С.Г. Саркисян, В.А. Чавушян, И.Б. Меликсетян, С.М, Минасян «Активность нейронов верхнео вестибулярного ядра при стимуляции паравентрикулярного и супраотического ядер гипоталамуса в условиях унилатеральной лабиринтэктомии, сочетанной с вибрационным воздействием» (С. 62-76)

С.Г. Саркисян 1, В.А. Чавушян 2, И.Б. Меликсетян 2, С.М. Минасян 1, Дж.С. Саркисян 2

АКТИВНОСТЬ НЕЙРОНОВ ВЕРХНЕГО ВЕСТИБУЛЯРНОГО ЯДРА ПРИ СТИМУЛЯЦИИ ПАРАВЕНТРИКУЛЯРНОГО И СУПРАОПТИЧЕСКОГО ЯДЕР ГИПОТАЛАМУСА В УСЛОВИЯХ УНИЛАТЕРАЛЬНОЙ ЛАБИРИНТЭКТОМИИ, СОЧЕТАННОЙ С ВИБРАЦИОННЫМ ВОЗДЕЙСТВИЕМ

1Ереванский государственный университет, Ереван, Армения;

2Институт физиологии им. Л.А. Орбели НАН РА, Ереван Армения

Математическим программным онлайн анализом на крысах Альбино в условиях унилатеральной лабиринтэктомии (УЛ) комбинированного с многодневным вибрационным воздействием (ВВ) изучали изменение частоты потока спайковой активности одиночных нейронов верхнего вестибулярного ядра (ВВЯ), вызванное на высокочастотную стимуляцию паравентрикулярного (PV) и супраоптического (SO) ядер гипоталамуса. В норме на двустороннюю стимуляцию PV и SO превалировала тетаническая потенциация (ТП). После УЛ в контроле на неповрежденной стороне, отводили ТП и посттетаническую потенциацию (ПТП), на стороне повреждения в целом, наряду с вариабельностью исходной фоновой активности нейронов ВВЯ, регистрировали скудость компонентов и воспроизводимости постстимульных возбудительных и тормозных проявлений активности нейронов ВВЯ. При сочетанном воздействии УЛ и ВВ на неповрежденной стороне при стимуляции PV и SO регистрировали тетаническую депрессию, на поврежденной стороне при стимуляции тех же ядер – ТП и ПТП, достигающие таковых в норме. Результаты гистохимических изучений в аналогичных условиях эксперимента подтвердили электрофизиологические данные, что позволяет предусмотреть протекторный эффект ВВ.

Ключевые слова: унилатеральная лабиринтэктомия; вибрационное воздействие; одиночная нейрональная активность; верхнее вестибулярное ядро; тетаническая стимуляция; паравентрикулярное и супраоптическое ядра гипоталамуса.

ACTIVITY OF THE SUPERIOR VESTIBULAR NUCLEI NEURONS AT STIMULATION OF HYPOTHALAMIC PARAVENTRICULAR AND SUPRAOPTIC NUCLEI IN CONDITIONS OF UNILATERAL LABYRINTHECTOMY COMBINED WITH VIBRATION EXPOSURE

S.H. Sarkisyan, V.A. Chavushyan, I.B. Meliksetyan, S.M. Minasyan, J.S. Sarkissian We studied the frequency changes of single neuronal spike activity flow from superior vestibular nucleus (SVN), evoked on high frequency stimulation (HFS) of paraventricular (PV) and supraoptic (SO) nuclei of hypothalamus in Albino rats in conditions of unilateral labyrinthectomy (UL) combined with many days of vibration exposure (VE). Programmed mathematical on-linе analysis was used. In normal conditions, at bilateral stimulation of PV and SO nuclei the tetanic potentiation (TP) prevaled. After UL in control at uninjured side TP and posttetanic potentiation (PTP) were recorded; on injured side, on the whole, along with variability of initial background activity of SVN neurons, an exiguity of components and of the repeatability of poststimulus excitatory and inhibitory manifestations of SVN neurons’ activity were recorded. Combined action of UL and VE at intact side evoked tetanic depression on ipsilateral stimulation of PV and SO nuclei; on injured side the stimulation of the same nuclei evoked TP and PTP, which achieved normal levels. The results of histochemical investigation in analogous experimental conditions confirmed the electrophysiological data, which allowed us concluding about protective effect of VE.

Key words: unilateral labyrinthectomy; vibration exposure; single neuronal activity; superior vestibular nucleus; tetanic stimulation; paraventricular and supraoptic nuclei of hypothalamus.

Введение. В древних системах, включая вестибулярную, при восстановлении функции после повреждений, могут быть воспроизведены определенные аспекты клеточного развития, что показано, в частности, на примере изучения мембранных свойств вестибулярных нейронов позвоночных [41]. Вестибулярная система благоприятна для определения ранних шагов в возникновении синаптической трансмиссии между нейронами в вестибулярных рефлекторных путях. Изучена их спонтанная синаптическая активность в период развития и восстановления электрической возбудимости после повреждения периферических вестибулярных органов [38].

Недостаточно изучены изменения в различных тканях организма после вибрационного воздействия (ВВ), что затрудняет объяснение патофизиологических механизмов вибрационного повреждения [14]. Интенсивно изучены симптомы последствий ВВ [5,6,12,32]. Изменения после локальной вибрации задней конечности показаны в мышцах и нерве [10,24,25,30]. Изменения в нервной ткани простираются от формирования отека [24], структурных изменений в немиелинизированных нервных волокнах [25] до ультраструктурных изменений в таковых миелинизированных [8, 16]. Продолжает оставаться актуальной, в качестве широко распространенной профессиональной вредности, хроническая вибрация всего тела, индуцирующая значительные когнитивные и психоэмоциональные отклонения, прямо пропорциональные времени ее выдержки [14]. Ранее Саркисян и др. [36 ] выявили изменения спонтанной активности нейронов ВВЯ при ВВ (в течение 5, 10 и 15 дней в режиме 60 Гц, 2 часа, ежедневно). Спустя 60 дней динамичные симптомы периферической вестибулярной деафферентации достигают устойчивого состояния [38, 39].

В сложном процессе вестибулярной компенсации особое значение имеет сенсомоторная активность и физиологические упражнения [17]. Вестибулярная компенсация зависит от сенсорных импульсов, поступающих от визуальных и проприоцептивных источников, а также от работающей части вестибулярного аппарата. Эти сенсорные импульсы, включая сложные нейрофизиологические и адаптационные механизмы, способствуют функциональному восстановлению вестибулярного анализатора. Любые факторы, которые способны усилить эти импульсы, следует считать благоприятными и необходимо использовать в клинике при лечении больных с односторонним периферическим поражением [17].

Доказан протекторный эффект локального ВВ после 5 дней для выживания нейронов и их отростков на примере периферического нервного трансплантанта [4]. После ВВ показана регенерация периферического нерва (до 10 мм спустя 7 дней после последней вибрации со 2-го постоперационного дня) и повышенная регенеративная емкость [10], действующая в качестве «подготавливающего» разрушения [10, 27, 28]. Регенерация в нервном трансплантанте улучшается и при «подготавливании» ее предегенерацией, триггируемой пролиферацией шванновской клетки – ШК [20]. Таким образом, протекторный эффект ВВ обеспечивается феноменом «подготавливающего» разрушения, хотя точные его механизмы неизвестны [27, 28]. Феномен может служить «реакцией тревоги» нейрона, аксон которого поврежден ВВ [9,10], и/или индикатором триггирования ШК факторов роста под ВВ [15,19,33,43]. В этом отношении важно взаимодействие между аксонами и ШК [34,37]. Итак, оба из вышеотмеченных механизмов имеют вклад в наблюдаемый эффект улучшения регенерации.

В свою очередь, нейросекреторная система гипоталамуса (в частности, супраоптическое ядро – SO) имеет важную роль в ответах организма на ВВ [29]. Нейроны паравентрикулярного (PV) ядра гипоталамуса, получая билатеральные вестибулярные афференты, усиливают вестибулярные стимулы с целью интеграции вестибуло-автономных рефлексов [22]. Для активации последних, в гипоталамус передается вестибулярная информация, обработанная преимущественно в верхнем и латеральном вестибулярном (ВВЯ и ЛВЯ) ядрах [21]. Активность нейронов PV изменяется также в ответ на интеро- и экстерорецепторные стрессоры [44].

Вышеотмеченное служит основанием морфо-физиологического изучения двусторонних гипоталамо-вестибулярных эффектов от PV и SO к ВВЯ после УЛ, сочетаемой с ежедневным ВВ у крыс c целью его возможного протекторного воздействия.

Методика. Наркотизированные (нембутал 40 мг/кг, в/б) крысы-самцы (n = 17) линии Альбино (250±50г) подвергались правосторонней УЛ по методу А.В. Мокроусовой (электрокоагуляция постоянным током 8.0-8.5 мА в течение 2 мин). Спустя 2 дня животные подвергались ВВ (частотой 60 Гц, амплитудой 0.4 мм) в течение 15 дней, ежедневно по 2 часа на вибростенде ЭВ-1. Спустя 17 дней после УЛ в остром эксперименте крысу обездвиживали 1% дитилином (25 мг/кг, в/б), переводили на искусственное дыхание. Под новокаиновой анестезией спинной мозг (на уровне Т2-Т3) перерезался глазным скальпелем с целью создания модели encephale isole. В электрофизиологических исследованиях производили билатеральное отведение спайковой активности одиночных нейронов ВВЯ на двустороннюю стимуляцию гипоталамических PV и SO с ипси- (i) и контралатеральной (c) cтороны. Высокочастотную (100 Гц, 1сек) стимуляцию (ВЧС) с параметрами тока 0.05 мс, 0.16 — 0.20 мВ производили биполярными электродами, экстраклеточную регистрацию – стеклянным микроэлектродом с кончиком 1-2 μМ, заполненным 2М NaCl. Отводящий и раздражающий электроды вводили согласно следующим стереотаксическим координатам по атласу Паксиноса и Вотсона [31]: для ВВЯ – (AP -10.5, L ±2-2.8, DV +6.8-7.4 мм), для PV (AP -1.8, L ±0.6, DV +7.8 мм) и SO (AP -1.3, L ±1.8, DV +9.4 мм). Активность выявлялась в качестве тетанической потенциации (ТП) или депрессии (ТД), с последующими посттетаническими проявлениями в виде посттетанической потенциации (ПТП) и/или депрессии (ПТД) различной латенции, выраженности и длительности, воспроизводимой и/или невоспроизводимой в 10-30 испытаниях на одном и том же нейроне.

Регистрацию и анализ импульсной активности производили с помощью программы, обеспечивающей олнайн селекцию посредством амплитудной дискриминации и многоуровневый математический анализ импульсного потока нейрональной активности до и после раздражения. Программно выстраиваются усредненные по количеству испытаний перистимульные гистограммы межспайковых интервалов (peri-event time histogram – РЕТН) и построенные на их основе куммулятивныегистограммы. Анализ полученных данных производили по алгоритму, специально разработанному для оценки значимости отрезков РЕТН [см. 2, 35]. Проводили оценку стационарности пре- и постстимульной активности, вычисляли скользящую частоту, межимпульсные интервалы, а также спайки в реальном времени в последовательных повторных испытаниях. В частности, анализ данных полученных при частотном раздражении проводили на основе графиков скользящей частоты. При этом со сдвигом в 50 мс рассчитывалась частота разряда нейронов в интервале в 200 мс и более. При наличии фоновой активности для нее также проводился аналогичный расчет с вычислением средней частоты и стандартного отклонения. На основании этих величин по М±2SD выявлялись периоды ПТП и ПТД. При отсутствии фона выделялись соответственные участки повышенной и пониженной активации. В среднем в течение одной регистрации проводили до 10-30 перистимульных испытаний с целью отбора периодов активности со статистически значимыми (Р<0,001) отличием от фонового уровня.

Для гистохимического исследования соответствующий участок мозга фиксировали 2 дня в 5% нейтральном формалине, приготовленном на фосфатном буфере с последующей проявкой слайсов в 3% растворе сульфида натрия.

Фронтальные замороженные срезы (40-50 мкм) обрабатывали согласно разработанному И.Б. Меликсетян [1] новому подходу по выявлению активности Са2+-зависимой кислой фосфатазы.

Результаты и их обсуждение.

а) Электрофизиологическое исследование

Проводили исследование потока вызванной (на одиночную и ВЧС) импульсной активности одиночных нейронов ВВЯ: 98 в норме (из коих 15 единиц ареактивны) и 81 – при УЛ в сочетании с ВВ (из коих 13 единиц ареактивны). При стимуляции гипоталамических PV и SO число ответоспособных единиц по типу реакций распределялись следующим образом: в норме – в правостороннем ВВЯ представлены мономодальные 21%, бимодальные 79 % (из коих однонаправленные 71% и разнонаправленные 8%), в левостороннем ядре количество реактивных единиц на стимуляцию гипоталамических ядер PV и SO были представленны, соответственно, мономодальные 35,6%, бимодальные 64,4 % (из коих однонаправленные 62,2% и разнонаправленные 2,2%).

При УЛ в сочетании с ВВ на стороне повреждения – мономодальные 28.3%, бимодальные 71.7% (однонаправленные 30.2%, разно-направленные 41.5%), а на неповрежденной стороне – мономодальные 60%, бимодальные 40% (однонаправленные 13.3%, разнонаправленные 26.7%). На неповрежденной стороне в сочетании с ВВ в виде ТД – PVi 46.7 %, SOi 40 %; на поврежденной стороне УЛ в сочетании с ВВ в виде ТП – PVc 34 %, SOi 43.4 %, в виде ТП+ПТП – PVc 7.5 %, SOi 13.3 % ; в норме превалировали эффекты ТП (PVc 60.5 %, PVi 62.2%, SОc 51.1%, SOi 65.8 %).

При оценке эффектов изученных нейронов учитывали исходный уровень активации, поскольку в норме отмечалось формирование одного или нескольких компонентов постстимульной активации без фиксированного их выявления и сочетания, в зависимости от типа нейрона и глубины отведения. К тому же, в норме характерные эффекты неоднократно и достоверно воспроизводились в изучаемой популяции нейронов. В то же время, вариабельность исходного уровня постстимульных возбудительных и тормозных тетанических и посттетанических проявлений активности способствовала выявлению многообразия вариаций (по интенсивности и протяженности), но с четкой однотипной направленностью реакции.

На рисунках 1–3 представлены типичные гистограммы проявлений активности в нейронах ВВЯ на ВЧС PV и SO ядер гипоталамуса.

На Рисунке 1 иллюстрируются эффекты ВЧС SOc и PVi (А-Е) и PVc и SOi (Ж-К) в нейронах ВВЯ с неповрежденной (А-Е) и с поврежденной (Ж-К) стороны при сочетании УЛ и вибрации с регистрацией ТД(А-Е) и ТП + ПТП (Ж-К). На Рисунке 2 в условиях УЛ и вибрации представлены ответы двух характерных единиц ВВЯ на поврежденной стороне, свидетельствующие о разнонаправленных эффектах на ВЧС PV и SO, которые являются доминирующими типами реакций (41.5%) в данной группе. При ВЧС PVc в первом нейроне регистрируется ТП+ПТП (А-В), а во втором нейроне ТД+ПТП (К-М). При ВЧС SОi в первом нейроне регистрируется ТД+ПТП (Г-Е), а во втором нейроне ТП+ПТД (Ж-И).

Рис. 1. Одиночная спайковая активность нейрона ВВЯ c неповрежденной стороны на ВЧС (100 Гц, 1 сек) SOc и PVi (А-Е) и ВЧС PVc и SOi – с поврежденной (Ж-К). Здесь и на следующих рисунках: имп.(%/исп) – количество импульсов в % от общего числа испытаний за каждый последовательный промежуток времени; представлены гистограммы для бинов с уровнем 40 мс.

Рис. 2. Одиночная спайковая активность двух нейронов ВВЯ на поврежденной стороне в условиях УЛ сочетанного с ВВ на ВЧС PVc (А-В и К-М) и SОi (Г-Е и Ж-И). 1- престимульный и 2- постстимульный спайкинг. Представлены гистограммы для бинов с уровнем 40 мс.

Иными словами, в настоящей серии экспериментов получены данные, свидетельствующие о высокой чувствительности нейронов ВВЯ к УЛ и ВВ. Данные настоящего исследования свидетельствуют о предотвращении эффекта деафферентации после УЛ в результате применения ВВ, что и было предусмотрено исходя из вышеотмеченных литературных данных. В последние десятилетия в связи с увеличением нейродегенеративных заболеваний придается все большее значение вопросам нарушения взаимодействия нейромедиаторов в синхронизации работы нервных сетей. При ряде нейродегенеративных заболеваний показаны нарушения коммуникативных связей различных нейротрансмиттерных систем, в частности, между глутамат- и ГАМК-ергической системами. Полагается, что ГАМК и глицин могут играть важную и возможно изменяющуюся роль в развивающейся и зрелой центральной вестибулярной системе.

В свою очередь, установлена решающая роль событий, опосредованных ГАМК рецептором в нейронах вестибулярных ядер при восстановлении функции после УЛ, известном в качестве вестибулярной компенсации [7, 13, 18, 42, 45]. Далее, при ВВ отмечается одновременное нарушение моноаминовых, аминокислотных и других нейрорегуляторных механизмов, что безусловно является отражением их тесных взаимосвязей в норме [26].

Вышеотмеченное позволяет предположить, что депрессорные эффекты могут быть ГАМК- зависимыми, что разумеется в дальнейшем намечается подтвердить техникой внутриклеточного исследования для разграничения дисфасилитации от истинного тормозного процесса (ТПСП). Тем не менее, в настоящем изучении, в качестве предварительного обоснования, при экстраклеточном отведении регистрировали достоверный эффект урежения потока импульсной активности в условиях системного введения ГАМК (Рис. 3). На рискнке 3 показано, что системное введение ГАМК (1 мг/мл) в условиях длительной регистрации активности нейронов ВВЯ на стимуляцию PVc и SOi привело к следующему: регистрировали исходный уровнь (4.8 спайк/сек на ВЧС PVc и 5.7 спайк/сек на ВЧС SОi), и эффект торможения, достигающий максимального спада на 95 мин (2 спайк/сек на ВЧС PVc и 2.2 спайк/сек на ВЧС SОi), с последующей тенденцией к восстановлению.

Рис. 3. Cпайковая активность одиночного нейрона ВВЯ на ВЧС PVc (А) и SOi (Б) в условиях воздействия ГАМК. На А, Б – исходный уровень и последовательная регистрация в динамике тормозного эффекта на протяжении 30 — 120 мин. Имп. (% исп.) – количество импульсов в % от общего числа испытаний на каждый последовательный промежуток времени; представлены гистограммы для бинов с уровнем 40 мс, слева от гистограмм – значения времени отведения в мин.

Подобное применение аминокислотных нейромедиаторов широко используется в последние годы, с регистрацией результирующего эффекта в интересующей мишени (независимо от локализации структуры в пределах мозга), аналогичного таковому при локальной их аппликации, лишь с известной разницей в выраженности эффекта, определяемой проницаемостью ГЭБ [11, 23, 40].

б) Гистохимическое изучение

Морфогистохимические данные касаются в основном изменения размера, формы тел нейронов, характера реагирования отростков, что имеет большое значение для сравнения пораженных клеток с таковыми у интактных контрольных животных. Немалую роль играют различия в характере осадка фосфата свинца и степени интенсивности окрашивания нервных клеток.

На срезах мозга контрольных животных ВВЯ состоит из нескученных, среднего размера полигональных клеток (Рис. 4A). Крупногранулярный осадок фосфата свинца наподобие гранул тигроида равномерно распеределен в цитоплазме нейронов (Рис. 4Д). Ядра их округлые большие светлые. В отростках гранулы расположены несколько разреженно. Активность кислой фосфатазы в нейронах высокая.

У крыс к 17-ому дню после комбинированного воздействия УЛ и ВВ на интактной стороне наблюдается сморщивание нервных клеток ВВЯ, нарушение их контуров, укорочение отростков (Рис. 4Е). Интенсивность окрашивания спадает и осадок фосфата свинца становится пылевидным. Почти однотипная морфологическая картина наблюдается на поврежденной стороне.

Нейроны теряют свою характерную форму и округляются (Рис. 4Б). Клетки вздуваются, у большинства из них перестают реагировать отростки. Явления центрального хроматолиза вплоть до появления клеток-теней больше выражены в ВВЯ с поврежденной стороны. На интактной стороне активность кислой фосфатазы в нейронах более высокая, чем на поврежденной. Морфологическая картина является выражением ответной реакции на различные патологические воздействия экзо- и эндогенного происхождения и присуща неспецифическим нейрональным поражениям.

Рис. 4. Фронтальные срезы ВВЯ мозга крыс. А, Д – ВВЯ интактной крысы; Б поврежденная сторона лабиринтэктомированной крысы; Е – интактная сторона лабиринтэктомированной крысы; В, Г – поврежденная сторона (делабиринтация + вибрация); Ж, З – интактная сторона (делабиринтация + вибрация). Увеличение: Ок. ×10 (А-З); Об. ×6,3 (В); ×10 (Б, Е, Ж); ×16 (А, Г); ×40 (З); ×100 (Д).

В ответ на патогистологические изменения, происходящие в нервной ткани при вибрации, на неповрежденной стороне наблюдается нейроглиальная реакция в виде пролиферативных процессов (Рис. 4Ж). Нейроглия весьма чувствительна к поражениям нервной ткани и ее реакция на вибрацию стериотипна, однако в сочетании с УЛ не наблюдается склонность нейроглии к прогрессивным формам митоза и регрессивным изменениям. Наряду с ядрами глиальных клеток появляется реакция мелких интернейронов, в цитоплазме которых активность кислой фосфатазы выражена умеренно. Форма нейронов ВВЯ овальная, выглядят они набухшими, ферментная активность усилена (Рис. 5, Б). Важно отметить, что характерной чертой морфокартины на неповрежденной стороне является неравномерность окрашивания в пределах одного нейрона, то есть в одном полюсе наблюдается высокая активность кислой фосфатазы, в другом-слабее (Рис. 4З). Обычно высокая ферментная активность отмечается в той половине клеточного тела, где расположено ядро. Отростки клеток несколько утолщены, по краям тела прослеживаются темно окрашенные нейрофибриллы (Рис. 5, Д, Е). Местами видны нейроны с набухшими ядрами и явлениями хроматолиза (Рис. 5Ж).

Рис. 5. Фронтальные срезы ВВЯ мозга лабиринтэктомированных крыс, подвергнутых вибрации (А-Ж); А, В, Г – поврежденная сторона; Б, Д, Е, Ж – интактная сторона (черными стрелками показаны нейрофибриллы, а белая стрелка указывает на клетку с хроматолизом). Увеличение: Ок. ×10 (А-Ж); Об. ×40 (А, Б); ×100 (В-Ж).

Нейроны ВВЯ на лабиринтэктомированной стороне морфологически выглядят почти однотипно с таковыми мозга интактных крыс. Форма и размеры клеток восстанавливается (Рис. 4, В, Г), в ответ на вибрацию у них начинают реагировать отростки, в цитоплазме наблюдается гранулярный осадок, ферментная активность усилена (Рис. 5, А). Ядра нейронов несколько набухшие, в основном имеют центральное расположение, реже – эктопированы. Наблюдается тенденция к сближению нервных клеток (Рис. 5, В, Г).

Вероятно, вибрация приводит к чрезмерному повышению активности кислой фосфатазы, что отражает мобилизацию защитных возможностей клетки, способствует быстрому очищению от продуктов распада пораженной нервной ткани и адаптации. Иными словами, данные морфологическогого изучения подтверждают таковые электрофизиологического.

Список литературы:

1. Меликсетян И.Б., “Выявление активности Са2+-зависимой кислой фосфатазы в клеточных структурах мозга крыс”.// Морфология (СПб).  2007.  131.  № 2.  P.77 80

2. Саркисян Д.С., Галоян А.А., Чавушян В.А. и др., Морфофункциональное исследование протекторного действия змеиного яда Naja Naja Oxiana при латеральной гемисекции спинного мозга.// Нейрохимия / Neurochemial Journal.  2006. 23.  № 4.  P. 318 332

3. Abbate C., Micali E., Giorgianni C. et al. Affective correlates of occupational exposure to whole-body vibration. A case-control study .// Psychother. Psychosom.,  2004.  73. P.375 379.

4. Bergman S., Widerberg A., Danielsen N., et al. Nerve regeneration in nerve grafts conditioned by vibration exposure. // Restor. Neurol. Neurosci.,  1995.  7.  P.165169

5. Bovenzi M.and Zadini A, Occupational musculoskeletal disorders in the neck and upper limbs of forestry workers exposed to hand-arm vibration. // Ergonomics  1991.  34.  P. 547 562

6. Brammer A.J., Piercy J.E., Auger P.L., and Nohara S., Tactile perception in hands occupationally exposed to vibration . // J. Hand Surg.  1987.  12A.  P.870 875

7. Cameron S.A and Dutia M.B., Cellular basis of vestibular compensation: changes in intrinsic excitability of MVN neurons. // Neurorepor.  1997.  8.  P.2595 2599

8. Chang K.Y., Ho S.T., and Yu H.S., Vibration induced neurophysiological and electron microscopical changes in rat peripheral nerves .// Occup. Environ. Med.,  1994.  51.  P.130  135.

9. Dahlin L.B. and Kanje M., Conditioning effect induced by chronic nerve compression.// Scand. J. Plast. Reconstr. Hand Surg.,  1992.  26.  P. 37 41

10. Dahlin L.B.,. Necking L.E, Lundström R., and Lundborg G.., Vibration exposure and conditioning lesion effect in nerves. An experimental study in rats.// J. Hand Surg.,  1992.  7A.  P.858  861

11. Erhardt S., Mathe J.M., Chergui K., et al. GABA(b) receptor-mediated modulation of the firing pattern of ventral tegmental area dopamine neurons in vivo. // Naunyn Schmiedebergs Arch. Pharmacol.  2002.  365.  P.173  180

12. Färkkliä M., Aatola S., Starck J. et al. Hand- grip forse in lumberjacks two-year follow-up .// Int. Arch. Occup. Environ. Healt  1986.  58.  P.203  208.

13. Giardino L., Zanni M., Fernandez M., et al. Plasticity of GABA(a) system during ageing: focus on vestibular compensation and possible pharmacological intervention.// Brain Res.  2002.  929.  P. 76 86

14. Harrison J., Hand transmitted vibration. // Br. Med. J.  1993.  307.  P. 79 80.

15. Heumann R., Kosching S., Brandtlow C., and Thoenen H., Changes of nerve growth factor synthesis in non neuronal cells in response to sciatic nerve transaction.// J. Cell Biol.,  1987.  104.  P.1623  1631

16. Ho S.T. and Yu H.S. Ultrastructural changes of the peripheral nerve induced by vibration: an experimental study.// Br. J. Ind. Med.,  1989.  46,  P.157 164

17. Jenkins H., Cohen H., Kimball K. Long- term vestibulo-ocullar reflex changes in patientes with vestibular adiation. // Acta oto-laryngologica.,  2000.  120.№2.  P.187-191.

18. Johnston A.R., Him A., Dutia, M.B. Differential regulation of GABA(a) and GABA(b) receptors during vestibular and compensation. // Neuroreport.  2001.  12.  P.597 600

19. Kanje M., Skottner A., Sjöberg J., and Lundborg G., Insulin-like growth factor 1 (IGF-1) stimulates regeneration of the rat sciatic nerve.// Brain Res.,  1989.  486.  P. 396 398

20. Kerns J.M., Danielsen N., Holmquist B., M. et al. The influence of predegeneration on regeneration through peripheral nerve grafts in the rat.// Exp. Neurol.  1993.  122.  P.28  36

21. Liu F., and T. Uemura. Effects of stimulation of the vestibular nuclei on posterior hypothalamic neuron activity in guinea pigs. Brain Res. Bull.,  1986.  16.  N 5.  P.739  743

22. Liu F., Inokuchi A., and Komiyama S., Neuronal responses to vestibular stimulation in the guinea pig hypothalamic paraventricular nucleus.// Neuroscience.  1997.  81.  P. 405 426 23. Loscher W., Honack D., and Bloms-Funke P., The novel antiepileptic drug levetiracetam (ucb L059) induces alterations in GABA metabolism and turnover in discrete areas of rat brain and reduces neuronal activity in substantia nigra pars reticulate. // Brain Res.  1996.  735 P. 208  216

24. Lundborg G., Dahln L.B., Danielsen N. et al. Intraneuronal edema following exposure to vibration .// Scand. J. Environ. Health.  1987.  13.  P. 326  329

25. Lundborg G.,. Dahln L.B, Hansson H.A., et al. Vibration exposure and peripheral nerve fiber damage .// J. Hand Surg.  1990.  15A P. 346  351

26. Marks E., Investigations on the effect of vibration on the neurosecretory cerebral system using 35-S-cysteine. // Acta Physiol. Pol.  1975.  26.  P. 87  94

27. McQuarrie I.G. and Grafstein B., Axonal outgrowth enhanced by previous nerve injury.// Arch. Neurol.  1973.  29.  P.5355

28. McQuarrie I.G., Grafstein B., and Gershon M.D., Axonal regeneration in rat sciatic nerve: effect of a conditioning lesion and of dcb- AMP.// Brain Res.,  1977.  132,  P.443- 453

29. Nakamura H., Moroji T., Nohara S., et al. Effects of whole-body vibration stress on substance P- and neurotensin-like immunoreactivity in the rat brain.// Kosm. Biol. Aviakosm. Med.  1990.  24.  P. 3233

30. Necking L.E.,. Dahln L.B, Fridén J. et al. Vibration-induced muscle injury.// J. Hand Surg.,  1992.  17B  P. 270  274

31. Paxinos G. and Watson C., The Rat Brain in Stereotaxic Coordinates, Acad. Press, New York, 5th ed.  2005.

32. Pelmear P.L, Taylor W., and Wassermann D.E., Hand-Arm Vibration. A comprehensive Guide for Occupational Health Professionals.// Van Nostrand Reinhold, New York  1992.

33. Raivich G.and Kreutzberg G.W., Peripheral nerve regeneration : role of growth factors and their receptors.// Int. J. Dec. Neurosci.  1987.  11.  P.311 324

34. Rogister B., Delree P., Leprince P., et al. Transforming growth factor-β as a neuronoglial signal during peripheral nervous system response to injury.// J. Neurosc. Res.,  1993.  34.  P. 32  43

35. Sarkissian J.S., Galoyan A.A., Kamalyan R.G., et al., The Effect of bacterial melanin on electrical activity of neurons of the substantia nigra under conditions of GABA generation, Neurochemical Journal.  2007.  1.  No 3.  P. 227 234

36. Sarkisyan S.G., Minasyan S.M., and Egiazaryan M.L., The effects of vibration on the baseline pike activity of neurons in the superior vestibular nucleus.// Neurosci. Behav. Physiol  2006.  36.  P.811 816

37. Scherer S.S., Kamholz J., and Jakowlew S.B., Axons modulate the expression of transforming growth factor-beta in Schwann cells.// Glia.  1993.  8.  P. 265 276

38. Shao M., Hirsch J.C., and Peusner D.K. Emergence of action potential generation and synaptic transmission in vestibular nucleus neurons // J. Neurophysiol.  2006.  96.  P. 1215  1226 .

39. Smith P.F. and Curthoys I.S., Mechanisms of recovery following unilateral labyrinthectomy: a review.// Brain Res. Rev.,  1989.  14  P. 155 180

40. Sokal D.M. , Giarola A.S., and Large C.H., Effects of GABA(B), 5-HT(1A), and 5-HT(2) receptor stimulation on activation and inhibition of the at lateral amygdala following medial geniculate nucleus stimulation in vivo. // Brain Res.  2005.  1031.  P.141  150

41. Straka H., Vibert N., Vidal P.P., et al. Intrinsic membrane properties of vertebrate vestibular neurons: function, development and plasticity. // Prog. Neurobiol.  2005.  76.  P. 349- 392.

42. Tighilet B.and Lacour M. Gamma amino- butyric acid (GABA) immunoreactivity in the vestibular nuclei of normal and unilateral vestibular neurectomized cats.// Eur. J. Neurosci.  2001.  13.  P. 2255 2267

43. Varon S.and Bunge R.P., Trophic mechanism in the peripheral nervous system.// Annu. Rev. Neurosci.,  1978.  1.  P.327 361

44. Watanabe S., Kunitake T., Kato K., et al. Single-unit activity of paraventricular nucleus neurons in response to intero- and exteroceptive stressors in conscious, freely moving rats.// Brain Res.  2004.  995.  N 1.  P. 97 108

45. Yamanaka T., Him A., Cameron S.A., and Dutia M.B. Rapid compensatory changes in GABA receptor efficacy in rat vestibular neurons after unilateral labyrinthectomy. //J. Physiol.  2000.  P. 413  424.

Информация об авторах:

Саркисян С.Г., к.б.н Кафедра физиологии человека и животных , Ереванский государственный университет; susi.sar@rambler.ru

Чавушян В.А., д.б.н. Лаборатория физиологии компенсации функций ЦНС,

Институт физиологии им. Л.А. Орбели; vchavushyan@neuroscience.am

Меликсетян И.Б., д.б.н. Лаборатория физиологии компенсации функций ЦНС,

Институт физиологии им. Л.А. Орбели; iram@neuroscience.am

Минасян С.М., д.б.н Кафедра физиологии человека и животных ,Ереванский государственный университет; anatom@ysu.am

Саркисян Дж.С., д.б.н. Лаборатория физиологии компенсации функций ЦНС,

Институт физиологии им. Л.А. Орбели; jsarkissyan@neuroscience.am

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin