О.М. Разумникова, А.Ю. Загайнова ЗНАЧЕНИЕ МОТОРНОЙ АСИММЕТРИИ И ПОЛУШАРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО КОНВЕРГЕНТНОГО И ДИВЕРГЕНТНОГО МЫШЛЕНИЯ (С. 36-47)

О.М. Разумникова, А.Ю. Загайнова

ЗНАЧЕНИЕ МОТОРНОЙ АСИММЕТРИИ И ПОЛУШАРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО КОНВЕРГЕНТНОГО И ДИВЕРГЕНТНОГО МЫШЛЕНИЯ

ФГБУ «НИИ физиологии» СО РАМН, Новосибирск, Россия

State Research Institute of Physiology SB RAMS, Novosibirsk, Russia

ЗНАЧЕНИЕ МОТОРНОЙ АСИММЕТРИИ И ПОЛУШАРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО КОНВЕРГЕНТНОГО И ДИВЕРГЕНТНОГО МЫШЛЕНИЯ

О.М. Разумникова, А.Ю. Загайнова

Взаимосвязь полушарных особенностей внимания и моторной асимметрии с одной стороны и эффективности конвергентного/дивергентного мышления с другой — изучена с использованием метода множественной регрессии при анализе временных характеристик идентификации латерализованно предъявленных иерархически организованных букв и психометрических показателей интеллекта и креативности. Установлено, что успешность конвергентного мышления связана преимущественно с быстрой и точной идентификацией информации на глобальном уровне селекции, а дивергентного — с увеличением времени селективных процессов на локальном уровне. Моторная асимметрия вносит больший вклад в модели описания вербальной креативности или образного интеллекта с повышением этих показателей мышления при ослаблении доминирования правой руки. Значение лево- или правополушарной селекции информации для эффективности конвергентного или дивергентного мышления различается в зависимости от вербальной или образной природы тестовых заданий.Ключевые слова: конвергентное и дивергентное мышление, полушарная асимметрия, селекция информации на локальном и глобальном уровнях, моторная асимметрия.

THE SIGNIFICANCE OF MOTOR ASYMMETRY AND HEMISPHERIC CHARACTERISTICS FOR EFFECTIVE CONVERGENT AND DIVERGENT THINKING DURING INFŒORMATION IDENTIFICATION

O.M. Razumnikova, A.U. Zagainova

Multiple regression analyses utilising time parameters have been used to investigate the relationships between hemispheric attention and motor asymmetry and the efficiency of convergent/divergent thinking during the identification of laterally presented hierarchical letters and during performance of psychometric indices of intelligence and creativity. Efficiency in convergent thinking is primarily associated with the rapid and accurate identification of information on a global level of selection, and divergent thinking is associated with increases in selection time on a local level. Motor asymmetry is more associated with verbal creativity and figurative intelligence, as evidenced by increased performance on psychometric indices as right-handed dominance decreases. Additionally, the contribution of selective left or right hemispheric processing to convergent or divergent thinking is different during verbal versus figurative testing.

Key words: Convergent and divergent thinking, hemispheric asymmetry, information selection on local and global levels, motor asymmetry.


На основе хорошо известной специфики в механизмах деятельности нейронных систем левого и правого полушарий, отражающейся, соответственно, в преобладании интрарегиональных или интеррегиональных связей (Брагина, Доброхотова, 1982; Жаворонкова, 2006; Меерсон, 1995), логично предположить, что для продуктивного конвергентного мышления в большей степени необходимы функции сукцессивного — левого, а для успешности дивергентного мышления — напротив, симультанного — правого полушария. Учитывая также функциональную асимметрию полушарной активности при осуществлении вербальных, образных или моторных операций, следует ожидать, что эффективность решения задач, требующих разных форм конвергентного и дивергентного мышления, будет изменяться в зависимости от соотношения этих факторов, в том числе — от «рукости» участников экспериментов.Вопрос о связи «рукости» и уровня когнитивных способностей пока остается неразрешенным, так как на настоящий момент получены противоречивые доказательства о наличии дефицита когнитивных функций и у правшей, и у левшей, и у амбидекстров при их сравнительном анализе (Crow et al., 1998; Hirnstein et al., 2010; Mayringer, Wimmer, 2002). В этих исследованиях в качестве интегрального психометрического показателя успешности когнитивных операций рассматривался уровень IQ. Так как по определению при измерении интеллекта используются относительно простые задачи с единственно верным решением, то IQ можно рассматривать и как количественный показатель результативности конвергентного мышления.В свою очередь эффективность дивергентного мышления отражается в показателях креативности: беглости и гибкости решений и, в конечном счете – в оригинальности ответов. Анализ результатов исследований полушарной активности, связанной с креативностью, указывает на доминирование правого полушария в обеспечении этого вида деятельности (Разумникова, 2009; Mihov et al., 2010), тогда как показатели интеллекта в большей степени отражаются в специфике активности левого полушария (Jung, Haier, 2007). Однако известны данные и об участии функций левого полушария в реализации креативных способностей (Разумникова, Брызгалов, 2005), а правого – интеллектуальных (Zaidel et al., 1981). Такие изменения функциональной полушарной асимметрии могут быть обусловлены как природой обрабатываемой информации: вербальной или образной, так и сложностью, и временными характеристиками когнитивных процессов. Хорошо известна, например, гипотеза «нейронной эффективности» (Haier et al., 1988), согласно которой решение тестовых заданий при психометрическом определении интеллекта происходит за счет локальной активации специализированной нейронной системы, эффективность организации которой отражается в быстром и точном ответе. Однако, если субъективно задача оказывается сложной и требует критической оценки альтернативных решений, то «жесткость» или временная устойчивость ранее сформированных при обучении нейронных систем может, напротив, затруднять выбор ответа. Перечисленные закономерности выявлены при изучении функциональной активности у праворуких участников экспериментов, однако они могут отличаться у левшей, характеризующихся более амбилатеральной представленностью речевых и зрительно-пространственных функций и более тесным межполушарным взаимодействием (Доброхотова, Брагина, 1994; Жаворонкова, 2006; Cherbuin, Brinkman, 2006). Поэтому представляет интерес изучение особенностей принятия решения при выполнении заданий разной природы в зависимости от степени индивидуальной моторной асимметрии и временных характеристик обработки информации в левом и правом полушариях. Дихотомию «конвергентное» — «дивергентное» мышление логично сопоставить с особенностями селективных процессов на «локальном» и «глобальном» уровнях и соответствующей этим особенностям полушарной асимметрией: левополушарного доминирования при локальной селекции, а правого — глобальной (Navon, 1977). Такое сопоставление может быть полезным для выяснения индивидуальной вариабельности в полушарных стратегиях решения и интеллектуальных, и креативных задач. Ранее нами и другими авторами была показана индивидуальная изменчивость в предпочтении «локальных»/«глобальных» или левополушарных/ правополушарных стратегий (Каразаева, Разумникова, 2011, 2012; Мачинская с соавт., 2010). В результате анализа взаимосвязи креативности и полушарной специфики селективных процессов на локальном и глобальном уровне, отмеченной в ситуации сравнения иерархически организованных букв, было установлено, что повышению оригинальности как вербального, так и образного мышления соответствует усиление правополушарных эффектов интерференции, а межполушарные эффекты по-разному связаны с креативностью: образная – положительно, а вербальная – отрицательно (Каразаева, Разумникова, 2012). При этом ослаблению моторной асимметрии соответствовало повышение и креативности, и правополушарного эффекта интерференции информации. Большим значениям интеллекта, как показателю успешности конвергентного мышления, напротив, соответствовало, ослабление интерференции вербальной информации, преимущественно в ситуации ее левополушарного сравнения (Каразаева, Разумникова, 2011).В данной работе мы рассматриваем другую ситуацию: идентификацию целевых вербальных стимулов на локальном или глобальном уровне их селекции, которая в отличие от рассмотренных ранее условий сравнения требует большего участия систем контроля и вербализации операций (Gentner, 2003) и характеризуется большей правополушарной активацией при распознавании и категоризации специфических локальных или глобальных свойств нелатерализованно предъявленных зрительных стимулов (Мачинская с соавт., 2010). Вследствие этого для изучения полушарных механизмов решения разных задач: вербальных или образных и требующих конвергентного или дивергентного мышления, представляет интерес сопоставить характеристики селективных процессов в левом и правом полушариях. Таким образом, целью настоящего исследования стало определение взаимосвязи полушарной специфики в идентификации локальных/глобальных свойств информации и показателей эффективности конвергентного/дивергентного мышления разной природы с учетом индивидуальной моторной асимметрии («рукости»).

Материалы и методыВ исследовании принимали участие в общей сложности 109 студентов 17-22 лет с нормальным или скорректированным до нормального зрением. Для определения индивидуальной моторной асимметрии использовали опросник Аннетт. Для исследования структуры интеллекта применяли тест Амтхауэра с оценкой образного и вербального компонентов IQ (средние значения для двух образных и четрыех вербальных субтестов). Определение креативности проводили на основе модифицированных вариантов хорошо известных образных субтестов «Круги» и «Незавершенные фигуры» и вербальных методик «Необычное использование обычного предмета» и «Когнитивной синтез». Показатели оригинальности дивергентного мышления при выполнении первых трех заданий оценивали как частоту данных ответов на основе их сравнения с теми, что были зафиксированы в предварительно созданных базах данных (Разумникова, 2002). Пример выполнения субтеста «Круги» приведен на рис.1. Беглость ответов в этом случае составила 10, гибкость – 8 и оригинальность – 3,0 (суммарное значение оригинальности складывалось из оценок частоты встречаемости каждого изображения, при отсутствии рисунка в базе данных ему присваивался 1 балл). Оригинальность предложений определялась как среднее оценок двух экспертов (авторов статьи).


Razumnikova_1_2_2013

Рис.1. Пример выполнения образного субтеста «Круги»
Для изучения полушарных особенностей селекции информации была разработана компьютеризированная методика на основе парадигмы Навона (Navon, 1977) с латерализованным предъявлением иерархически организованных конгруэнтных и неконгруэнтных стимулов в ситуациях их идентификации или сравнения на локальном или глобальном уровнях (авт. свид. № 2012614732 от 28.05.2012 г.). В настоящей работе представлены результаты серии экспериментов с идентификацией вербальных стимулов, пример которых показан на рис. 2.«Глобальными» стимулами были большие буквы Н, Е, А, Б, которые состояли из таких же меньших размеров («локальных»). Использовали все комбинации больших и маленьких букв, в том числе — конгруэнтные (например, ЕЕ) или неконгруэнтные (например, ЕН). Стимулы в псевдослучайном порядке на 160 мс предъявляли в левое или правое поля зрения. Всего было предъявлено 160 стимулов, 50% из которых составляли целевые «Н» или «Е». В одной серии необходимо было реагировать на «глобальные» целевые стимулы (например, «Е» на рис.2 А), нажимая на одну клавишу, а при появлении нецелевых («А» или «Б») — на другую. В серии селекции на локальном уровне эти же операции требовалось выполнять при появлении на экране маленьких букв в составе «больших» (например, при появлении «Е» в «А», как это показано на рис.2 Б). Каждой серии экспериментов предшествовала тренировка.

Razumnikova_2_2_2013

Рис.2. Пример стимулов – иерархически организованных букв
Регистрировали время реакции, количество правильных ответов и ошибок для всех вариантов предъявления стимулов. Случаи с большим количеством ошибок (более чем два стандартных отклонения от среднего значения), которые составили примерно 6%, были исключены из статистического анализа данных.Для определения вклада полушарных характеристик селективных процессов или психометрических показателей в эффективность конвергентного или дивергентного мышления использовали метод пошаговой множественной регрессии. В ходе предварительного анализа данных была обнаружена тесная взаимосвязь между показателями оригинальности и беглости/гибкости (0,41<r<0,44; p<0,0001) выполнения творческих заданий, поэтому для регрессионного анализа были использованы только значения оригинальности как интегрального показателя эффективности дивергентного мышления. Уровень IQ или оригинальности рассматривала как зависимую переменную, а время реакции и его дисперсию при правильной идентификации стимулов и показатель моторной асимметрии – как независимые. Для определения взаимосвязи разных показателей интеллекта и креативности их вклад оценивался путем дополнительного введения в уравнение множественной регрессии как независимых переменных. Результаты и их обсуждениеНаилучшая модель описания вербального интеллекта (IQv) позволяла описать 20% дисперсии (если в качестве независимой переменной дополнительно использовали образный компонент интеллекта (IQs), то R2 возрастал еще на 8%). Достоверный вклад в IQv вносили показатели времени реакции при идентификации глобальных конгруэнтных стимулов (RTgc): для повышения интеллекта необходимы высокая скорость правополушарных процессов, но их левополушарное замедление при меньшей дисперсии времени реакции на глобальные стимулы, адресованные левому полушарию (SD_RTgcLH в табл.1).При анализе образного интеллекта (IQs) обнаружено, что его наилучшим предиктором является меньшая дисперсия в реакции на глобальные конгруэнтные стимулы, адресованные левому полушарию (RTgcLH в табл.1). Однако вклад этого показателя, как и моторной асимметрии ослабевает, если в уравнение ввести IQv и показатель вербальной оригинальности при составлении предложений (ВОкс), которые становятся тогда основными предикторами IQs и позволяют на 15% улучшить предсказательные возможности такой модели (см. табл.1).

Таблица 1. Результаты множественной регрессии для вербального и образного компонентов интеллекта.

Показатель Fdf R2 p Beta pbeta
Вербальный IQ
RTgc RH 7.413,87 0.20 0.0002 -0,78 0,0001
RTgc LH 0,86 0,0001
SD_RTgcLH -0,41 0,001
Образный IQ
SD_RTgc LH 4.102,78 0.10 0.02 -0,27 0,02
«рукость» -0,12 0,10
SD_RTgc LH 6.294,74 0.25 0.0002 -0,18 0,09
«рукость» -0,12 0,26
IQv 0,32 0,003
ВОкс 0,23 0,03

Примечание. IQv – вербальный интеллект, ВOкс – вербальная оригинальность при составлении предложения, RT – время реакции, SD – дисперсия времени реакции, gc – глобальные конгруэнтные стимулы, RH – правое и LH — левое полушария. Жирным шрифтом выделены переменные, имеющие достоверный вклад в показатели вербального или образного IQ.

Таким образом, общей характеристикой как вербального, так и образного компонентов интеллекта является высокая точность (меньшая дисперсия времени реакции) селективных процессов при анализе простой (глобальный уровень идентификации конгруэнтных стимулов) информации (см. рис.3). Эти результаты можно рассматривать как подтверждение хорошо известной гипотезы о «нейронной эффективности» как основе высокого уровня интеллектуальных способностей (Haier et al., 1988).В описании вербального компонента интеллекта временные характеристики полушарных селективных процессов более информативны,чем образного, так как они охватывают 20% дисперсии IQv в сравнении с 10% для IQs, дополнительно включающими вклад и от моторной асимметрии. Противоположный вклад в IQv скорости лево- и правополушарных процессов согласуется с представлениями о доминировании правого полушария в обработке сигнала на глобальном уровне селекции, а левого – на локальном (Navon, 1977). Вследствие этой специфики отмеченная для высокого IQv более длительная левополушарная селекция информации может отражать присущие этому полушарию механизмы последовательного анализа отдельных элементарных признаков объектов и, соответственно, большего времени при идентификации иерархически организованных букв.Повышение на 15% предсказательных возможностей регрессионного уравнения для образного интеллекта с включением показателей вербального мышления (IQv и ВОкс) свидетельствует о важном значении вербальных функций в выполнении образных операций. Обнаруженное при этом ослабление вклада показателей функциональной асимметрии (SD_RTgc LH и «рукости») указывает на возможность достижения необходимого уровня IQs за счет объединения функций нейронных систем обоих полушарий.Достоверной модели описания образной оригинальности с использованием временных параметров идентификации латерализованно предъявленных стимулов подобрать не удалось, хотя между показателями «рукости» и образной оригинальности отмечена тенденция к негативной взаимосвязи (-0,13<r<-0,15; p<0,1). Для вербальной оригинальности были значимы разные модели, позволяющие описать от 11-ти до 18% дисперсии этих показателей креативности. Для вербальной оригинальности, зафиксированной при выполнении теста Гилфорда (ВОг), наилучшими предикторами были показатели времени реакции при идентификации неконгруэнтных стимулов на локальном уровне селекции (см. табл.2: значения, приведенные в скобках). Более высоким значениям оригинальности соответствовало большее время реакции при адресации стимулов правому полушарию, но меньшее – при адресации левому. Введение в уравнение множественной регрессии другого показателя вербальной оригинальности – оригинальности придуманных предложений (ВОкс) на 6% увеличивало его предсказательные возможности (см. табл.2, значения вне скобок), а вклад в ВОг показателей интеллекта и образной креативности был незначимым. Если ВОкс рассматривали как зависимую переменную, то 14% изменчивости этого показателя вербальной оригинальности было связано с характеристиками селективных процессов, 4-6% — с «рукостью» и около 18% — с уровнем IQs, Т1 и ВОг (табл.2).Согласно модели, основанной только на временных показателях идентификации стимулов, большим значениям ВОкс сопутствовало большее время реакции при его меньшей дисперсии в случае правополушарной селекции неконгруэтных стимулов на локальном уровне, но, наоборот, меньшее время реакции при больших значениях дисперсии для конгруэтных стимулов (см. значения в скобках для RTlncRH, SD_RTlncRH, RTlcRH и SD_RTlcRH, соответственно, в табл.2).

Таблица 2. Результаты множественной регрессии для вербальной оригинальности.

Показатель Fdf R2 p Beta pbeta
тест Гилфорда
ВОкс 2.965, 70(2.24 4, 72) 0.17(0.11) 0.020.07 0,26 0,02
RTgncLH -0,34 (-0,36) 0,07 (0,07)
RTgcLH 0,35 (0,34) 0,06 (0,08)
RTlncRH 0,42 (0,50) 0,03 (0,01)
RTlncLH -0,36 (-0,39) 0,06 (0,04)
Когнитивный синтез (КС)
«рукость» 1.938,72(1.867,80) 0.18(0.14) 0.07(0.09) -0,20 0,08
SD_RTgncRH -0,20 (-0,20) 0,09 (0,08)
RTlncRH 0,55 (0,75) 0,05 (0,01)
SD_RTlncRH -0,42 (-0,45) 0,05 (0,03)
RTlcRH -0,41 (-0,49) 0,10 (0,05)
SD_RTlcRH 0,43 (0,42) 0,04 (0,04)
RTlncLH -0,32 (-0,36) 0,12 (0,08)
RTlcLH 0,25 (0,23) 0,15 (0,19)
«рукость» 5.414, 70[6.122,76] 0.24[0.06] 0.0007[0.003] -0,13 [-0,22] 0,23 [0,04]
IQs 0,21 [0,27] 0,05 [0,02]
T1 0,23 0,04
ВОг 0,25 0,02

Примечание. IQs – образный интеллект, T1 – образная оригинальность согласно субтесту «Круги», ВОг – вербальная оригинальность при выполнения теста Гилфорда, gnc – глобальные неконгруэнтные и lnc – локальные неконгруэнтные стимулы, остальные обозначения как в Табл.1. В круглых скобках приведены параметры уравнений множественной регрессии с исключением показателей «рукости» в уравнении множественной регрессии, в квадратных скобках – только для вклада «рукости».

Следовательно, в отличие от описания продуктивности конвергентного мышления, основанного на характеристиках селекции конгруэнтных стимулов на глобальном уровне, для дивергентного более информативны селективные процессы идентификации неконгруэтных стимулов на локальном уровне. Наиболее значимым предиктором вербальной оригинальности является большее время обработки такой информации в правом полушарии. Т.е., в терминах классификации внимания, его концентрация для быстрой и точной идентификация «неконфликтующей» информации играет основную роль в эффективности конвергентного мышления, тогда как для дивергентного – требуется «дефокусированное» внимание (Разумникова, 2009; Martindale, 1999), при котором, по-видимому, происходит более медленный анализ разнообразных элементов информации вследствие их локального и диффузного распределения.Полученные уравнения множественной регрессии указывают, что моторная асимметрия имеет большее значение для организации дивергентного, чем конвергентного мышления и для описания образного компонента интеллекта, чем вербального; причем повышение и вербальной оригинальности, и образного интеллекта происходит при ослаблении доминирования правой руки. На рисунке 3 показана интегральная модель конвергентного/ дивергентного мышления, основанная на характеристиках полушарных селективных процессов и моторной асимметрии, которые оказались достоверными предикторами интеллекта и креативности согласно полученным нами регрессионным уравнениям. Можно заключить, что для конвергентного мышления более значимы левополушарные процессы, глобальный уровень селекции и быстрая идентификация информации, тогда как для дивергентного — правополушарные процессы, локальный уровень селекции и более медленное опознание сигнала. Полученные данные подтверждают, что согласно определению высокий интеллект – это быстрое решение простых заданий, что требует точной организации соответствующих нейронных систем. Хотя согласно представлениям Навона локальный уровень селекции – это более левополушарный процесс (Martindale, 1999), в нашем случае совмещение для IQ предсказательных возможностей левополушарности и глобального уровня селекции может отражать вербальную природу использованного экспериментального задания. Обнаруженный эффект связи ослабления «праворукости» с повышением оригинальности придуманных предложений и с большими значениями образного интеллекта подтверждает данные других авторов о положительной связи с леворукостью дивергентных способностей и интеллекта, оцененного согласно тесту Равена (Coren, 1995; Ghayas, Adil, 2007). Сопоставляя известные данные об относительном усилении доминирования функций правого полушария у левшей и ослаблении интракортикального взаимодействия в левом полушарии (Жаворонкова, 2006) со сходной полушарной спецификой, характеризующей креативность (Разумникова, 2009; Mihov et al., 2010), на основании полученных результатов можно заключить, что ослабление доминирования праворукости является хорошим прогностическим фактором достижения творческой продуктивности.
Выводы. 1. Успешность конвергентного мышления связана преимущественно с быстрой и точной идентификацией информации на глобальном уровне селекции, а дивергентного — с увеличением времени селективных процессов на локальном уровне.2. Моторная асимметрия имеет больший вклад в модели описания дивергентного, чем конвергентного мышления: повышение оригинальности предложений, составленных из слов, принадлежащих к отдаленным семантическим категориям, происходит при ослаблении доминирования правой руки.3. Вклад лево- или правополушарной селекции информации в организацию конвергентного или дивергентного мышления различается в зависимости от вербальной или образной природы тестовых заданий.
Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ; проект № 12-06-00021а.

Razumnikova_3_2_2013

Рис.3. Модель эффективности конвергентного (А) и дивергентного Б) мышления, основанная на характеристиках полушарной селекции информации и «рукости» как предикторов интеллекта и оригинальности решения креативных заданий. Обозначения как в табл.1 и 2. Большая толщина линий соответствует большому уровню достоверности (0,1<р<0,0001).

Список литературы.

  1. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. М.: Медицина, 1981. 287 с.
  2. оброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М.: Книга, 1994. 231 с.
  3. Жаворонкова Л.А. Правши-левши: межполушарная асимметрия электрической активности мозга. М.: Наука, 2006. 222 с.
  4. Каразаева А.Ю., Разумникова О.М. Интерференционные процессы селекции информации при конвергентном/дивергентном мышлении: роль индивидуального профиля полушарной асимметрии // Бюлл. СО РАМН. 2011. 5. 31-38.
  5. Каразаева А.Ю., Разумникова О.М. Взаимосвязь креативности и полушарных процессов селекции информации: значение моторной асимметрии // Журн. высш. нервн. деят. 2012. 3. 279-285.
  6. Мачинская Р.И., Крупская Е.В., Курганский А.В. Мозговая организация восприятия зрительных объектов на глобальном и локальном уровнях. Анализ связанных с событием потенциалов // Физиология человека, 2010, Т.36, №5 С.29-48
  7. Меерсон Я.А. Роль левого и правого полушарий в сукцессивном и симультанном синтезе и процессы обучения // Нейропсихология сегодня / Под ред. Е. Д. Хомской. М.: Изд-во МГУ, 1995. 38-45.
  8. Разумникова О.М. Способы определения креативности. Новосибирск: НГТУ, 2002.
  9. Разумникова О.М. Особенности селекции информации при креативном мышлении // «Психология» Журн. Высш. школы эконом. 2009. 3. 134-161.
  10. Разумникова О.М., Брызгалов А.О. Частотно-пространственная организация электрической активности мозга при креативном вербальном мышлении: роль фактора пола // Журн. высш. нерв. деят., 2005. 55. 4. 487-495.
  11. Cherbuin N., Brinkman C. Hemispheric interactions are different in lefthanded individuals // Neuropsychology. 2006. 20. 700–707.
  12. Coren S. Differences in divergent thinking as a function of handedness and sex // The American J. Psychology, 1995. Vol. 108, No. 3. 311-325
  13. Crow T.J., Crow L.R., Done D.J., Leask S. Relative hand skill predicts academic ability: global deficits at the point of hemispheric indecision // Neuropsychologia. 1998. 36 (12) 1275-1282.
  14. Genter D. Why we’re so smart? In Genter D., Goldin-Meadow S. (Eds.), Language in mind: Advances in the study of language and thought. Cambridge, MA: MIT Press. 2003. 195-235.
  15. Ghayas S., Adil A. Effect of handedness on intelligence level of students // J. Indian Academy of Applied Psychology. 2007. 33 (1) 85-91.
  16. Haier R.J., Siegel B.V., Nuechterlein K.H., et al. Cortical glucose metabolic rate correlates of abstract reasoning and attention studied with positron emission tomography // Intelligence, 1988. 12. 199-217.
  17. Hirnstein M., Leask S., Rose J., Hausmann M. Disentangling the relationship between hemispheric asymmetry and cognitive performance // Brain and Cognition. 2010. 73. 119–127.
  18. Jung R.E., Haier R.J. The parieto-frontal integration theory (P-FIT) of intelligence: converging neuroimaging evidence // Behav. Brain Sci. 2007. 30 (2) 135–154.
  19. Martindale C. Biological bases of creativity // R. J. Sternberg (Ed.) Handbook of creativity. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 1999. 137–152.
  20. Mayringer H., Wimmer H. No deficits at the point of hemispheric indecision // Neuropsychologia. 2002. 40. 701–704.
  21. Mihov K.M., Denzler M., Förster J. Hemispheric specialization and сreative thinking: A meta-analytic review of lateralization of creativity // Brain and Cognition. 2010. 72. 442–448.
  22. Navon D. Forest before trees: the precedence of global features in visual perception // Cognition Psychology. 1977. 9. 353-383.
  23. Zaidel E., Zaidel D.W., Sperry R.W. Left and right intelligence: case studies of Raven’s progressive matrices following brain bisection and hemidecortication Cortex. 1981.17.167-186
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin