О.М. Разумникова «Индивидуальные особенности полушарной активности, определяющие успешность решения эвристических задачи» (С.37-50)

Разумникова О.М.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛУШАРНОЙ АКТИВНОСТИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ УСПЕШНОСТЬ РЕШЕНИЯ ЭВРИСТИЧЕСКОЙ ЗАДАЧИ

Научно-исследовательский институт физиологии СО РАМН, Новосибирск, Россия

Индивидуальные особенности фоновой ЭЭГ у лиц, отличающихся в успешностью решения эвристической задачи, изучали в зависимости от выраженности у испытуемых рациональных и иррациональных психических свойств. Установлена связь этих свойств с полушарной активностью коры в передне- заднем направлении, преимущественно, у высоко креативных индивидов. Рациональные черты в большей степени отражались в биопотенциалов коры в диапазоне 6-13 Гц, а иррациональные — в степени взаимодействия корковых областей на альфа и бета2 частотах. Латеральные особенности фоновой активности представлены доминированием левого полушария у низко креативных персон с преобладанием рациональной функции «чувство» и у высоко креативных с большими значениями иррациональной функции «ощущение». Вариабельность фоновой активации коры, связанная с взаимодействием креативности и личностных черт «мышление – чувство» и «ощущение – интуиция», указывает на гибкость стратегий переработки информации у высоко креативных индивидов.

Ключевые слова: ЭЭГ, креативность, личностные свойства

Введение.

В последние годы «фоновое» состояние активности коры головного мозга стало привлекать все большее внимание исследователей. Генетически подтверждена индивидуальная устойчивость «фоновых» частотных характеристик ЭЭГ [13,40] и установлена связь между изменениями активности мозга, вызванными выполнением экспериментальных мыслительных операций, и его предшествующим состоянием в «покое» [18,27,34,35].

Вместе с этим, имеется целый ряд доказательств, что ярко выраженные личностные свойства находят свое отражение в «преднастройке» функциональной активности полушарий [4-6,8-10,26,33,37,39]. Особый интерес в этом отношении представляет связь полушарной активности с рациональными и иррациональными личностными свойствами, так как современные данные о нейрофизиологических механизмах творческих процессов позволяют провести некоторые параллели между креативностью, функциональной асимметрией полушарий и ведущими психическими функциями.

Согласно типологии личности Юнга введение рациональных (мышление и чувство) и иррациональных (ощущение и интуиция) психических функций позволяет объяснить различия людей в восприятии внешнего мира и формировании их суждений о происходящих событиях [11]. Доминирование каждой из функций указывает на преобладание тех или иных стратегий переработки информации. Мыслящий тип при оценке информации опирается на аргументы и факты и использует логику для их объяснения. В случае господства противоположной мышлению рациональной функции чувства на первый план в оценке значения события выходят эмоции, и суждение формируется на основе сравнения с приятным или неприятным опытом. Иррациональные функции, согласно представлениям Юнга, отражают способность «пассивного» восприятия мира. При этом ощущение – свойство реалистичного восприятия объектов, а интуиция – неосознанного восприятия сути или скрытого значения этих же объектов. Интуитивный тип реагирует на неосознаваемые образы и символы и опирается в своем суждении на предчувствия и внезапно возникающие догадки.

В каждой из пар одна из функций может приобретать ведущее значение, и эти особенности психологических функций можно сопоставить с динамикой функциональной асимметрии полушарий. Следует ожидать, что устойчивому доминированию рациональных функций соответствует доминирование левого полушарие, а иррациональных – правое. Действительно, ранее нами была показана положительная связь между значениями функции ощущения и мощности тета ритма в правом полушарии [6,8]. Ведущее значение левого полушария в связи рациональных функций и активности мозга было подтверждено только для группы женщин, тогда как у мужчин повышению функции мышления сопутствовало усиление взаимодействия полушарий на частотах бета2 диапазона.

При изучении ЭЭГ коррелятов творческого мышления изменения функциональной асимметрии полушарий были одной из первых обнаруженных особенностей функций мозга. Доминирование правого полушария в творческих видах деятельности связывают с тем, что к его функциям относятся не только разнообразные образно-пространственные операции, но и такие вербальные процессы, как метафоризация или семантические операции, требующие широкой сети ассоциаций [12]. Эффект функционального доминирования правого полушария был обнаружен в разных моделях экспериментальной творческой деятельности, использованных при исследованиях ЭЭГ-коррелятов креативности [7,14,16,22]. Например, при решении эвристической задачи об этом свидетельствовал суммарный показатель когерентности биопотенциалов в группе испытуемых, успешно выполнивших задание, тогда как у неуспешных, правополушарная когерентность, напротив, уменьшалась в сравнении с фоновыми значениями [7].

Наряду с этим творческая деятельность характеризуется тесной интеграцией полушарий, на что указывает увеличение межполушарной когерентности биопотенциалов в локальных и дистантно расположенных участках коры [2,7,21,28,30]. Изменения когерентности можно рассматривать как результат взаимодействия собственно корковых нейронов и как их связь с подкорковыми структурами [28,29]. Такой вывод основывается на данных о существовании двух типов нейронов и, соответственно, двух систем: локальной и более широко распределенной кооперации корковых нейронов [38] и подтверждается результатами параллельной регистрации активности мозга методом MРТ и ЭЭГ [20,24].

Рассматривая функциональное значение отдельных структур мозга в креативном мышлении, следует упомянуть, что, его обеспечивает не только правое полушарие. Топографически обширная нейронная сеть динамически изменяет свои свойства (по-видимому, и регионарные, и частотные) в зависимости от стадии творческого процесса или его характера. В связи с этим при изучении закономерностей нейробиологических основ творческого мышления следует рассматривать не только особенности латерализации информационных процессов, но взаимодействие передних и задних отделов коры, функции которых можно связать со спонтанным или сознательным поиском креативного решения проблемы [17]. Париетальная система в таком случае представляет «поисковую» часть творческого процесса и обеспечивает генерацию множества идей за счет разнообразных ассоциаций зрительных, слуховых и символических репрезентаций. Фронтальная система выполняет «критико-инициирующие» функции и в соответствии с индивидуальными целями и интересами осуществляет селекцию поступивших из париетальной системы идей с развитием приемлемых и подавлением кажущихся ненужными. Личностные особенности, в частности рациональные и иррациональные психические свойства, при условии их стойкой выраженности могут отражать степень индивидуального предпочтения «спонтанно поисковой» или «критико — поисковой» стратегии решения проблемы. В связи с этим, целью настоящей работы стало определение вклада рациональных и иррациональных личностных свойств в особенности полушарной фоновой активности коры у лиц, отличающихся в дальнейшем успешностью творческой деятельности.

Методы.

В экспериментах участвовал 31 студент технического университета (праворукие мужчины 17-20 лет). Предварительно, до регистрации ЭЭГ, определяли уровень ощущения-интуиции и мышления-чувства по опроснику Кейрси [3]. Все испытуемые дали добровольное согласие на участие в эксперименте, исследование было одобрено Этическим комитетом института.

Исследование проводили в звукоизолированной комнате. Испытуемые располагались в удобном кресле с закрытыми глазами. ЭЭГ регистрировали монополярно в 16 симметричных отведениях с правого и левого полушария по системе 10/20 с помощью энцефалографа «Medicor» (Венгрия) (постоянная времени 0,3 с, фильтр 30 Гц). В качестве референтного использовали объединенный ушной электрод. Аналого-цифровое преобразование сигнала и расчет параметров спектра мощности и когерентности ЭЭГ производили на компьютере IBM PC/AT-386 по программе «Нейрокартограф» фирмы МБН (г. Москва). Для анализа выбирали 2-х секундные безартефактные отрезки ЭЭГ общей длительностью 30 с.

Спектральную плотность ЭЭГ (logР) вычисляли для отведений Fp1,Fp2,F3,F4,F7,F8,C3,C4,P3,P4,T3,T4,T5,T6,O1,O2. Когерентность ЭЭГ определяли для всех 120-ти возможных комбинаций меж- и внутриполушарных пар отведений электродов. Рассматривали следующие частотные диапазоны: тета1: 4-6 Гц, тета2: 6-8 Гц, альфа1: 8-10гц и альфа2: 10- 13 Гц, бета1: 13-20 Гц и бета2: 20-30 Гц.

Статистический анализ данных выполняли с использованием дисперсионного анализа ANOVA/MANOVA.

Результаты и их обсуждение.

Для проверки гипотезы о связи между переменными креативность и личностная черта статистический анализ параметров фоновой ЭЭГ выполняли с использованием независимых факторов ГРУППА (2 уровня: высокое и низкое значение). Группы высоко креативных и низко креативных испытуемых были сформированы, исходя из результативности решения эвристической задачи: успешно справившиеся с заданием (ГР_К) (12 человек) и давшие только стереотипные ответы (ГР_С) (17). Содержание задачи и ЭЭГ корреляты ее выполнения были опубликованы ранее [7,30]. Группы, отличающиеся по личностным характеристикам, формировали, исходя из доминирования одного из пары рациональных (мышление-чувство) или иррациональных (ощущение-интуиция) свойств. Показатели этих личностных свойств и численный состав каждой группы приведены в табл.1.

Таблица 1. Характеристики групп, различающихся по личностным чертам

Наименование показателя n среднее ±
Ощущение (S) 16 13,0 1,5
Интуиция (I) 15 7,1 3,0
Мышление (T) 11 13.5 1.3
Чувство (F) 20 8.5 2.9

Мощность ритмов ЭЭГ. Дисперсионный анализ показателей мощности ЭЭГ выполняли отдельно для каждого из шести частотных диапазонов с использованием факторов КРЕАТИВНОСТЬ (ГР_К/ГР_С) и ГРУППА (ГР_1/ГР_0) для каждой из пар рациональных или иррациональных личностных свойств. Использовали суммарные значения для 4 областей каждого полушария: лобных, височных, центрально-теменных и затылочных, т.е. зависимыми переменными были ПОЛУШАРИЕ (2) и ОБЛАСТЬ (4).

В табл.2 приведены обнаруженные эффекты ANOVA, указывающие на частотно специфичное взаимодействие факторов КРЕАТИВНОСТЬ и ГРУППА для иррациональных (S-I) и рациональных (T-F) свойств.

Post hoc анализ близкого к достоверному взаимодействия КРЕАТИВНОСТЬ х S показал, что креативные лица с высокими показателями функции «ощущение» (S1) характеризовались достоверно более высокими значениями мощности альфа1 ритма по сравнению с теми, у кого выше были показатели «интуиции» (S0) (р=0.01 по критерию Фишера и р=0.04 по критерию Тьюки) (рис.1 А). Эти различия в мощности альфа1 ритма, полученные в результате анализа взаимодействия S х ОБЛАСТЬ, были наиболее выражены для лобных (р=0.05) и затылочных (р=0.04) областей коры.

Таблица 2. Результаты ANOVA для мощности биопотенциалов разных частотных диапазонов, указывающие на взаимодействие фактора КРЕАТИВНОСТЬ с личностными характеристиками

Частотный диапазон Взаимодействие факторов КРЕАТИВНОСТЬ и ГРУППА F df p
Иррациональные свойства
Альфа1 S

S х ОБЛАСТЬ

3.38

2.35

1,25

3,75

0.08

0.08 (0.11)

Рациональные свойства
Тета2 Tх ПОЛУШАРИЕ х ОБЛАСТЬ 3.82 3,75 0.01 (0.04)
Альфа2 T

T х ОБЛАСТЬ

4.59

4.73

1,25

3,75

0.04

0.005 (0.02)

Примечание. В скобках указан уровень достоверности эффекта с поправкой Гринхауза-Гейссера.

Для рациональных свойств достоверные эффекты были обнаружены для тета2 и альфа2-диапазонов. Взаимодействие TхОБЛАСТЬхПОЛУШАРИЕ было связано с тем, что латеральные различия в мощности тета2-ритма с большими значениями для левого полушария были достоверны только для низко креативных лиц с низкими значениями функции «мышление». В альфа2 диапазоне взаимодействие КРЕАТИВНОСТЬ х Т было обусловлена разнонаправленными различиями в мощности биопотенциалов между высоко и низко креативными лицами в зависимости от соотношения функций «мышление – чувство» (рис.1 Б). При доминировании «чувства» (Т0) альфа2 мощность была выше у креативных (ГР_К), чем некреативных студентов (ГР_С), а при преобладании «мышления» (Т1) — наоборот. Регионарно этот эффект был максимально представлен в задней части коры (р=0.03 для центрально-теменных и затылочных областей). В центрально-теменной области для ГР_К также были достоверны различия между Т1 и Т0 с меньшими значениями мощности в первой, чем второй группе (р=0.05).

Таким образом, взаимодействие личностных свойств и креативности оказалось наиболее выражено для биопотенциалов в частотном диапазоне 6-13 Гц. Наибольшая изменчивость в показателях мощности альфа2 и альфа1 диапазона обнаружена у высоко креативных лиц: уровень фоновой активности коры зависел у них как от выраженности рациональных, так и иррациональных личностных свойств. По показателям мощности альфа1 ритма она была выше в лобных и затылочных областях при преобладании функции «ощущение», а по показателям альфа2 – в центрально-теменной области у высоко креативных лиц с преобладанием «чувства» над «мышлением».

Рис. 1. Различия в мощности альфа1 (А) и альфа2 (Б) биопотенциалов, связанные, соответственно, с иррациональными или рациональными функциями, в зависимости от креативности

При анализе мощности ритмов ЭЭГ функциональная асимметрия в фоновой активности полушарий, связанная с дальнейшей дифференциацией испытуемых на высоко или низко креативных в зависимости от успешности выполнения креативного задания, была обнаружена для частот 6-8 Гц. Сравнительно большая мощность тета2-ритма в левом полушарии по сравнению с правым у низко креативных лиц и отсутствие такого эффекта у высоко креативных согласуется с представлениями о менее выраженной полушарной асимметрии у последних [7,28,30]. Причем, так как обнаруженный эффект был достоверен только в случае преобладания функции «чувство», можно предположить, что выраженность рациональных психических функций способствует (или, напротив, «сглаживает» — при большей выраженности «мышления») ту «преднастройку» полушарий, которая приводит к успешному решению эвристической задачи. В альфа2 диапазоне связанные с креативностью и рациональными личностными свойствами изменения активности коры были представлены преимущественно в задней части коры, без латеральных особенностей. При изучении функционального значения альфа ритма низкочастотный диапазон (до 10 Гц) связывают с генерализованными активационными процессами за счет ретикуло-кортикальных и таламо- кортикальных нервных путей [19,32], а высокочастотный (выше 10 Гц) – преимущественно, с извлечением информации из семантической памяти [23]. Следовательно, обнаруженные различия в мощности альфа2 ритма можно рассматривать как свидетельство того, что при преобладании «мышления» над «чувством» высоко креативные лица более склонны использовать ресурсы семантической памяти (меньшая мощность ритма, т.е. большая активация коры).

Иррациональные свойства «ощущение-интуиция» в большей мере оказались связаны с мощностью низкочастотного альфа1-ритма, которая была выше в лобных и затылочных областях у лиц с преобладанием ощущения. Известно, что большая мощность альфа-ритма в фоновом состоянии является хорошим прогнозом дифференцировки внешних стимулов [23]. Следовательно, полученный результат согласуется с представлениями К. Юнга об отражении во введенных им психических функциях индивидуальных способностей в обработке информации и указывает на разные ее стратегии, обеспечивающие сходную творческую продуктивность при разных личностных чертах.

Когерентность ритмов ЭЭГ. Анализ когерентности для каждого частотного диапазона выполняли отдельно для биопотенциалов в гомологичных, негомологичных отведениях или в каждом полушарии. Фактор ОБЛАСТЬ был представлен 8 уровнями для гомологичных областей. Для внутриполушарной и межполушарной когерентности вычисляли показатели для передней (КОГп) и задней (КОГз) областей коры, а также между лобными и височно-теменно-затылочными отведениями (КОГпз), суммируя значения когерентности для соответствующих пар отведений. Например, при расчете показателей когерентности для передней области левого полушария использовали пары Fp1F3, Fp1F7, Fp1T3, F3F7, F3T3, F7T3 (Рис.2 А). Анализ внутриполушарной когерентности КОГп и КОГз выполняли с факторами ПОЛУШАРИЕ (2) и ОБЛАСТЬ (2), а для КОГпз – только ПОЛУШАРИЕ (2). При анализе межполушарной когерентности для негомологичных отведений использовали фактор ОБЛАСТЬ (2: передняя и задняя) для КОГп и КОГз и ПОЛУШАРИЕ (2: левые лобные – правые задние височно-теменно-затылочные отведения и правые лобные – левые задние височно-теменно-затылочные отведения) для КОГпз (Рис.2 Б). Факторы ГРУППА использовали так же, как и при анализе мощности биопотенциалов. Обнаруженные эффекты представлены в табл.3.

Рис. 2. Схематические карты связей между электродами, использованных для вычисления внутриполушарной (А) и межполушарной (Б) когерентности ритмов в передних и задних отделах коры или между этими отделами

Взаимодействие факторов КРЕАТИВНОСТЬ и ГРУППА для рациональных функций было отмечено для тета2 и бета2 диапазонов и указывало на регионарную специфику взаимосвязи этих личностных характеристик. В высоко креативной группе внутриполушарная когерентность тета2 ритма различалась в задней части правого полушария и была выше в ГР_Т1, чем в ГР_Т0 (р=0.006). Вместе с этим высоко креативные лица из ГР_Т1 характеризовались большими значениями правополушарной тета2 когерентности в задней части, чем в передней (р=0.017). В бета2 диапазоне эти испытуемые также различались по внутриполушарной когерентности: ее значения у испытуемых из ГР_К и ГР_Т1 были выше в задней, чем передней области вне зависимости от полушария (р=0.002 по критерию Фишера и 0.02 по критерию Тьюки).

Иррациональные функции и креативность взаимосвязано отражались в фоновой активности полушарий на альфа и бета частотах. Взаимодействие КРЕАТИВНОСТЬ х S х ОБЛАСТЬ для когерентности альфа1 ритма, как внутриполушарной, так и межполушарной для гомологичных отведений, было близко к достоверному, поэтому для обоих случаев был выполнен плановый анализ когерентности в рассматриваемых группах. Было установлено, что высоко креативные лица различаются по внутриполушарной когерентности альфа1-ритма в зависимости от выраженности иррациональных функций с большими значениями в передней, чем задней области коры в группе с преобладанием функции «ощущения» (S1) и противоположным соотношением – при доминировании «интуиции» (S0) (р=0.027) (Рис.3 А). Большие значения межполушарной когерентности в гомологичных центральных и теменных отведениях в ГР_К по сравнению с ГР_С были обнаружены для ГР_S1, тогда как в ГР_S0, это соотношение было противоположным (р=0.02).

Таблица 3. Результаты ANOVA для когерентности биопотенциалов, указывающие на взаимодействие факторов КРЕАТИВНОСТЬ и личностных характеристик

Частотный диапазон Взаимодействие с фактором КРЕАТИВНОСТЬ F df p

Внутриполушарная когерентность

В передних и задних отделах коры (КОГп и КОГз)
Тета2 Т х ПОЛУШАРИЕ х ОБЛАСТЬ 4.69 1,25 0.039
Альфа1 S х ОБЛАСТЬ 3.67 1,25 0.067
Бета2 Т х ОБЛАСТЬ 3.90 1,25 0.060
Между передними и задними отделами (КОГпз)
Альфа2 S 4.84 1,25 0.037
Бета2 S х ПОЛУШАРИЕ 8.11 1,25 0.009

Межполушарная когерентность

Гомологичные отведения
Альфа1 S х ОБЛАСТЬ 1.78 7,224 0.09 (0.14)
Между левым передним – задним правым и

правым передним – левым задним отделами коры (КОГпз)

Бета2 S х ОБЛАСТЬ 7.92 1,25 0.013

В альфа2 диапазоне был выявлен общий для внутриполушарной когерентности эффект взаимодействие КРЕАТИВНОСТЬ х S, который был связан с тем, что она была выше в ГР_К, чем ГР_С для ГР_S1 и, наоборот – меньше для ГР_S0.

В бета2 диапазоне достоверное взаимодействие S х ПОЛУШАРИЕ для КОГпз также было обусловлено особенностями внутриполушарной когерентности в группе высоко креативных испытуемых с высокими значениями «ощущения». Связь между передним и задним отделами левого полушария в этой группе S1 была выше, чем в правом полушарии (р=0.003), а также по сравнению со всеми другими группами (p<0.03) (Рис.3 Б). Большие значения связей левой передней – задней правой областей коры оказываются характерны для высоко креативных испытуемых из ГР_S1 в сравнении с ГР_S0 обнаружены и в результате анализа взаимодействия S х ОБЛАСТЬ для межполушарной когерентности бета2 ритма (р=0.014) (Рис.3 В).

Таким образом, при анализе когерентности ЭЭГ, указывающей на степень взаимодействия корковых областей [19,24,28], вклад рациональных психических функций был отмечен для частот тета2 и бета2 диапазонов. Креативные лица с преобладанием «мышления» над «чувством» характеризовались более тесным взаимодействием корковых областей в задней части коры, чем в передней для высоких частот, а для низких — этот эффект был представлен в правом полушарии.

Если принять во внимание, что задние области коры обеспечивают генерацию идей за счет разнообразных ассоциаций зрительных, слуховых и символических репрезентаций, то можно предположить, что доминирование «мышления» обеспечивает широкий поиск таких ассоциаций, в том числе отдаленных (связанных с функциями правого полушария), тогда как преобладание «чувства» отражается в большем эмоциональном компоненте поисковой деятельности и его регуляции за счет включения лобных отделов мозга. Это заключение основано на том, что согласно литературным данным тета колебания отражают эмоциональный компонент в переработке информации и взаимодействие коры с лимбической системой, а низкочастотный альфа ритм – активационный компонент и таламо- кортикальное взаимодействие [1,25,32]. Высокочастотный альфа ритм, как уже упоминалось выше, связывают с использованием ресурсов семантической памяти; бета колебания – со способностью к полимодальной интеграции разнообразных признаков стимулов [15,23,30].

Рис.3. Различия в уровне когерентности, связанные с креативностью и выраженностью иррациональных психических функций. А – различия между передними и задними областями коры по внутриполушарной когерентности альфа1 ритма, Б – латеральные различия внутриполушарной когерентности бета2 ритма, В – различия межполушарной когерентности бета2 ритма

Иррациональные личностные свойства, взаимодействуя с фактором КРЕАТИВНОСТЬ, отражались в региональных особенностях интеграции полушарий на частотах альфа1,2 и бета2 диапазонов. Эти особенности также касались преимущественно креативных персон и взаимодействия передних и задних отделов коры. Согласно анализу внутриполушарной когерентности альфа1-ритма более тесные связи в передней части коры, чем в задней отмечены у них при высоких значениях «ощущения», тогда как при больших показателях «интуиции», наоборот, более тесно взаимодействовали задние участки коры. Латеральные особенности взаимодействия передних и задних областей коры в зависимости от креативности и выраженности иррациональных качеств были отмечены для высокочастотного бета2-ритма. Интеграция этих областей была наиболее выражена при высоких показателях «ощущения» и креативности и в большей степени представлена в левом полушарии (см. рис.3).

Хотя иррациональные функции, согласно представлениям Юнга, отражают способность «пассивного» восприятия информации, однако, любое восприятие (и подготовка к нему) включает корковую регуляцию информационных процессов. Поэтому эффекты повышения и мощности, и когерентности альфа1 ритма у креативных лиц с большими значениями «ощущения» могут, действительно, отражать эту «пассивность» (как меньшую степень активации коры), а другой эффект – усиление взаимодействия лобных областей с другими регионами коры на высоких частотах с доминированием левого полушария — свидетельствовать о существовании у них некоторой «преднастройки» к эффективному использованию «внешней» информации для решения проблемы. В свою очередь при доминировании интуиции успешному решению проблемы соответствует сравнительно большая активация коры при менее выраженных связях лобных отделов, что можно интерпретировать, как отражение активной, но неосознаваемой переработки «внутренне» представленной информации.

Особо примечателен тот факт, что, взаимодействуя с фактором КРЕАТИВНОСТЬ, рациональные и иррациональные функции дополняют друг друга. В изменениях ритмической активности коры в низкочастотном диапазоне 6-10 Гц: вклад «мышления-чувства» обнаруживается, преимущественно, на частоте 6-8 Гц, а «ощущения-интуиции» — 8-10 Гц. В более высокочастотных альфа2 и бета2 диапазонах каждое из этих личностных свойств оказывается связано со специфическими особенностями активности полушарий в передней и задней части коры. Таким образом, комбинация рациональных и иррациональных свойств может разным способом (через эмоциональный и/или активационный компоненты) способствовать формированию эффективной для креативного мышления организации активности полушарий. И так как эти свойства в большей степени связаны с особенностями активности передних и задних отделов коры, то это указывает на то, что предпочтение стратегии спонтанного или сознательного поиска креативного решения проблемы определяется соотношением рациональных и иррациональных психических функций.

Выводы

1. Особенности полушарной фоновой активности коры, связанные с успешностью творческой деятельности, зависят от рациональных и иррациональных личностных свойств: первые в большей степени отражаются в амплитуде биопотенциалов коры в диапазоне 6-13 Гц, а вторые — в степени взаимодействия корковых областей на альфа и бета2 частотах.

2. Связь рациональных или иррациональных личностных свойств с полушарной активностью коры в большей мере выражена у высоко креативных индивидов и проявляется в ее различиях в передне-заднем направлении.

3. Функциональная асимметрия фоновой активности коры представлена доминированием левого полушария у низко креативных персон с преобладанием рациональной функции «чувство» и у высоко креативных с большими значениями иррациональной функции «ощущение».

4. Вариабельность особенностей фоновой активации коры, связанная с личностными свойствами, указывает на гибкость стратегий переработки информации у высоко креативных индивидов.

Работа выполнена при поддержке грантом № 08-06-00615а Российского гуманитарного научного фонда.

Литература:

1. Афтанас Л.И. Эмоциональное пространство человека: психофизиологический анализ. Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 2000.

2. Данько С.Г., Старченко М.Г., Бехтерева Н.П. Локальная и пространственная синхронизация ЭЭГ при тестировании стратегии решения вербальных креативных задач // Физиол. человека. 2003. Т.29. №4. С.129-132.

3. Овчинников Б.В., Павлов К.В., Владимирова И.М. Ваш психологический тип. СПб: Андреев и сыновья, 1994.

4. Разумникова О.М. Особенности пространственной организации ЭЭГ у людей с разными личностными характеристиками // Журн. высш. нерв. деят. — 2000. — №6.- С. 921-932.

5. Разумникова О.М. Отражение черт темперамента в частотно-пространственной организации ЭЭГ // Физиол. человека. — 2001. — №4. – С.31-41.

6. Разумникова О.М. Модулирующая роль рациональных и иррациональных психических функций в межполушарном взаимодействии при дивергентном мышлении // Юбилейн. международн. конф. по нейрокибернетике, посвящен. 90- летию со дня рождения А.Б.Когана. Ростов-на-Дону. — 2002. — С. 231-234

7. Разумникова О.М. Частотно-пространственная организация активности коры мозга при конвергентном и дивергентном мышлении в зависимости от фактора пола. Сообщение I. Анализ мощности ЭЭГ // Физиол. человека. — 2004. — №5. – С.28-38.

8. Разумникова О.М. Отражение личностных свойств в функциональной активности мозга. — Новосибирск: Наука, 2005.

9. Русалов В.М., Русалова М.Н., Калашникова И.Г. Биоэлектрическая активность мозга человека у представителей различных типов темперамента // Журн. высш. нервн. деят. — 1993. — №3. — С.530-540.

10. Свидерская Н.Е., Королькова Т.А. Пространственная организация ЭЭГ и индивидуальные психологические характеристики // Журн. высш. нервн. деят. — 1996. — №4. — С.689-698

11. Юнг К. Психологические типы. СПб: Ювента; М.: Прогресс-Универс, 1995.

12. Beeman M.J., Bowden E.M. The right hemisphere maintains solution-related activation for yet-to-be-solved problems // Mem. Cogn. — 2000. — N7. — P.1231-1241.

13. Begleiter H., Porjesz B. Genetics of human brain oscillations // Int J. Psychophysiol. — 2006. — N2.- P.162-171.

14. Bhattacharya J., Petsche H. Drawing on mind’s canvas: differences in cortical patterns between artists and non-artists // Human Brain Mapping. — 2005. — V.26.- P.1-14.

15. Bibbig A., Traub R.D., Whittington M.A. Long-range synchronization of gamma and beta oscillations and the plasticity of excitatory and inhibitory synapses: A network model // J. Neurophysiol. — 2002. — N4. — P.1634-1653 in the right hemisphere // Psychonomic Bull. Rev. — 2003. — N10.- P.730-737

17. Dietrich A. The cognitive neuroscience of creativity // Psychonomic Bull. Rev.- 2004. — N.6. — P.1011-1026

18. Greicius M.D., Krasnow B., Reiss A.L., Menon V. Functional connectivity in the resting brain: a network analysis of the default mode hypothesis // Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. — 2003.- N1.- P.253-258.

19. Hari R., Salmelin R. Human cortical oscillations: a neuromagnetic view through the skull // Trends Neurosci. — 1997. – V.20.- P.44-49.

20. Hollander I., Petsche H., Dimitrov L.I., Filz O., et al. The reflection of cognitive tasks in EEG and MRI and a method of its visualization // Brain Topogr. — 1997. — N3. — P.177-189.

21. Jaušovec N., Jaušovec K. EEG activity during the performance of complex mental problems // Int. J. Psychophysiol. — 2000. — V.36. — P.73-88.

22. Jung-Beeman M., Bowden E.M., Haberman J., Frymiare J.L., et al. Neural activity when people solve verbal problems with insight. PLoS Biology. — 2004.- N4. — P.0500-0510

23. Klimesch, W., EEG alpha and theta oscillations reflect cognitive and memory performance: a review and analysis // Brain Res. Brain Res. Rev. — 1999. – 29. –P. 169-195.

24. Knyazeva M.G., Innocenti G.M. EEG coherence studies in the normal brain and after early- onset cortical pathologies // Brain Res. Rev. — 2001. – 36. – P.119-128.

25. Krause C.M., Viemero V., Rosenqvist A., Sillanmaki L., et al. Relative electroencephalographic desynchronization and synchronization in humans to emotional film content: an analysis of the 4-6, 6-8, 8-10 and 10-12 Hz frequency bands // Neurosci. Let. 2000. — V.286. — P.9-12.

26. Kumari V., Fytche D.H., Williams S.C., Gray J.A. Personality predicts brain responses to cognitive demands // J. Neurosci. — 2004. — N47. – P.10636-10641.

27. Mantini D., Perrucci M.G., Del Gratta C., Romani G.L., Corbetta M. Electrophysiological signatures of resting state networks in the human brain // Proc. Natl. Acad. Sci. U S A. — 2007. -N32. –P.13170-13175.

28. Petsche, 1996; Petsche H. Approaches to verbal, visual and musical creativity by EEG coherence analysis // Int. J. Psychophysiol. — 1996. — N1-2. — P.145-159.

29. Petsche H., Etlinger S.C. EEG aspects of cognitive processes: A contribution to the proteus- like nature of consciousness // Int. J. Psychol. — 1998. — N3. — P.199-212.

30. Pulvermüller F., Keil A., Elbert T. High-frequency brain activity: perception or active memory? //Trends Cogn. Sci. — 1999. — N7. — P.250-252

31. Razoumnikova O.M. Functional organization of different brain areas during convergent and divergent thinking: An EEG investigation // Cogn. Brain Res.- 2000. — N10.- P.11-18

32. Robinson D.L. The technical, neurological and psychological significance of “alpha”, “delta” and “theta” waves confounded in EEG evoked potentials: A study of peak amplitudes // Pers. Individ. Differ.- 1999.-V.28.- P.673-693.

33. Robinson D.L. How brain arousal systems determine different temperament types and the major dimensions of personality // Pers. & Ind. Differences. -2001.- V.31. -P.1233-1259.

34. Schutter D.J.L.G., de Haan E.H.F., van Honk J. Anterior asymmetrical alpha activity predicts Iowa gambling performance: distinctly but reversed // Neuropsychol. -2004. -V.42.-P. 939-943.

35. Sederberg P.B., Kahana M.J., Howard M.W., Donner E.J., Madsen JR. Theta and gamma oscillations during encoding predict subsequent recall // J. Neurosci.- 2003. — N34. — P.10809-108014.

36. Seger C.A., Desmond J.E., Glover G.H., Gabrieli J.D.E. Functional magnetic resonance imaging evidence for right-hemisphere involvement in processing of unusual semantic relationships // Neuropsychol. -2000. -V.14. -P.361-369.

37. Sugiura M., Kawashima R., Nakagawa M. Correlation between human personality and neural activity in cerebral cortex // Neuroimage. -2000. -V.5. -Pt 1. — P.541-546.

38. Thacher R.W., North D., Biver C. EEG and intelligence: relations between EEG coherence, EEG phase delay and power II Clin. Neurophysiol. -2005.- N9.- P.2129-2141.

39. Tran Y., Craig A., Boord P., Connell K., et al. Personality traits and its association with resting regional brain activity II Int. 1. Psychophysiol.- 2006. -N3.- P. 215-224

40. van Beijsterveldt, van Baal, Twin and family studies ofthe human electroencephalogram: a review and a meta-analysis II Biolog. Psychol.- 2002.- N2l-2.- P.lll-138.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin