Т.Р. Петросян, О.В. Геворкян, И.Б. Меликсетян, А.С. Овсепян, Л.Р. Манвелян ВЛИЯНИЕ БАКТЕРИАЛЬНОГО МЕЛАНИНА НА ПРОЦЕСС ВОССТАНОВЛЕНИЯ ДВИЖЕНИЙ КОНЕЧНОСТИ У КРЫС ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО РАЗРУШЕНИЯ КОМПАКТНОЙ ЧАСТИ ЧЕРНОЙ СУБСТАНЦИИ

Т.Р. Петросян1, О.В. Геворкян2, И.Б. Меликсетян2, А.С. Овсепян3, Л.Р. Манвелян 2

ВЛИЯНИЕ БАКТЕРИАЛЬНОГО МЕЛАНИНА НА ПРОЦЕСС ВОССТАНОВЛЕНИЯ ДВИЖЕНИЙ КОНЕЧНОСТИ У КРЫС ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО РАЗРУШЕНИЯ КОМПАКТНОЙ ЧАСТИ ЧЕРНОЙ СУБСТАНЦИИ
1Армянский государственный институт физической культуры, Ереван, Армения;
2Институт физиологии им. Л.А. Орбели НАН РА, Ереван, Армения;
3Институт биотехнологии НАН РА, Ереван, Армения

Armenian State Institute of Physical Culture, Yerevan, Armenia;

LA Orbeli Institute of Physiology, Yerevan, Armenia;

Institute of Biotechnology, NAS RA, Yerevan, Armenia;

ВЛИЯНИЕ БАКТЕРИАЛЬНОГО МЕЛАНИНА НА ПРОЦЕСС ВОССТАНОВЛЕНИЯ ДВИЖЕНИЙ КОНЕЧНОСТИ У КРЫС ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО РАЗРУШЕНИЯ КОМПАКТНОЙ ЧАСТИ ЧЕРНОЙ СУБСТАНЦИИ
Т.Р. Петросян, О.В. Геворкян, И.Б. Меликсетян, А.С. Овсепян, Л.Р. Манвелян
У двух групп крыс (n=6, в каждой) с заранее выработанным инструментальным условным рефлексом, производилось односторонное электролитическое разрушение компактной части черной субстанции (SNc). После операции у животных наблюдался унилатеральный дефицит движений задней балансирующей конечности на вертящейся перекладине. После операции одной группе крыс внутримышечно вводился раствор бактериального меланина в концентрации 6мг/мл, из расчета 170мг/кг, а другая группа оперированных животных служила контролем. На другой день после введения меланина возобновлялось тестирование инструментального рефлекса у всех животных.
Сравнение сроков восстановления инструментального рефлекса у обеих групп крыс показало, что у получавших инъекцию бактериального меланина животных инструментальный рефлекс восстановился с первого послеоперационного дня эксперимента, а полное восстановление балансирующего движения задней конечности наступило в течение трех дней тестирования. Морфо-гистохимическое изучение срезов мозга после завершения экспериментов показало, что у получивших бактериальный меланин животных на месте разрушения компактной части черной субстанции, по ходу введения электрода отсутствовал грубый глиальный рубец, а разрушенный отдел был заполнен нервными элементами (или клетками).
Ключевые слова: инструментальный условный рефлекс, крысы, компактная часть черной субстанции, бактериальный меланин, гистохимический анализ.
EFFECTS OF BACTERIAL MELANIN ON RECOVERY PROCESS OF LIMB MOVEMENTS IN RATS AFTER UNILATERAL DESTRUCTION OF SUBSTANTIA NIGRA PARS COMPACTA
T.R. Petrosyan, O.V. Gevorkyan, I.B. Meliksetyan, A.S. Hovsepyan, L.R. Manvelyan
Two groups of rats (n=6, in each group) were initially trained to an instrumental conditioned reflex and then subjected to unilateral electrolytic destruction of substantia nigra pars compacta (SNc). After the operation unilateral deficit in balancing hindlimb movements was observed in all rats. On the next day after the destruction part of the animals was intramuscularly injected with bacterial melanin solution at the concentration 6 mg/ml. The volume of solution was determined by calculation from the optimally tolerated dose of 0.17 g/kg. The other six operated rats served as a control group. On the second day following the operation the testing of instrumental conditioned reflex was resumed in both groups.
Comparison of recovery periods for the conditioned reflex in rats of melanin treated and control groups showed that recovery of instrumental conditioned reflex in melanin treated rats took place on the first postoperative testing day, whereas the balancing hindlimb movements in this group completely recovered in three testing days. Morpho-histochemical study of brain sections was conducted after the completion of behavioral experiments. In melanin injected rats the study revealed absence of destruction or electrode trace in substantia nigra pars compacta of melanin injected rats. The destruction area was filled with nervous elements.
Key words: instrumental conditioned reflex, rats, substantia nigra pars compacta, bacterial melanin, histochemical analysis.

Введение. Известно, что поражение нигростриарной системы мозга, участвующей в нормальном обеспечении двигательных функций организма, является причиной возникновения болезни Паркинсона и других нейродегенеративных заболеваний [10, 11]. Так как в дофаминергических нейронах компактной части черной субстанции вырабатывается основное количество дофамина мозга, то при поражении этой структуры его недостаток становится причиной возникновения болезни Паркинсона [7]. Показано наличие обширных морфофункциональных связей черной субстанции со многими структурами ЦНС, в том числе со стриатумом и сенсомоторной корой [10]. Черная субстанция фактически является структурой, не только участвующей в регуляции моторики организма, она также участвует в высших интегративных функциях мозга, необходимых для приспособления животного к нестационарным условиям среды [1]. В связи с актуальностью проблемы регуляции активности дофаминергических нейронов мозга при нейродегенеративных заболеваниях, в частности при болезни Паркинсона, необходимо выяснить как механизмы, являющиеся причиной возникновения этой болезни, так и возможные пути ee предотвращения.

Целью настоящего исследования явилось изучение влияния водорастворимого бактериального меланина, синтезированного мутантным штаммом Bacillus thuringiensis (BT), на процесс восстановления заранее выработанного у крыс инструментального условного рефлекса (ИУР) и движения парализованной задней конечности после унилатерального электролитического разрушения компактной части черной субстанции и последующего внутримышечного введения на следующий день после этого раствора бактериального меланина в концентрации 6мг/мл, из расчета 170мг/кг.

Исходя из того, что в последнее десятилетие, в числе современных подходов при лечении нейродегенеративных заболеваний успешно применяются разного рода нейропротекторы, после введения которых ускоряется посттравматическое восстановление утраченных функций структур ЦНС, в настоящем исследовании авторами с этой целью был использован водный раствор бактериального меланина. Использованная в настоящем исследовании концентрация (6мг/мл), успешно была применена авторами в физиологических исследованиях в предыдущие годы, с целью обеспечения скорейшего восстановления нарушенных двигательных функций у крыс после разрушения ряда структур ЦНС, участвующих в организации двигательного поведения животного [3, 4, 6].

Материалы и методы. Исследование было проведено на 12 белых нелинейных крысах – самцах в возрасте 2,5-3 месяца, с массой тела 180-220 гр. Крысы были разделены на 2 группы. Всех крыс предварительно обучали инструментальному (оперантному) рефлексу балансирования на вращающейся (9 об/мин) горизонтальной перекладине с диаметром 2 см и длиной 30 см, закрепленного на высоте 90см над мягкой подушкой [11]. Испытание повторяли в день 10 раз. Критерием выполняемости рефлекса было балансирование животного на вращающейся перекладине не менее 250с, а интервал для отдыха составлял 60с.

Животных оперировали под нембуталовым наркозом (40мг/кг, внутрибрюшинно). До операции, с целью обезболивания, крысам вводили в мышцы черепа 2% раствор новокаина, затем приступали к операции. Унилатерально производили электролитическое разрушение компактной части черной субстанции по координатам стереотаксического атласа [17] — P=5мм, L=2мм и V=8мм. У всех животных было проведено унилатеральное электролитическое разрушение компактной части черной субстанции слева, по параметрам тока 2μА, подаваемого в течение 20секунд.

На следующий день после операции одной группе крыс (n=6) с предварительно выработанным условным рефлексом, внутримышечно вводили водорастворимый бактериальный меланин в концентрации 6 мг/мл, из расчета 170 мг/кг, а другая оперированная группа служила контролем.

Тестирование инструментального рефлекса возобновляли на следующий день после операции, или на следующий день после введения бактериального меланина. Инструментальный рефлекс считался восстановленным в случае свыше 80% правильного выполнения задачи. Неврологический статус животных, получавших инъекцию меланина после операции восстанавливался в основном в первые три дня, а флексорный тонус правой задней конечности испытываемой стороны у контрольных крыс восстанавливался значительно позже.

С целью изучения морфо-функционального состояния клеточных структур мозга был использован гистохимический метод для выявления активности Ca2+-зависимой кислой фосфатазы [5], а также метод для выявления внутриорганного микроциркуляторного русла [9]

Результаты и их обсуждение. После одностороннего электролитического разрушения компактной части черной субстанции у крыс контрольной группы уже в первые два дня после операции наблюдался гиперкинез. Животные постоянно ходили по кругу, иногда после двух кругов одни крысы продолжали кружить вокруг своей оси, постоянно расширяя диаметр круга, а другие шли прямо. При ходьбе крысы ставили заднюю правую лапу на пол с растопыренными пальцами, а во время передвижения эту лапу поднимали выше левой. Хвост у оперированных крыс не касался пола, как у нормальных, а держался значительно выше и с загнутым к верху кончиком. При посадке крыс на вращающуюся перекладину оперированные крысы не держались на ней до конца положенного срока (250 сек.), иногда балансируя только левой задней лапой и то нечасто. Правая задняя конечность у оперированных контрольных животных через 20-30сек. после посадки на перекладину скользила и срывалась с нее, падая то сзади перекладины, то спереди. Через 4-5 экспериментов крысы начали поворачивать голову вправо и сидели на перекладине по ее длине, цепляясь всеми лапами. После 10 дней экспериментирования у крыс усилился гиперкинез, несмотря на это животные продолжали до конца срока держаться на перекладине, но не сидели спокойно, а все время меняли свою позу. В отличие от нормальных крыс, которые держались на перекладине на задних лапах, попеременно балансируя ими, а свободные передние лапы свисали с нее, оперированные крысы сидели на перекладине только на задних лапах, не балансировали, а передние лапы были свободны, они постоянно двигались в воздухе. Иногда эти движения напоминали движения человека, тянувшего что-то руками к себе. Чаще поведение крыс напоминало движения человека, который пилит дрова, так как их передние лапы постоянно то расправлялись впереди них, то сгибались. Через три недели, в течение которых наблюдалась вышеописанная картина гиперкинеза, наступил период спокойного поведения. Начиная с 21-го дня постоперационного эксперимента (через 46 дней после операции), крысы уже балансировали как нормальные (рисунок 1Б).

Совершенно иная наблюдалась картина восстановления ИУР и балансирования у тех крыс, которым на следующий день после одностороннего разрушения компактной части черной субстанции внутримышечно вводили раствор бактериального меланина в концентрации 6мг/мл, из расчета 170мг/кг.

Рисунок 1. Эффекты электролитического разрушения компактной части черной субстанции после выработки ИУР у контрольной крысы (А) и у экспериментальной крысы (Б), которой на следующий день после разрушения этого образования внутримышечно вводили бактериальный меланин в концентрации 6мг/мл, из расчета 170мг/кг.
По горизонтали – дни опытов, по вертикали – среднее время (в секундах) нахождения животного на вращающейся перекладине (при 10-кратном повторении в день). Пунктирная линия на 250 сек. – критерий выполняемости ИУР. Черный треугольник над осью абсцисс указывает на день разрушения черной субстанции, а светлый треугольник – на день внутримышечного введения бактериального меланина. Эксперименты выполнены на крысе № 3 (контроль, на А), а также на крысе №5 (Б), которой после операции вводили бактериальный меланин.

У получивших инъекцию бактериального меланина оперированных крыс ИУР полностью восстановился с первого же дня эксперимента, а балансирующее движение задней правой конечности полностью восстановилось у них через 1-3 дня после возобновления тестирования, в течение которых был достигнут стопроцентный уровень выполнения ИУР, и он не изменился до завершения опытов (рисунок 1 А). Интересно, что движения крыс, получавших инъекцию бактериального меланина, как во время испытаний ИУР, так и при свободном передвижении не отличались от нормальных животных. За весь период экспериментирования ИУР у всех крыс был на уровне стопроцентного выполнения, а балансирующее движение правой конечности полностью восстановилось в среднем за 2,7 ± 0,3 дня.

После завершения экспериментов было проведено морфогистохиическое исследование черной субстанции всех подопытных животных.

Рисунок. 2 Фронтальные срезы среднего мозга крыс на уровне нижнего двухолмия после разрушения черного вещества с последующими инъекциями бактериального меланинина (стрелки – место разрушения).
Увеличение: 25 (Ж); 63 (Д); 100 (А); 160 (Б,Е, З); 400 (В); 1000 (Г).

Рисунок. 3 Фронтальные срезы среднего мозга крыс на уровне нижнего двухолмия после разрушения черного вещества с последующими инъекциями бактериального меланинина (стрелки – место разрушения). Увеличение: 160 (Б); 400 (А, В, Г); 1000 (Д, Е).

Как показало исследование срезов черной субстанции подопытных животных, на поперечном разрезе среднего мозга, между петлевым слоем и основанием, начиная с уровня нижних холмов, выделяется черное вещество (substantia nigra Soemmeringi), характерное обилием в его клетках пигмента нейромеланина (Рис. 2 А). Клетки этой структуры весьма разнообразной формы — треугольные, вытянутые, полигональные (Рис. 2 Б). Осадок фосфата свинца в виде гранул отчетливо виден в цитоплазме и отростках клеток. В последних, особенно в аксонах, наблюдаются чередующие на равном расстоянии светлые и темные участки, что создает впечатление поперечной исчерченности. Вероятно, эти темные точки соответствуют местам высокой активности КФ. В целом, гранулярность осадка в нейронах черной субстанции хорошо выражена. Кроме того, у интактных крыс эта область пронизана кровеносными сосудами, что свидетельствует об усиленной васкуляризации. На стенках сосудов реагируют темные, гомогенно окрашенные перициты.

У контрольных животных в участке разрушения черной субстанции наблюдается реактивная пролиферация ядер глиальных клеток, с формированием плотного барьера, блокирующего дальнейший ход аксонов (Рис. 2 В-З). По обе стороны от рубца характерно отсутствие реакции нейронов.

На срезах среднего мозга под воздействием бактериального меланина на месте разрушения отмечается отсутствие грубого глиального рубца (Рис.2 и 3). Более того, в большинстве случаев по ходу введенного электрода отмечается полное отсутствие рубца (Рис. 2 А, Д, Е, Ж). Hепосредственно в участке травмы обнаруживаются нервные клетки (Рис. 2 В, Г, Е, З; Рис. 3 А, В, Г). В сравнении с таковыми интактных крыс, особые структурные отличия в характере реагирования нейронов не наблюдаются (Рис. 3 Д, Е). Под воздействием бактериального меланина в окружающей травматический участок нервной ткани хроматолиз нейронов отсутствует, отмечается лишь некоторое укорочение отростков. На месте разрушения очень часто среди увеличенных ядер нейроглии обнаруживаются интенсивно окрашенные нейроны с высокой фосфатазной активностью. Другим благоприятствующим фактором является усиление васкуляризации. На срезах видны отдельные ветви кровеносных сосудов микроциркуляторного русла.

Анализ результатов проведенного исследования показал, что у контрольных крыс, после одностороннего разрушения SNc, восстановление парализованного движения задней конечности наступило через три недели, после десятикратного в день испытания у животных инструментального рефлекса балансирования на вертящейся перекладине. А введением на следующий день после операции недостающего организму крыс количества меланина, у экспериментальных животных ликвидируется дефицит двигательной функции. После введения раствора меланина в концентрации 6мг/мл, с первого дня испытания оперированные животные держались нормально на вращающейся перекладине до конца положенного срока. А балансирующее движение задней, парализованной после операции конечности также полностью восстановилось в течение 1-3 дней постоперационного эксперимента.

Ранее в остром эксперименте нами было показано благоприятное действие раствора бактериального меланина, использованной в настоящем исследовании концентрации. При записи экстраклеточной спайковой активности одиночных нейронов компактной части черной субстанции после внутрибрюшинного введения раствора бактериального меланина наблюдалась бурная и длительная активация нигральных нейронов [8].

Также было установлено [12], что при болезни Паркинсона у людей наблюдается интенсивная дегенерация (70%) меланин – содержащих нейронов компактной части черной субстанции. Так как дофаминергические нейроны черной субстанции способны накаливать ионы разных металлов, особенно железа, то в работе показано, что оксидативный стресс и высокое содержание металлов приводят к гибели нейронов этого образования. Сейчас установлено, что главной причиной возникновения болезни Паркинсона является гибель нигростриарных допаминсодержащих нейронов, чьи клеточные тела находятся в компактной части черной субстанции, а нервные окончания — в стриатуме. Доказано, что воспалительные факторы могут привести к гибели ДА-нейронов SNc. Так как установлено, что допаминергические нейроны SNc, содержащие нейромеланин, при болезни Паркинсона подвержены дегенерации больше, чем допаминергические нейроны, не содержащие его [15]. Авторы работы показали, что свободный экстраклеточный нейромеланин и микроглиоз являются основные причины возникновения болезни Паркинсона [16]. Новейшие данные показывают, что человеческий экстраклеточный нейромеланин в отсутствие микроглии сам не токсичен для нейронов. Но высвобождающий с погибающих нейронов нейромеланин вызывает активацию микроглии и последующую нейродегенерацию при болезни Паркинсона, что доказывает высокую степень уязвимости при этом дофаминовых нейронов черной субстанции. A полученные в настоящем исследовании экспериментальные данные показали, что после введения крысам бактериального меланина, фактически в их организме ликвидируется дефицит недостающего у них количества этого вещества, благодаря чему, по всей вероятности, восстанавливается его баланс в мозге крыс и происходит быстрое полноценное пополнение необходимого количества меланина и восстановление нормальной двигательной функции животных.

Заключение. В хроническом эксперименте, у крыс с заранее выработанным инструментальным рефлексом балансирования на вращающейся перекладине, исследовалось влияние одностороннего электролитического разрушения компактной части черной субстанции, а также действия раствора бактериального меланина, введенного крысам на следующий день после операции. Показано, что у контрольных крыс после разрушения компактной части черной субстанции наблюдается постоянный гиперкинез, который особенно четко виден при балансировании оперированных крыс на вращающейся горизонтальной перекладине. При этом, хотя крысы не падают во время их нахождения на вращающейся перекладине, но в течение 21-го постоперационного экспериментального дня у них наблюдается гиперкинез в виде постоянных движений передних конечностей. После этого срока у крыс нормализуется состояние во время их балансирования на вращающейся перекладине и до завершения экспериментов уже не меняется.

А у второй группы крыс после внутримышечного введения бактериального меланина, с первого же постоперационного дня наблюдается нормальное выполнение рефлекса на вращающейся перекладине, а балансирующее движение задней конечности полностью восстанавливается после трех экспериментов.

Итак, восстановление инструментального рефлекса балансирования после разрушения SNc у крыс происходит полностью и за очень короткий срок. Это дает основание полагать, что введенная крысам концентрация бактериального меланина покрыла образованный дефицит меланина в организме оперированных животных, благодаря чему у них достигается быстрое и полное, по сравнению с контрольными животными, восстановление нарушенных движений.

Список литературы:

  1. Гамбарян Л.С., Саркисян Ж.С., Гарибян А.А., Коваль И.Н., Мадатова И.Р., Геворкян К.Н., Ходжаянц Н.Ю. Влияние повреждения черной субстанции на условнорефлекорную деятельность животных. // Журнал ВНД 1981, том 31, № 6, С. 1247-1254.
  2. Иванов Ю.И., Погорелюк О.Н., Обработка результатов медикобиологических исследований. Москва, 1990, 224 с.
  3. Манвелян Л. Р., Петросян Т. Р., Геворкян О. В., Меликсетян И. Б. Влияние унилатеральной пирамидотомии и ведения бактериального меланина на кортикофугальную пластичность у взрослых крыс. // Материалы международной конференции “Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии и нейропластичности”. Москва, 2008, С. 598 – 601. .
  4. Манвелян Л. Р., Петросян Т. Р., Геворкян О. В. О некоторых факторах, влияющих на пластичность нервной системы после травмы кортико-спинального тракта. // Доклады НАН РА, Ереван, 2010, Т. 110, № 3, С. 302-307.
  5. Меликсетян И.Б. Выявление активности Ca2+ - зависимой кислой фосфатазы в клеточных структурах мозга крыс. // Морфология 131 (2):77-80, 2007
  6. Петросян Т. Р., Геворкян О. В., Манвелян Л. Р. Влияние меланина на восстановление инструментальных рефлексов у крыс после разрушения руброспинального тракта. // Материалы международной конференции “Актуальные проблемы интегративной деятельности и пластичности нервной системы”, посвященной 80-летию акад. В.В. Фанарджяна, Ереван, 2009, С. 235 – 239.
  7. Раевский К.С. Функциональная роль и фармакологическая регуляция дофаминергической системы мозга. // Вестник РАМН, 1998, 8б, С. 19-24.
  8. Погосян М.В., Овсепян А.С. Эффекты бактериального меланина на электрическую активность нейронов сенсомоторной коры и черной субстанции в условиях воздействия глютамина и ГАМК. // В материалах международной конференции “Успехи биотехнологии: перспективы развития в Армении”, Армения, Цахкадзор, 12-14 июля, С. 196.
  9. Чилингарян А.М. Новый кальций аденозин-трифосфатный метод для выявления внутриорганного микроциркуляторного русла. // Докл. АН Арм. ССР, 1986, Т. 82, Вып 1, С. 66-71.
  10. Худоерков Р.М., Даведова Е.Л., Воронков Д.Н. Структурно-функциональные и биохимические изменения, возникающие в мозге крыс при моделировании дисфункции дофаминовой системы. // Биол. Эксп. Биол. 2007, 144 (7), С. 39.
  11. Eisenhofer G., Kopin I.J., Goldstein D.S. Catecholamine metabolism: a contemporary view with implications for physiology and medicine. // Pharmacol. Rev. 2004; 56 (3), 331-349.
  12. Fasano Mauro, Bruno Bergamasko and Leonardo Lopiano. Modifications of the iron neuromelanin system in Parkinson’s disease. // Journal of Neurochemistry, 2006, V. 96, P. 909-916.
  13. Faucheux В.A, Maгtin М.Е., Beaumont С.М, Hauw J.J., Agid V., Hiгsch Е.С. Neuгomelanin associated гedox-active iгon is incгeased in the substantia nigгa of patients with Paгkinson’s disease. // J. Neuгochem, 2003, V. 86, N. 5, P. 1142-1148.
  14. Sarkissian J. S., Galoyan A. A., Kamalyan R. G., Chavushyan V. A., Meliksetyan I. B., Poghosyan M. V., Gevorkyan O. V., Hovsepyan A. S., Avakyan Z. E., Kazaryan S. A. and Manucharyan M. K.. The Effect of Bacterial Melanin on Electrical Activity of Neurons of the Substantia Nigra under Conditions of GABA Generation. // Neurochemical Journal, 2007, Vol. 1, No. 3, pp. 227–234.
  15. Paxinos O., Watson Ch. The rat brain in stereotaxic coordinates. // Academic, Burlington, MA, ed. 2005. P. 367.
  16. Hirsch E., Graybal A.M., Agid Y.A. Melanized dopaminergic neurons are differentially susceptible to degeneration in Parkinson’s disease. // Nature, 1988, 334: 345-348.
  17. Langston J.W., Forno L.S., Tetrud J., Reeves A.G., Kaplan J.A., Karluk D. Evidence of active nerve cell degeneration in the substantia nigra of humans years after l-methyl-4-phenyl-1,2,3,6- tetrahydropyridine exposure. Ann Neurol, 1999, 46: 598-605.
  18. Zhang Wei, Phillips Wielgus, Jie Liu, A. Albertini, F. Zucca, R Faust, S. Qian, D. Miller. Neuromelanin Activates Microglia and Induces Degeneration of Dopaminergic Neurons: Implications for Progression of Parkinson’s Disease // Neurotoxicity Res. 2011, V. 19, P. 68-72.

Информация об авторах:

Петросян Т.Р., к.б.н., старший преподаватель кафедры кинезиологии, АрмГИФК; tigpetrosyan@yahoo.com

Геворкян О.В., лаборатория физиологии ЦНС, Институт физиологии им. Л.А. Орбели; ogevorkyan@yahoo.com

Меликсетян И.Б., д.б.н., Лаборатория гистохимии и нейроморфологии, Институт физиологии им. Л.А. Орбели; iram@neuroscience.am

Овсепян А.С., к.б.н., Институт биотехнологии НАН РА; anichka_h@mail.ru

Манвелян Л.Р., д.б.н., лаборатория физиологии ЦНС, Институт физиологии им. Л.А. Орбели; lmanvel@neuroscience.am

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin