее, в этой стадии опьянения сохраняется контроль за своими поступками. Вегетативно- соматические проявления ограничиваются лёгкой гиперемией, незначительным учащением сердечных сокращений. При неврологическом обследовании отмечается лёгкое нарушение координации движений.

При средней степени алкогольного опьянения утрачивается способность улавливать детали и нюансы реальной ситуации. Опьяневшие не оценивают изменений в составе окружающих их лиц, не воспринимают событий, происходящих на периферии их поля зрения. Внимание либо поглощено какой-либо одной темой, либо постоянно отвлекается и переключается с одного предмета на другой. Вступить в конструктивный контакт с опьяневшим удаётся с трудом. Наблюдаются эпизоды резкого подъёма настроения с утрированными проявлениями веселья и беззаботности, назойливыми объяснениями в любви окружающим, грубой переоценкой собственной личности и своих возможностей. Такое настроение может быстро меняться на противоположное с тоскливостью, угнетённостью. Возможны дисфорические состояния с угрюмостью, раздражительностью и ворчливостью. В соответствии с аффектом окружающее воспринимается либо в радужных тонах, либо в серых, бесцветных. Грубо нарушается самосознание. Эпизоды переоценки собственной значимости могут перемежаться с самоуничижением, самобичеванием. Мышление и речь заметно дезорганизуются. Нарушается способность к образованию ассоциативных связей. Интеллектуальная деятельность становится малопродуктивной. Замедляется темп мышления и речи, ассоциации становятся скудными и однообразными. Мысли и фразы подбираются с большим трудом. Речь состоит из отдельных коротких фраз, разделённых большими промежутками. Возможны обстоятельность и тугоподвижность мышления. Движения становятся размашистыми, порывистыми, неуклюжими. Усиливается импульсивность. Повышенная хаотическая активность перемежается эпизодами пониженной активности, вялости, сонливости. По мере углубления алкогольной интоксикации такое состояние становится преобладающим. Вегетативно-соматические расстройства разнообразны. Нарастает гиперемия кожных покровов, гипергидроз. Наряду с этим усиливается дизартрия и расстройства координации движений.

При тяжёлой степени АО нарушены все виды ориентировки: в месте пребывания, ситуации, времени и собственной личности. Внимание привлекается с большим трудом. Смысл обращённых к нему вопросов почти не воспринимается, но могут выполняться отдельные простые инструкции. Мимические движения, жесты и отдельные фразы негативного характера говорят о дисфорическом аффекте. В связи с резким повышением порога восприятий тяжёлое опьянение иногда принимает характер оглушения. В этом случае отмечаются крайнее обеднение психики, двигательная пассивность, доходящая до обездвижения, и эмоциональная индифферентность. Мышление обеднено, опустошено. Ассоциации скудны, образование их замедлено. Такому характеру мышления соответствует либо отсутствие спонтанной речи, либо произнесение отдельных малоосмысленных фраз. Возможны персеверации, при которых речевая продукция однообразна, однотипна.

Двигательная активность опьяневших настолько дезорганизована, что они не способны совершать сколько-нибудь сложных и целенаправленных действий. Вегетативно – соматические расстройства проявляются в виде бледных, влажных, цианотичных и холодных кожных покровов, учащённого, слабого наполнения пульса. Артериальное давление снижено. Дыхание учащённое и поверхностное [3,17].

Согласно исследованиям А.Е. Боброва [4,5], при АО у здоровых, происходит «переструктурирование субъективной картины мира», что сказывается на процессах принятия решений. У испытуемых, обладающих исходно невысокой когнитивной дифференцированностью, под действием алкоголя появлялись дополнительные параметры в оценке объектов и возникали новые смысловые связи, что приводило к преходящему, хотя и искаженному усложнению индивидуальных представлений о мире и собственной личности. У лиц, с изначально высокой степенью дифференцированности в состоянии АО картина мира теряла многообразие и сложность, что находило свое отражение в усилении корреляции между даваемыми ими оценками. Перестройка механизмов восприятия и переработки информации в ходе АО, изменение степени когнитивной дифференцированности субъекта, возможно, соответствует выявлению свойств «бозонов». По данным того же автора, у больных алкоголизмом (при исследовании ЭЭГ), «…после введения алкоголя наблюдалось изменение доминантности полушарий».

9. А.Ю. Егоров считает, что «нейропсихологическу почву» химической зависимости составляет нарушение ФА ГМ, которое выражается в повышенной активности правого полушария. Известно, что сдвиг баланса межполушарной активации в сторону правого полушария связан с отрицательным эмоциональным фоном [6,9]. Предполагается, что прием алкоголя является своеобразной попыткой «улучшить» этот отрицательный фон настроения, изменить баланс ФА ГМ в сторону левого полушария, что сопровождается улучшением настроения. Хроническое потребление алкоголя в большей степени влияющее на правое полушарие, приводит к дезорганизации его работы и снижению функциональной активности. Одновременно хронический прием алкоголя не может реципрокно «улучшить» функции и левого полушария. Механизм реципрокного межполушарного взаимодействия (когда снижение активации одного полушария приводит к активации другого) действует при регуляции эмоционального состояния, тогда как для осуществления высших когнитивных функций действуют другие, более сложные механизмы межполушарного взаимодействия [6, 20]. В результате этого функции левого полушария также остаются дезорганизованными. А.Ю. Егоров считает, что эти рассуждения отчасти могут объяснить противоречия «эмпирических исследований», о которых говорилось выше [11].

10. А.А. Ежов и А.Ю. Хренников [12,27] предложили моделировать психические расстройства, для которых установлена роль изменения функциональной асимметрии головного мозга (ФА ГМ) при помощи нейронных сетей с использованием концепции рефлексии В.А. Лефевра. У Лефевра [15] агенты, принадлежащие разным этическим системам, могут сосуществовать в одном обществе, образуя гетерогенное сообщество. Было выдвинуто предположение, что существование двух этических систем по Лефевру, может быть связано с доминированием у большинства агентов левого (в первой, западной этической системе) и правого (во второй, восточной этической системе) полушарий головного мозга. В поддержку такого соответствия было выдвинуто много аргументов.

11. Учитывая, что левое полушарие головного мозга обрабатывает преимущественно временную информацию, а правое — пространственную, Ежов предлагает рассмотреть два модельных мира. В первом из них отсутствует пространство, а во втором — время. В первом внепространственном мире (условно ─ в мире левого полушария мозга) все происходит в единственной точке пространства, но в разные моменты времени. Во втором вневременном мире условно ─ в мире правого полушария мозга) все происходит в один момент времени, но в разных его пространственных точках. Гипотеза о связи этической системы с доминантностью полушарий ГМ позволяет использовать теорию рефлексивных структур в социальных моделях вообще и в экономике, в частности. При этом возникает прямая аналогия с физическими системами, описываемыми квантовой статистикой. Как и в «алгебре совести» Лефевра, миры левого и правого полушария требуют дополнительного описания логических операций. Сообщества, состоящие исключительно из лево- и правополушарных агентов с дружественными и конкурентными отношениями, соответственно, описываются известными квантовыми распределениями — Бозе-Эйнштейна и Ферми-Дирака [12,27,28].

12. Слово анион (по-другому – энион) происходит из слова «anyone» и означает, что перестановка таких частиц изменяет фазу волновой функции на любую величину в интервале от 0 до «пи». Для бозонов изменениефазы при перестановке частиц равно 0, а для фермионов «пи». Анионы квазичастицы — «топологические солитоны», «возбуждения», «вихри», в двухмерной системе электронов, находящихся в сильном магнитном поле, при температуре, близкой к абсолютному нулю, которые ведут себя как частицы и античастицы, изучаемые в физике высоких энергий. Частично заполненные электронные зоны представляют собой сильно коррелированную систему. Поведение отдельных электронов в этом случае нельзя считать независимым, поскольку взаимодействие между электронами кардинально меняет характер системы. Подобно тому, как два фермиона могут образовать куперовскую пару, которая будет бозоном, анионы также могут образовывать пары, которые можно считать квазичастицей. В такой системе вместо отдельных электронов и возникают новые, коллективные степени свободы — квазичастицы анионы, для них работает принцип запрета Паули: две частицы не могут находиться в одинаковом состоянии [35].

13. Конкурентная среда у левополушарных людей отражена в модели в эффективном отталкивании фермионов, а кооперация правополушарных соотносится с эффективным притяжением бозонов. Существуют различные системы, как квантовые, так и классические, чье состояние равновесия описывается квантовыми статистическими распределениями. Если допускается взаимопревращение бозонов и фермионов (в нашем случае она в точности соответствует переключению доминантности полушарий), то система, состоящая из бозонов и фермионов будет иметь функцию статистического распределения анионов [37]. Промежуточные типы статистики находят не только в системах квантовых квазичастиц. Например, в случае негомогенной сложной сети с различными свойствами узлов, демонстрирующей смешанную квантовую статистику [26,29,33]. Нейронные сети можно отнести именно к таким сетям.

Вейс [36] с соавторами на основе данных литературы и собственных исследований ЭЭГ и кратковременной памяти у здоровых лиц обосновывают применимость для описания выявленных закономерностей статистики Бозе-Эйнштейна и последовательности Фибоначчи.

При приближении к критическим режимам, агент модели Ежова − Хренникова может изменить свою стратегию выживания; динамика переключения полушарий может быть естественным образом введена в модель. Хорошо известно, что нарушения циклов доминирования полушарий рассматривается некоторыми авторами как источник различных ментальных расстройств. Например, важную роль нарушения переключения полушарий ГМ играют в патогенезе биполярного расстройства (маниакально- депрессивного психоза). Это, по Ежову с соавторами, открывает путь к учету социальных условий при развитии ментальных расстройств. Он предлагает изучать наиболее интересный общий случай популяции, состоящей из агентов с различной полушарной доминантностью и найти ее равновесные состояния [12,27,29]. Конечно, необходимо помнить, что реальность не сводится к модели и существуют индивидуальные профили латеральности, но, тем не менее «нарушения циклов доминирования полушарий» головного мозга безусловно имеют существенное значение не только для маниакально- депрессивного психоза, но и для патогенеза хронического алкоголизма [8,9,11]. Анализ динамики эмоциональных реакций при развитии АО и алкогольного постинтоксикационного состояния хорошо согласуется с существующими нейропсихологическими представлениями о преимущественной связи левого полушария с эмоциями положительного знака, а правого − с эмоциями негативного круга [8,9]. Обсуждение. Есть основания полагать, что динамика ФА ГМ в состояниях ААС и АО может моделироваться вышеописанными методами. Возможно, отмеченный выше процесс перехода профиля латеральности у больных хроническим алкоголизмом от I к II стадии заболевания к состоянию, при котором в 63% случаев становится доминантным левое полушарие и в 37% — правое, объясняется переходом к квантовоподобному вероятностному распределению (близкому к «золотой пропорции» — 0,62 и 0,38) [36]. Хорошим примером квантовоподобных, «некоммутирующих» измерений [7] в медицинской психологии и наркологии является измерение интенсивности патологического влечения к алкоголю (ПВА) с помощью действия паров этанола на обонятельный анализатор. Наличие и интенсивность влечения к алкоголю выявляется, в частности, тестом кратковременного воздействия парами этанола на обонятельный анализатор. В журнале «Вопросы наркологии» в 1992 году М.Ф. Тимофеевым были [22] опубликованы результаты исследования больных алкоголизмом мужчин с помощью методики изучения реакции сосудов головного мозга (исследовалась реакция сосудов лобной области) на запах алкоголя. Методика может объективировать неосознаваемое отношение к приему алкоголя в момент исследования [19]. При помощи этой методики выявлена роль последовательности Фибоначчи и золотого сечения в динамике ФА ГМ в состоянии ААС и становления ремиссии алкоголизма. Важно, что само «измерение» часто может спровоцировать или изменить интенсивность ПВА. Больной алкоголизмом может оценивать продолжение своей алкоголизации как безусловное «добро», реже – как «зло», чаще оба варианта «хуже» [15,19]. Есть основания предполагать, что и закономерности ПВА могут описываться квантовыми статистиками.

Особый интерес вызывает возможность скоррелированности поведения лиц, находящихся в алкогольном опьянении, условно говоря – «бозонов» и в малых группах, и в масштабе популяции – города, страны и т. д. (в большей мере близки к свойствам «бозонов» свойства легкой степени АО). Так как АО – это процесс, сопровождающийся нарастанием – ослаблением его симптоматики (выделяют легкую, среднюю и тяжелую степени АО) и соответствующими колебаниями ФА ГМ, то логично предположить, что динамика коррелятов АО в популяции, группе, может описываться статистикой анионов. У больных хроническим алкоголизмом II стадии, для которых часты особые, измененные формы АО, наряду со статистикой Бозе-Эйнштейна можно ожидать промежуточные квантовые статистики (анионов). Можно предположить, что измененным формам АО (например, описывают эксплозивные, дисфорические, истерические, депрессивные, маниакальные, эпилептоидные, параноидные варианты АО)[3,17], в модели соответствуют разные фазы волновой функции анионов.

Состояниям «бозонов» и «фермионов» мозга больных алкогольной зависимостью соответствуют «ментальные цепочки» с разной памятью. А.А. Ежов с соавторами предлагают использовать представления о подобных «ментальных цепочках» с разной системой кодирования информации для моделирования экономического поведения людей [29]. У больных с алкогольной зависимостью проявлением смены этих состояний могут соответствовать алкогольные амнезии, когда человек при повторном вхождении в АО, вспоминает то, что забыл, протрезвев после предшествующего АО (например, куда спрятал деньги на выпивку). По мере прогрессирования алкоголизма, все больше появляется информации, доступной исключительно «алкогольной» или «трезвой» личности [3]. Моделирование поведения групп лиц, находящихся в состоянии АО, в частности динамики покупки спиртных напитков (здоровых и больных алкоголизмом) может иметь значение для собственно эконофизики.

Согласно Владимиру Лефевру, ментальные феномены есть вид существования термодинамических характеристик нейронных сетей, проводящих вычислительные процессы. Связь между каким-либо ментальным процессом и функционированием реальных нейронных сетей подобна связи между температурой некоторого объема газа и конкретным индивидуальным движением составляющих его частиц.

Он упоминает об успешном применении модели Изинга, созданной для теоретического представления физических процессов, протекающих в твердых телах, для описания параллельных и асинхронных процессов вычислений в формальных нейронных сетях [15]. Существенно, что модель Изинга используется и в моделях эконофизики [13]. В.А. Лефевр [16] создал формальную модель субъекта, совершающего выбор одной из двух полярных альтернатив – «биполярный выбор». Сделана попытка применения модели Лефевра для описания выбора: «алкоголизация − трезвость» при алкоголизме [19]. Именно описание ситуаций выбора, например – «эффектов негативного выбора» по В.М. Аллахвердову [1] нередко рассматривается в квантовой психологии. Логичен следующий шаг признание в работе нейронных сетей закономерностей не только классической термодинамики, но и квантовой.

Возможно целенаправленное и контролируемое воздействие на динамику ФА ГМ с целью его функционального изменения, то есть контролируемого (в отличие от действия алкоголя) модулирования ФА ГМ. В частности, в лечении алкогольной зависимости успешно применяется метод латеральной светотерапии, основанный именно на функциональном изменении асимметрии полушарий головного мозга [23]. Исходя из этого, возможно моделирование динамики эффектов латеральной терапии алкоголизма с применением квантовых статистик. Выводы. Таким образом, переключение доминантности полушарий (и, соответственно, переключение правополушарной и левополушарной стратегии) под воздействием алкоголя может описываться промежуточной квантовой статистикой – статистикой анионов. Состояние АО у больных хроническим алкоголизмом II стадии в этом контексте соответствует бозонам, а состояние ААС, постабстиненции – фермионам. Вероятно, на уровне популяции больных алкоголизмом, находящихся в состояниях АО, ААС, постабстиненции, можно ожидать закономерностей, соответствующих промежуточной квантовой статистике «квазичастиц» — анионов. Моделирование рефлексивных структур в трактовке А.А. Ежова и А.Ю. Хренникова, в социальных моделях должно проводится с учетом эффектов модулирования ФА ГМ алкоголем (и переключения право- и лево- полушарных стратегий у агентов модели) у больных с алкогольной зависимостью.

Список литературы:

1. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. СПб. Изд-во ДНК, 2000. – 528 с.

2. Арзуманов Ю.Л., Шостакович Г.С. Межполушарная асимметрия вызванных потенциалов у больных хроническим алкоголизмом // Взаимоотношения полушарий мозга. Тбилиси: Мецниерба. 1982.С. – 152.

3. Бехтель Э.Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем. – М.: Медицина, 1986. – 272 с.

4. Бобров А.Е. Психотропные свойства этилового спирта и фармакогенное развитие личности при алкоголизме // Первый съезд психиатров социалистических стран. 1987. – С. 415 – 420.

5. Бобров А.Е. с соавт. Фармакодинамические и фармакокинетические параметры эффекта этилового спирта на различных этапах алкогольной зависимости // Журнал невр. и психиатр. им С.С. Корсакова, № 2, 1991. – С. 70 – 74.

6. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Функциональная асимметрия и психопатология очаговых поражений мозга. – М.: Медицина, 1977. 360 с.

7. Данилов В.И. Моделирование некоммутирующих измерений.//Журнал новой экономической ассоциации. 2009. № 12. – С. 10 – 36.

8. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Функциональная асимметрия и психопатология очаговых поражений мозга. – М.: Медицина, 1977. 360 с.

9. Егоров А.Ю. О нарушении межполушарного взаимодействия при психопатологических состояниях // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2003. Т. 39. № 1. – С.41 – 52.

10. Егоров А.Ю., Тихомирова Т.В. Профили функциональной асимметрии мозга у больных алкоголизмом и наркоманией// Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2004. Т. 40. № 5. С. – 450 – 454.

11. Егоров А.Ю. Нейропсихология и паттерны аддиктивного поведения // В кн.: Руководство по аддиктологии. Наркология и аддиктология. / Под. ред. проф. В.Д. Менделевича. СПб: Изд-во: Речь, 2007. – С.571 579.

12. Ежов А. А. Сознание, рефлексия и многоагентные системы //VIII Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика – 2007»: Лекции по нейроинформатике. Часть 1. – М.: МИФИ, 2007. С. 11 51.

13. Згуровский М.З., Померанцева Т.Н. Методы принятия решений в социальных системах на основе спиновых моделей Изинга. Проблемы управления и информатики, 1995, № 1. – С.89 97.

14. Ковтун Т.В., Голова И.Д. Исследование функциональной асимметрии у больных хроническим алкоголизмом // Проблемы нейрокибернетики. Ростов-н/Д: Изд-во РГУ, 989. − С. 218.

15. Лефевр В.А. Рефлексия. – М.: Когито-Центр. 2003. – 496 с.

15. Меерсон Я.А., Тархан А.У. Нейропсихологические исследования больных алкоголизмом и их прогностическое значение // В кн.: Ерышев О.Ф., Рыбакова Т.Г., Шабанов П.Д. Алкогольная зависимость: формирование, течение, противорецидивная терапия. СПб: ЭЛБИ-СПб, 2002. – С. 57 75.

16. Морозов Г.В., Рожнов В.Е., Бабаян Э.А. Алкоголизм. Руководство для врачей. М.: Медицина, 1983. − 432 с.

17. Москвин В.А. Межполушарная асимметрия и проблема алкоголизма //Вопросы психологии. 1999. № 5. – С. 80 –89.

18. Никонов Ю.В. Алкогольная зависимость в контексте «формулы человека» Лефевра // Рефлексивные процессы и управление, 2008. 8. № 2. С. 105 110.

19. Пандаевский В.В. Исследование импедансометрии в наркологии // Нелекарственная (би- и унилатеральная) терапия в наркологии, психиатрии и неврологии. Донецк, 1988. − С. 16.

21. Рещикова Т.Н. Влияние алкоголя на межполушарные функциональные отношенияу человека// Взаимоотношения полушарий мозга. Тбилиси: Мецниерба. 1982. – 194 с.

20. Тимофеев М.Ф. Периоды риска у больных алкоголизмом на ранних этапах ремиссии и противорецидивная иглотерапия// Вопр. наркологии, 1992. №1. С. 3538.

21. Чуприков А.П.,Линев В.Н., Марценковский И.А. Латеральная терапия. – Киев: Здоровья, 1994. – 176 с.

22. Akshoomoff N.A., Delis D.C., Kiefner M.G. Block constructions of chronic alcoholic and unilateral brain-damaged patients: A test of the right hemisphere vulnerability hypothesis of alcoholism// Archives of Clinical Neuropsychology. 1989. V. 4.N 3. – P. 275 – 281.

23. Berglund M., Bliding G., Bliding A., Risberg J. Reversibility of cerebral dysfunction in alcoholism during the first seven weeks of abstinence – a regional cerebral blood flow study // Acta Psychiatr. Scand. V. 62. Suppl. 286. 1980. – P. – 119.

24. Bianconi G. Quantum statistics in complex networks // Phys. Rev., E 66, 2002. P. 056123.

25. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu. Agents with Left and Right Dominant Hemispheres and Quantum Statistics. // Phys. Rev., E 71, 2005. P. 016138.

26. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu. On ultrametricity and symmetry between Bose- Einstein and Fermi-Dirac systems // AIP Conf. Proc., – 826, issue 1, 2006.─ P. 55– 64.

27. Ezhov A. A., Khrennikov A. Yu., Terentyeva S.S. Indications of a possible symmetry and its breaking in a many-agent model obeying quantum statistics.// Phys. Rev., E 77, 3, 2008. P. 031126.

28. London W.P. Cerebral laterality and the study of alcoholism// Alcohol. 1987. V. 4. N 3. – P. 207 – 208.

29. London W.P. Treatment outcome of left- handed versus right-handed alcoholic men// Alcohol. Clin. Exp. Res. 1985 Dec. V. 9. N. 6. – P. 503 – 504.

30. McNamara P., Blum D., O’Quin K., Schachter S. Markers of cerebral lateralization and alcoholism// Percept Mot Skills. 1994 Dec. V. 79. N 3 Pt 2. – P. 1435 – 1440.

31. Medvedev M. Properties of Particles Obeying Ambiguous StatisticsV. //Phys. Rev. Lett., 78, 1997.P. 4147– 4150.

32. Miller L.I. Predicting relapse and recovery in alcoholism and addiction neuropsychology: Personality and cognitive style // J. Substance Abuse. Treatment. 1991. V. 8. – P. 277 – 291.

33. Trebst S., Ardonne E., Feiguin A., Huse D.A., Ludwig A.W.W., Troyer M. Collective States of Interacting Fibonacci Anyons // Phys. Rev. Lett. 101, 2008. P. 050401–050401-4.

34. Weiss H., Weiss V. The golden mean as clock cycle of brain waves // Chaos, Solitons and Fractals, 18, 2003. − P. 643 – 652.

35. Wung – Hong Huang. Boson-fermion transmutation and the statistics of anyon. // Phys. Rev., E 51, 1995.P. 3729 – 3730.

Информация об авторе:

Никонов Юрий Викторович

врач-психиатр высшей квалификационной категории ФГУЗ МСЧ №59 ФМБА России, г. Заречный Пензенской области. 442962, г. Заречный Пензенской обл., ул. Строителей, д. 5, кв. 23. nikyuv@yandex.ru

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin