Л.С. Степанян, А.Ю. Степанян, В.Г. Григорян «Межполушарная асимметрия в системной деятельности мозга при коррекции подростковой агрессивности» (С.41-50)

Л.С. Степанян, А.Ю. Степанян, В.Г. Григорян

МЕЖПОЛУШАРНАЯ АСИММЕТРИЯ В СИСТЕМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОЗГА ПРИ КОРРЕКЦИИ ПОДРОСТКОВОЙ АГРЕССИВНОСТИ

Ереванский государственный университет, Ереван, Армения

Исследованы межполушарные взаимосвязи левого и правого полушарий коры головного мозга при проведении психокоррекционных мероприятий у подростков с высоким уровнем личностной агрессивности. Показано правополушарное доминирование в исходных регистрациях, свидетельствующее о наличии негативного эмоционального фона. К концу психокоррекционных мероприятий наблюдалось преимущественное доминирование левого полушария, позволяющее судить о развитии положительного эмоционального фона. Показана зависимость особенностей межполушарных взаимодействий от характера выполняемой деятельности.

Ключевые слова: личностная агрессивность, ситуационная тревожность, вызванные потенциалы, кора головного мозга, межполушарные взаимодействия.

Введение. Актуальность проведения психокоррекционных мероприятий, призванных снизить уровень агрессивности в подростковой среде, занимает важное место в профилактике девиантного поведения. Психологическая коррекция как метод комплексного воздействия на подростка направлена на изменение его жизненных установок и навыков поведения и предполагает формирование новых конструктивных методов решения своих проблем. Базируясь на положениях о том, что cостояние нейробиологической основы определяет и степень чувствительности к психогенным ситуациям, и возникновение эмоциональных и поведенческих расстройств можно утверждать, что психопрофилактика и психогигиена агрессивного поведения должны основываться на научных знаниях, которые позволят выработать оптимальные эффективные методы предупреждения и коррекции агрессивного поведения.

Необходимость определения реальных психофизиологических детерминант агрессивности подростков, которые позволят раскрыть механизмы и средства ее предотвращения и коррекции обусловливает актуальность настоящей работы.

Одними из этих психофизиологических детерминант являются изменения уровня активности в различных участках коры головного мозга, а также особенности межполушарных взаимодействий.

По положениям ряда авторов межполушарная функциональная асимметрия как фундаментальная закономерность работы мозга и определяет характеристики психических состояний и деятельности субъекта (Брагина, Доброхотова, 1988; Данилова,1992; Tuсker, 1981 и др.). При этом показано, что в обеспечении эмоциональной сферы человека левое и правое полушария головного мозга вносят разный вклад и выполняют свои специфические функции (Блум и др., 1988; Sperry, 1982 и др.). Так, Kolb и Milner (1981) предложена гипотеза о вовлеченности левого полушария при негативных эмоциях, в рабoтах Reuter- Loren, Davidson, (1981), Stenberg (1992) и др. приводятся данные о преимущественной эмоциональности правого полушария. В работах А. Вартаняна (1999) отмечается, что левое полушарие ответственно за восприятие и экспрессию положительных эмоций, а правое – отрицательных, а также что корковая регуляция эмоций осуществляется в норме при взаимодействии полушарий. У. Геллер (Heller, 1993) обнаружила преобладание активации левой передней коры на фоне высокого эмоционального напряжения отрицательного знака, т.е. обращается внимание не только на знак эмоций, но и на активационный компонент эмоционального возбуждения – размерность, интенсивность переживаемой эмоции, что дает в определенной степени возможность объяснить противоречия между результатами различных исследователей.

В тоже время, характерным признаком функциональной асимметрии полушарий является ее лабильность. Асимметрия непостоянна и изменяется на разных стадиях осуществления той или иной деятельности.

Таким образом, отсутствие однозначных выводов о полушарной специализации эмоций, в частности, относящихся подростковому периоду со своими возрастными особенностями и предопределило цель и задачи настоящей работы.

Цель и задачи. Учитывая, что особенности межполушарных взаимодействий являются тонким индикатором изменений психоэмоционального статуса мы предположили, что результативность проведения психокоррекционных мероприятий может быть объективизирована посредством анализа межполушарных взаимодействий.

В связи с чем целью данного исследования было исследование динамики изменений особенностей межполушарных взаимодействий при проведении психокоррекционных мероприятий у подростков.

В свою очередь, для объективного изучения когнитивных функций у человека применяется метод вызванных потенциалов, используемый в качестве инструмента функциональной диагностики коры головного мозга. По данным картирования зрительных ВП получены сведения о физиологическом генезе и значимости отдельных компонентов ВП (Лебедева, 2002; Albrecht et al, 2005 и др.). В частности, показана связь компонента P300 с оценкой сигнала и принятием решений (Иваницкий, 1988; Канунников, 1988; Шагасс, 1975), а также связь изменений параметров компонента P300 вызванной активности, заре- гистрированной в лобных и височных областях с аффективными расстройствами поведения (Campanella et al., 2004; Hanatani et al., 2005; Pauli et al., 2005). Параметры (ЛП и амплитуда) компонента P300 используются авторами как индикатор степени вовлеченности исследуемых областей в обеспечение контроля эмоций и мотиваций.

Задачами исследования явились: тестирование на уровень агрессивности; сравнительная оценка межполушарной разницы по амплитудно-временным характеристикам компонента P300 вызванных потенциалов (ВП) фронтальной, орбито-фронтальной, височной и передне-нижне-височной областей левого и правого полушарий при проведении психокоррекционных мероприятий.

Материалы и методы. В эксперименте участвовали 50 подростков-волонтеров. Для диагностики предрасположенности к развитию агрессивного поведения использовались следующие методики: опросник Басса-Дарки, опросник Г. Айзенка «Диагностика психических состояний»; проективные методики исследования личности «Тест Руки Вагнера» и «Несуществующее животное». На основании тестирования респоденты, характеризующиеся низким уровнем агрессивности были исключены из выборки и не подвергались дальнейшему исследованию. Таким образом, в исследование были вовлечены 20 «высокоагрессивных» испытуемых (11 мальчиков и 9 девочек), с каждым из которых проводилось 4 сеанса психокоррекции.

При выборе тестов принималось во внимание их селективность, соответсвие стандартным тестовым нормам, валидность и надежность.

Для проведения психокоррекционных работ было использовано сочетание «агрессивной» компьютерной игры «OPERATION TRONDHEIM» (класса «стрелялок» — «3D Action-Shouter», которая относится к ролевым компьютерным играм, подклассу «игры с видом из глаз своего компьютерного героя») и сле- дующих общепринятых методик психокоррекции агрессивности (Платонова, 2004): «Датский бокс», «Безмолвный крик», «Пресс», «Толкалки». Эффективность психокоррекции контролировалась с помощью определения динамических изменений уровня тревожности и лабильности эмоциональной сферы с помощью теста Люшера, а также анализа объективных нейрофизиологических показателей – особенностей межполушарных взаимодействий.

С целью изучения активности мозговых структур регистрировали зрительные вызванные потенциалы фронтальной (F3-F4), орбито- фронтальной (FP1-FP2), височной (T3-T4) и передне-нижне-височной (F7-F8) областей коры левого и правого полушарий до начала психокоррекционных мероприятий (Т0) и к концу последнего сеанса коррекции (Т1). Зрительный стимул был использован в качестве общепринятой «парадигмы пробного стимула», когда зрительное возбуждение, не связанное с осуществляемой основной деятельностью и применяемое всегда в одинаковой дозировке, используется как эталонный индикатор степени активации корковых областей, что позволяет считать, что изменения амп- литуды зрительных ВП отражают уровень изменений активности под влиянием изучаемой деятельности от Т0 к Т1.

Исследования проводили в затемненной, звукозаглушенной, экранированной камере в удобном для испытуемого полулежачем расслабленном положении с закрытыми глазами. В качестве зрительного стимула использовали световые вспышки средней интенсивности — 0.4Дж с частотой 0.3Гц. Регистрацию проводили с помощью отводящих хлорсеребряных электродов диаметром 7-8 мм, которые располагались в симметричных точках исследуемых областей коры головного мозга обоих полушарий по системе 10/20. Индифферентный электрод располагался на мочке уха. Вызванные потенциалы коры головного мозга усредняли по 32 индивидуальным реакциям. Регистрация вызванной электрической активности на световое раздражение, генератором которого служил фотостимулятор FTS-21, осуществлялась на 8-канальном электроэнцефалографе фирмы “Medicor”, Венгрия (постоянная времени — 1с, полоса пропускания — 0.5- 70Гц). Для автоматической регистрации, суммирования и анализа ВП использовали компьютерные программы ”EPREC” и “EPPROC”. В ходе анализа для визуального контроля на дисплее высвечивался результат текущего усреднения ВП. Эпоха анализа равнялась 500 мс; частота оцифровки сигнала составляла 250 Гц.

В настоящей работе для выявления межполушарных различий анализировались амплитудные характеристики позитивного компонента P300 ВП, как наиболее реактивного к эмоционально- значимым стимулам.

Полученные экспериментальные данные подвергались статистической обработке по Т-тесту зависимых пар (пакет статистических программ SPSS BASE 10.0 for WINDOWS).

Рис. 1. Динамические изменения показателей ситуационной тревожности (А) иэмоциональной лабильности (Б) при проведении психокоррекционных мероприятий уиспытуемых

Результаты и их обсуждение. Сравнительный анализ динамических изменений уровня тревожности и эмоциональной лабильности по тесту Люшера показал, что до начала коррекционных работ испытуемые характеризовались высоким уровнем тревожности (4,75 усл.ед.) и неустойчивостью эмоциональной сферы (4 усл.ед.), к концу эксперимента наблюдалось достоверное (р≤0,001, р≤0,01) понижение уровня тревожности до низких значений (2,06 усл.ед), а также показателей лабильности эмоциональной сферы в сторону устойчивости (от 4,0 до 2,29 усл.ед.) (рис.1).

Анализ полученных в результате статистической обработки амплитуды компонента Р300 зрительных ВП исследуемых областей коры головного мозга у «высокоагрессивных» испытуемых выявил следующую картину.

Во фронтальной области до начала коррекционных работ по амплитуде позднего положительного компонента P300 статистически значимо (р<0,001) доминировало правое полушарие, к концу эксперимента статистически значимо (р<0,05) доминировало левое полушарие (рис.2).

Рис.2. Динамические изменения амплитуды компонента Р300 зрительных ВП фронталь-ных (F3-F4), орбито-фронтальных (Fp1-Fp2), височных (T3-T4) и передне-нижне-височных (F7-F8) областей коры больших полушарий до (Т0) и к концу (Т1) психокоррекции агрессивности. *-p<0,05, **-p<0,01, ***-p<0,001

В орбито-фронтальной области амплитуда позитивного компонента P300 в исходных регистрациях была выше в правом полушарии (р<0,05), к концу эксперимента обнаруженная межполушарная разница нивелировалась, однако при этом наблюдалось повышение активности правой орбито-фронтальной области(рис.2).

В височной области по амплитуде компонента Р300 до начала экспери- мента статистически значимо (р<0,05) доминировало правое полушарие, к концу психокоррекционных мероприятий активность обоих полушарий коры головного мозга синхронизировалась за счет понижения активности правой височной области.

В передне-нижне-височной области в исходных регистрациях статистически значимых межполушарных различий по амплитуде компонента Р300 не выявлено. К концу эксперимента амплитуда позитивного компонента была статистически значимо больше (р<0,05) в левом полушарии.

Таким образом, полученные в результате проведенной психокоррекции данные о понижении уровня тревожности и усилении контроля над эмоциональной сферой у «высокоагрессивных» испытуемых обоего пола свидетельствуют о высокой эффективности и целенаправленности комплексных психокоррекционных работ для данной категории подростков. Применение этих методов коррекции, позволяет подростку разрядиться от накопленных отрицательных эмоций, при этом формируя новые коструктивные взаимоотношения личности с окружающими.

Рис.3. Гипотетическая схема межполушарных взаимодействий по уровню активности исследуемых областей до и к концу психокоррекционных мероприятий.

На нейрофизиологическом уровне исследования результативности психокоррекции подростковой агрессивности также было получено объективное подтверждение благотворного влияния примененных методов.

Обнаруженные данные о доминировании правого полушария в исследуемых областях по амплитудным характеристикам поздней положительной волны Р300 в фоновых регистрациях у «высокоагрессивных» испытуемых (рис.3), учитывая роль правого полушария в генерации отрицательных эмоций, позволяют предположить, что у испытуемых имеется изначально повышенный отрицательный эмоциональный фон, что подтверждается также данными психологического тестирования.

Наблюдаемая под воздействием психокоррекционных мероприятий смена полушарного доминирования с правого на левое полушарие во фронтальной области, в зоне когнитивного контроля эмоций, а также в передне-нижне-височной области, ответственной за эмоциональную обработку информации, свидетельствует об усилении когнитивного контроля отрицательных эмоций и понижении уровня агрессивности. Полученные нами факты согласуются с данными ряда авторов (Русалова, 1988, Davidson, 2000; Heller, 1993; Heller, Nitscke, 1997; Tomarken, Keener 1998; Baehr, 2003; Peterson et al., 2008), о том, что левое полушарие ответственно за восприятие и экспрессию положительных эмоций, а правое – отрицательных, а также что корковая регуляция эмоций осуществляется в норме при взаимодействии полушарий. Полученные нами факты согласуются также с результатами исследований Пильмана и др. (1999), о том, что ухудшение функции левого полушария может увеличить склонность к девиантному поведению. Возможно, это обусловлено тем, что низкая активность левого полушария делает ситуацию непонятной, невербализуемой и, следовательно, эмоционально-отрицательной.

С другой стороны под воздействием психокоррекционных мероприятий наблюдалось повышение активности правой орбито-фронтальной области, что согласно E. Harmon-Jones, Sigelman (2001) и H. Demaree et al. (2005), приводит к подавлению таких отрицательных эмоций как гнев и ярость, являющихся одними из проявлений агрессивности.

В тоже время, выявляемая после психокоррекции синхронная активность височных областей, обусловленная понижением активности в правой височной области, свидетельствует о нейтрализации отрицательных эмоций на глубоких уровнях мозговой организации. Полученные нами факты согласуются с данными ряда авторов (Raine, Yang, 2006; Tebartz van Elst, 2000), согласно которым, в состояниях, связанных с негативной эмоциональной активацией, наблюдается существенное повышение уровня активации правого полушария с акцентом в правой височной и передне-нижне-височной областях (F8, T4), а также работ А. Киренской (2007), в которых показана патологически высокая активация правого полушария у лиц с делинквентным поведением.

Таким образом, обнаруженные изменения в психоэмоциональной сфере, а также активация левого полушария позволяют с большой уверенностью утверждать о положительном воздействии психокоррекционных мероприятий, которые, по видимому, приводят к осознанию своего эмоционального состояния и усилению когнитивного контроля отрицательных эмоций у испытуемых.

Вышеизложенные данные свидетельствуют о том, что динамика межполушарного доминирования и особенности межполушарных взаимодействий обусловлены также и особенностями текущей деятельности.

Полученные экспериментальные данные могут иметь как фундаментальное, так и практическое значение для профилактики и предупреждения развития ранних форм девиантного поведения.

Выводы:

1. Обнаружено понижение уровня тревожности и эмоциональной лабильности у «высокоагрессивных» подростков при воздействии психокоррекционных мероприятий.

2. Выявлена инверсия полушарного доминирования с правого на левое полушарие при воздействии психокоррекционных мероприятий, позволяющее судить о разрядке накопленных отрицательных эмоций и развитии положительного эмоционального фона.

3. Показаны динамические изменения межполушарных взаимодействий, обусловленные текущей деятельностью.

Список литературы:

1. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум и поведение. //М.: Мир. – 1988. — 248 с.

2. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. М. 1988. 244 с.

3. Вартанян И.А. Физиология сенсорных систем. СПб. Лань 1999. 153 c.

4. Данилова Н.Н. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний. М.: Изд-во МГУ. 1992

5. Иваницкий А.М. Синтез информации в ключевых отделах коры как основа субъективных переживаний.//Журн.высш.нерв.деятельности 1997. Т.47 с.209

6. Канунников И.Е., Ветошева В.И. Современные представления о психофизиологической значимости P300.//Физиология человека. 1988 Т.14 №2 с.314

7. Киренская А.В. Межполушарная асимметрия в системной деятельности мозга в норме и при психических нарушениях.//Автореф. на соиск. степени доктора биол.наук.М., 2007, 48с.

8. Лебедева И.С.,Абрамова, Л.И.,Бондарь В.В. Слуховые ВП у больных шизофренией и аффективными расстройствами. // Научный центр психического здоровья РАМН. Москва. Ж. нерв. псих. им. С. С. Корсакова. 2002. №1. с. 56-60.

9. Русалова М.Н. Влияние эмоций на активацию левого и правого полушарий головного мозга // Физиология человека. 1988. Т.14. № 5. С.754–761.

10. Шагасс П.Вызванные потенциалы мозга в норме и патологии. М.:Мир. 1975. 341с.

11. Albrecht B., Banaschewski T., Brandeis D., Heinrich H., Rothenberger A. Response inhibition deficits in externalizing child psychiatric disorders: An ERP- study with the Stop-task // Behav Brain Funct. 2005. Dec 9. V1. p22.

12. Baehr E., Rosenfeld P., Baehr R. Frontal asymmetry changes reflect brief mod shifts in both normal and depressed subjects. //Proceedings of the International Society of Neuronal Regulation. 2003. V.3. p.315-321.

13. Campanella S., Hanoteau C., Dйpy D. et al. Right N170 modulation in a face discrimination task: an account for categorical perception of familiar faces. // Psychophysiology. 2000. Nov. V.37. №6. PP.796-806.

14. Davidson R. Anterior cerebral asymmetry and the value of emotion. // Brain and Cognition. 1992. V.20. P.125–151.

15. Davidson R.J., Jacson D.C., Kalin N. H. Emotion, plasticity, context and regulation. // Perspectives from affective neuroscience. Psychological Bulletin. 2000. V.126. P.890-906

16. Demaree H.A., Everhart D.E., Youngstrom E.A., Harrison D.W. Brain Lateralization of Emotional Processing: Historical Roots and a Future Incorporating «Dominance» // Behavioral and Cognitive Neuroscience Reviews. 2005. V. 4. № 1. Р.3-20.

17. Hanatani T., Sumi N., Taguchi S. et al. Event-related potentials in panic disorder and generalized anxiety disorder. // Psychiatry Clin Neursci. 2005. Vol.59. №1. P.83

18. Harmon-Jones E, Sigelman J. State anger and prefrontal brain activity: evidence that insult-related relative left-prefrontal activation is associated with experienced anger and aggression. // J. Pers. Soc. Psychol. 2001. May. V.80. №5. pp.797–803

19. Heller W. Neuropsychological mechanisms of individual differences in emotion. Personality and arousal. // Neuropsychology.1993. V.7. P.476–489

20. Heller W., Nitschke J.B. Regional brain activity and emotion: a framework for un- derstanding cognition in depression. //Cognit. Emot.1997. V.11. №5/6. pp.637– 661.

21. Kolb B., Milner B.Observationson spontaneous facial expression after local cerebral excinsions and after intracfrotid injection of Sodium Amital//Neurupsihol. 1981.V. 19. № 4. Р.107–116.

22. Pauli P., Amrhein C., Muhlberger A. et al. Electrocortical evidence for an early abnormal processing of panic-related words in panic disorder patients. //Int. J. Psychophysiol. 2005. V.57. №1. pp. 33-42

23. Peterson C.K., Shackman A.J., Harmon- Jones E. The role of asymmertrical frontal cortical activity in aggression. // Psychophysiology. 2008. №45. pp. 86– 92.

24. Raine А., Yang Y. Neural foundations to moral reasoning and antisocial behavior // Social Cognitive and Affective Neuroscience 2006 1(3):203-213 1997

25. Reuter-Lorenz P., Davidson R.J. Differential contribution of the two cerebral hemispheres to the perceptions of happy and sad faces //Neuropsychology. 1981. V. 19. № 4. Р.609–615.

26. Sperry R.W. Some effects of disconnecting the cerebral hemispheres // Science. — 1982.- V. 217.- №4566. — P.1223-1226.

27. Stenberg G. Personality and the EEG: arousal and emotional arousability//Person, individ. Differ. 1992. V. 13. № 10. P. 1097–1113.

28. Tebartz van Elst L., Ebert D., Trimble M. Hippocampus and amygdala pathology in depression. //Am.J. Psychiatry. 2000. №157. P. 115-118.

29. Tomarken A.J., Keener A.D. Frontal brain asymmetry and depression: A self- regulatory perspective. // Cognition and Emotion. 1998. V.12. P. 387–420

30. Tuсker D.M. Lateral brain function, emotion/ and conceptualisation// Psychol. Bull. 1981. V. 81. № 1. P. 19–44.

Информация об авторах:

Григорян Вилена Грантовна, доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии ч/ж биологического факультета Ереванского государственного университета.

E-mail: slusine7@rambler.ru, sau20@rambler.ru

Степанян Лусине Самвеловна, кандидат биологических наук, научный сотрудник кафедры физиологии ч/ж биологического факультета Ереванского государственного университета.

E-mail: slusine7@rambler.ru

Степанян Анна Юрьевна, кандидат биологических наук, научный сотрудник кафедры физиологии ч/ж биологического факультета Ереванского государственного университета.

E-mail: sau20@rambler.ru

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin