Т.Н. Соллертинская, М.В. Шорохов, Н.Ф. Мясоедов, Л.А. Андреева ПЕПТИДЫ В РЕГУЛЯЦИИ МЕЖПОЛУШАРНОЙ АСИММЕТРИИ МОЗГА У МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ИХ ВОЗМОЖНЫЕ НЕЙРОХИМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ (ЭВОЛЮЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ) (С. 4-15)

Т.Н. Соллертинская*, М.В. Шорохов*, Н.Ф. Мясоедов**, Л.А. Андреева**

Пептиды в регуляции межполушарной асимметрии мозга у млекопитающих и их возможные нейрохимические механизмы (эволюционные аспекты исследования)

*Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова Российской академии наук, г. Санкт-Петербург, Россия

**Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт молекулярной генетики Российской академии наук, г. Москва, Россия

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Academy of Sciences, St. Petersburg, Russia

Institute of Molecular Genetics Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia

ПЕПТИДЫ В РЕГУЛЯЦИИ МЕЖПОЛУШАРНОЙ АСИММЕТРИИ МОЗГА У МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ИХ ВОЗМОЖНЫЕ НЕЙРОХИМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ (ЭВОЛЮЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ)
Т.Н. Соллертинская, М.В. Шорохов, Н.Ф. Мясоедов, Л.А. Андреева
В статье изложены результаты сравнительно-физиологического изучения роли биологически активных веществ пептидной природы (Семакса и Селанка) в компенсации нарушенных когнитивных функций и межполушарной асимметрии мозга в восходящем ряду млекопитающих. Получены новые данные, что у насекомоядных влияние Семакса и Селанка в регуляции межполушарной асимметрии носит в целом однонаправленный характер. Дифференциация в эффектах препаратов на изменение профиля поведения проявляется как тенденция. У грызунов выявляется дифференциация во влиянии Семакса и Селанка на моторную асимметрию. Регуляторные эффекты препаратов различно проявляются у крыс «левшей», «правшей» и «амбидекстров». У обезьян компенсаторные эффекты Семакса и Селанка на когнитивные дисфункции носит дифференцированный характер. Установлено значительное церебропротективное влияние Семакса на нарушенные реакции выбора у обезьян в неврозе. Получены новые данные, свидетельствующие о том, что у крыс влияние Селанка на новую кору осуществляется через гиппокампальные структуры. Эффекты Семакса на новую кору у крыс очевидно опосредуются через базо-латеральное ядро амигдалы и поля СА1 гиппокампа. Анализ полученных данных приводит к заключению, что формирование регуляторного и компенсаторно влияния биологически активных веществ пептидной природы на нарушенные функции мозга совершается по общему принципу эволюции – развитию от диффузного неспециализированного влияния к дискретному специализированному.
PEPTIDES INVOLVED IN THE REGULATION OF BRAIN ASYMMETRY IN MAMMALS AND THE POSSIBLE NEUROCHEMICAL MECHANISMS: AN EVOLUTIONARY PERSPECTIVE
T.N. Sollertinskaya, M.V. Shorohov, N.F. Myasoedov., L.A. Andreeva
In the article the results of the comparative physiological studyng of active drugs of the peptides nature (Semax and Selank) have been presented and their role in the compensation of the cognitive functions disturbanced and the brain interhemispheric asymmetry in the ascending row of the mammals. The new data have been obtained that in the insectivores level the influence of the Semax and Selank in the interhemispheric asymmetry regulation has the nonspecific general feature. The differentiation of the drugs effects on the profile behaviour changes appeared as a tendency. At the rodents level the differentiation of the Semax and Selank influence on the motor asymmetry takes place. The regulation effects of the drugs manifested in different ways speking about rats on the right side profil of the behaviour and on the left one and the ambidexters. At the monkey’s level the compensatory effects of the Semax and Selank on the cognitive functions disturbances exertes the distincles different features. It has been established that Semax has the significant cerebroprotective influence on the disturbanced reactions of the selection the side reinforcement. The new data have been established that in rats the ascending influence of the Selank on the new cortex is exerted over the hippocampal structures. The ascending effects of the Semax are obviously exerted over the baso-lateral nuclei of the amygdala and the field CA1 of the hippocampus. The analysis of the data has led us the next conclusions: the formation of the regulatory and compensatory influence of the peptides drugs on the disturbanced brain function is exerted on the common principe of the evolution to the development from diffuse nonspecific influence to the discrete specialization.

Введение. Проблема регуляции и компенсации нарушенных когнитивных и мнестических функций мозга является одной из актуальных проблем современной медицины. Известно, что одной из приоритетных задач в учении о мозге принадлежит проблеме межполушарной асимметрии, межполушарному взаимодействию, функциональной специализации. Решение этих задач возникло в неврологии и развивалось в процессе клинического изучения многообразных локальных и сосудистых поражений мозга. Несмотря на важность этой проблемы для нейрофизиологии формирование доминантности или асимметрии в эволюции изучены недостаточно. Наибольший вклад в изучение межполушарной асимметрии у различных животных внесён работами В.Л. Бианки с сотрудниками (Бианки, 1985). Согласно ему стабильность доминирования одного из полушарий у разных животных неодинакова. Литературные данные свидетельствуют о том, что межполушарное взаимодействие важно не только для формирования временной связи, процессов внутреннего торможения, но и оптимизации подвижности нервных процессов. Однако нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе формирования межполушарной асимметрии на различных уровнях филогенетического развития позвоночных (в том числе в эволюционном ряду млекопитающих) не исследованы. Роль новой коры в функциональной специализации полушарий изучена недостаточно. В настоящее время в регуляции и коррекции нарушенных функций мозга важная роль отводится биологически активным веществам пептидной структуры, принимающим активное участие в межполушарном взаимодействии (Ашмарин, 1987). Одними из перспективных биорегуляторов последнего поколения, не обладающих побочными эффектами, являются синтетический аналог АКТГ 4-7 – Семакс (Met-Glu-His- Phe-Pro-Gly-Pro) и Селанк (Thr-Lys-Pro-Arg-Pro-Gly-Pro), синтезированные в Институте молекулярной генетики РАН (г. Москва). В клинических работах установлена терапевтическая активность Семакса и Селанка при ишемии мозга, депрессивных состояниях, в комплексной терапии при черепно-мозговых травмах (Ашмарин и соавт., 1997; Гусев и соавт., 1997; Козловская и соавт., 2002). Экспериментальные данные по изучению Семакса многочисленны, выполнены в плане исследования его эффектов на различные формы поведения (Ашмарин и соавт., 1997; Левицкая, 2007), по Селанку – немногочислены (Козловская и соавт., 2002; Козловский и соавт., 2002). В эволюционном плане компенсаторное действие препаратов на нарушенные функции мозга изучены в единичных работах (Соллертинская, 2003; Соллертинская и соавт., 2008). Регулирующее и компенсаторное влияние Семакса и Селанка на межполушарную асимметрию мозга в процессе филогенетического развития млекопитающих – «Где, Что, Когда» – не проведено. Возможные нейрохимические механизмы действия Семакса и Селанка не исследованы. Не определены «органы-мишени» опосредующие их влияние на новую кору. Согласно теории А.И. Карамяна (1978) в процессе эволюции происходит не только дифференциация и специализация зон новой коры (преимущественно ассоциативных), но и увеличение межцентральных связей и клеточного взаимодействия. По положению А.И. Карамяна имеется строгая корреляция между степенью специализации структур мозга, свойствами условно-рефлекторной деятельности и сложностью поведенческих актов. Следует отметить, что особенности межполушарного взаимодействия на низших этапах эволюции млекопитающих в условиях молодифференцированной новой коры, слабо сформированного или отсутствующего corpus callosum имееет также клиническое значение. На основании клинических симптомов, наступающих при заболевании или повреждении филогенетически молодых отделов нервной системы, в конце прошлого столетия английский невролог Джексон пришёл к заключению, что в определённых условиях наблюдается возврат к древним формам нервной деятельности. Этот процесс Джексон обозначил как диссолюция, дезинтеграция, децентрализация, диэнцефализация, деспециализация.

Согласно гипотезе Н.Ф. Мясоедова (2011), влияние пептидных препаратов (Семакса и Селанка) на разных этапах эволюции носит различный характер. В регуляции функций мозга, особенно когнитивных, у различных представителей млекопитающих роль разных аминокислотных последовательностей и фрагментов нейропептидов носит дифференцированный характер. Общепризнано, что структуры лимбического мозга (гипоталамус, гиппокамп, амигдала) наиболее богаты по содержанию различных нейропептидов (Клуша, 1984). Однако роль этих структур в опосредовании восходящих влияний Семакса и Селанка на деятельность новой коры не исследована.

Исходя из вышеизложенного, целью настоящей работы явилось сравнительное изучение Семакса и Селанка в регуляции и компенсации нарушенных когнитивных процессов и межполушарной ассиметрии мозга и роли его лимбических структур (гиппокампа, амигдалы) в механизмах их влияния на новую кору в восходящем ряду млекопитающих.

Методика исследования.

Опыты выполнены на 20 ежах, 30 крысах и 5 обезьянах. Использована модель пищевого подкрепления. Эксперименты на ежах и крысах проведены в условиях свободного передвижения животных в специальной камере, разделённой прозрачной шторкой на стартовый и рабочий отсеки. Использована модель моторной асимметрии – предпочтение правой или левой стороны подкрепления (профиля поведения) при выполнении манипуляционных двигательных навыков. При выполнении манипуляционных движений (выдвижение подкрепляемой кормушки за рычаг и доставание из неё пищи) прослежено предпочтительное использование правой или левой конечности. В части опытов у животных, особенно при реализации следовых условных реакций регистрировали вегетативные (сердечные и дыхательные) показатели условных реакций. Для регистрации последних были разработаны специальные усилители, датчики и манжетки.

Эксперименты на обезьянах проведены в условиях свободного поведения и приматологическом кресле с одновременной компьютерной регистрацией и анализом объективных показателей ВНД (ЭЭГ, вегетативных и моторных). Для детального анализа полученных данных (особенно амплитудно-частотных характеристик ЭЭГ) разработан особый алгоритм работы компьютерной программы PowerGraph Pro v.3.3.0. У всех животных исследованы следующие виды памяти: условно-рефлекторная (следовые условные реакции с временем отсрочки 10-90 с), долговременная (перерыв в работе от 20 дней до 2 месяцев) и оперативная (реакции выбора стороны подкрепления и изменения «рукости»).

Нарушения ВНД у ежей вызывали путём повышенной нагрузки на аналитико-синтетическую деятельность мозга; у крыс – жёсткой иммобилизацией в станках на 1-1,5 часа; у обезьян – предъявлением сверхгромких звуковых и сверхсильных световых раздражителей в течении от 45-90 минут.

Деструкция гиппокампальных (поле СА1) и амигдалоидных (базо-латеральное ядро — BLA) структур осуществлялась у ежей и крыс под нембуталовым наркозом (40 мг/кг) постоянным током через имплантированные биполярные электроды с межэлектронным расстоянием 0,2-0,3 мм, электрическим сопротивлением 10 кОм от электростимулятора ES-100. Погружение электродов в структуры мозга производили стереотаксически по координатам атласа: для ежей – атлас Штарка (1970) с поправками, разработанными для этих животных в лаборатории А.И. Карамяна; для крыс – D. Albe-Fessard, F.Stutinsky, S. Libouban (1967); для обезьян – Snider a. Lee (1961). По окончании исследований у ежей и крыс проводили морфологический контроль локализации электродов.

Пептидные препараты Семакс и Селанк вводили внутримышечно и интраназально в дозах 0,1-5 мкг/кг и 30-100 мкг/кг соответственно за 10 минут до опыта.

Для математической обработки полученных результатов были использованы стандарные статистические показатели и приёмы обработки, в том числе t-критерий Стьюдента. Анализ экспериментальных данных проводился с помощью стандарного пакета компьютерных программ (MS Excel 2003, Original v.8.1).

Результаты исследования.

Особенности регулирующих и компенсаторных влияний Семакса и Селанка на ВНД и межполушарную асимметрию у насекомоядных и грызунов.

Установлено, что у ежей влияние Семакса и Селанка более выражено на врождённые формы поведения. Оно носит однонаправленный характер. На фоне препаратов формирование условных пищедобывательных рефлексов происходило быстрее. Дифференциация в компенсаторных эффектах на нарушенные высшие нервные функции у ежей выражена неотчётливо. На фоне препаратов следовые условные реакции кратковременно (1-3 дня) восстанавливаются, но паттерн и время отсрочки не меняются. Критерий правильных реакций находится на низком уровне осуществления. В процессе работы по особенностям функциональной моторной асимметрии все экспериментальные ежи были разделены на три условные группы. Первая группа (7 особей) включала в себя животных, предпочитающих левую сторону подкрепления – «левши». Вторая группа (10 особей) выбирала только правую сторону подкрепления, т.е. «правши». У 3 ежей феномен моторной асимметрии выражен неотчётливо. Критерий осуществления условных рефлексов находится на низком (60-70%) уровне осуществления, правильные реакции имели место на обе стороны. Было установлено, что индивидуальное предпочтение стороны подкрепления у ежей «правшей» и «левшей» стойкое, не зависило от сложности условно-рефлекторной задачи, проявлялись и при формировании следовых условных реакций. В условиях наших опытов мы не могли выявить у ежей моторного предпочтения одной конечности (т.н. «рукости»). Ежи «правши» и «левши» для успешного выполнения пищедобывательной задачи в равной степени использовали зубы и обе конечности. Было установлено, что Семакс и Селанк осуществляют в целом однонаправленный, кратковременный характер влияния на моторную асимметрию у ежей. На фоне препаратов появляются условные реакции и на противоположную сторону. На фоне Селанка имеется лишь тенденция к более длительной смене профиля поведения (Рис. 1).


Sollertinsaya_1_2_2013

Рис. 1. Влияние Семакса (А) и Селанка (В) на функциональную асимметрию у ежей.

Однако детальный нейрофизиологический анализ показал, что у ежей «правшей» изменения профиля поведения на фоне обоих препаратов носит более дифференцированный характер. Эффекты Семакса кратковременны (2 дня) и заключаются в чередовании моторных реакций на правую и левую стороны подкрепления. На фоне же Селанка регистрируется кратковременная смена профиля поведения на левую сторону.

По сравнению с ежами у крыс влияние Семакса и Селанка в регуляции врождённых форм поведения менее значительно. Действие Семакса и Селанка на когнитивные функции и межполушарную асимметрию более выражено и выявляет черты специфичности. Установлено, что Семакс, и особенно Селанк, способствуют более быстрому формированию следовых условных реакций. Это особенно иллюстративно в опытах с одновременной регистрацией моторного, сердечного и дыхательного компонентов. Эффекты препаратов особенно выражены на начальных этапах обучения крыс. У невротизированных крыс с когнитивной дисфункцией Семакс и Селанк осуществляют церебропротективное влияние. Влияние препаратов дифференцировано, особенно значительно у Селанка. На его фоне регистрируются «чисто» следовые условные реакции (5-6 дней), время отсрочки увеличивается до 25 с (в неврозе – 10 с). Обнаружено, что среди экспериментальных крыс – 12 особей являлись «левшами», 12 – «правшами», а остальные животные – «амбидекстры». Было установлено, что по сравнению с ежами Семакс и Селанк различно меняют межполушарные взаимоотношения у крыс. У «правшей» реакция выбора стороны подкрепления на фоне Селанка отчётливо осуществлялась как на левую сторону (75-77%), так и на правую (30-35%). На второй опытный день реакции выбора на левую сторону достигали 90%. Эффект кратковременный (до 2 дней) – на 3 день регистрировалось снижение реакций выбора стороны подкрепления. Особенно значительные изменения имели место у крыс «амбидекстров». В этом случае Селанк приводил к отчётливому изменению профиля поведения – реакции выбора стороны подкрепления осуществлялись преимущественно на правую сторону подкрепления. Эффект длителен – до 8 дней после введения Селанка.

По сравнению с Селанком влияние Семакса на межполушарные отношения у крыс иного характера. Эффект особенно значителен у крыс «правшей» — реакции выбора стороны подкрепления осуществлялись на левую сторону. Эти эффекты регистрировались в течении 5-7 дней после однократного введения препарата.

Обнаружено, что у большинства интактных крыс при захвате и извлечении пищи из подкрепляемой кормушки чаще участвуют одновременно обе передние конечности. Максимальное предпочтение «рукости» формируется в процессе обучения. Однако у крыс предпочтение одной из передних конечностей – явление динамичное и в ходе экспериментов может меняться. Установлено, что Семакс и Селанк меняли у крыс «рукость». На фоне Селанка этот эффект особенно отчётлив у «амбидекстров», Семакса – у «правшей».

Изучение роли церебропротективного влияния Семакса и Селанка на деятельность новой коры у ежей с деструкцией поля СА1 показало следующее. Деструкция гиппокампа вызывает у ежей изменение межполушарных взаимоотношений. Они особенно заметны у «правшей» – на фоне деструкции они становились «амбидекстрами». Обнаружено, что у гиппокампэктомированных ежей Семакс осуществляет компенсаторное влияние – наблюдалась отчётливая тенденция к осуществлению правильных реакций на ранее доминирующую сторону. Эффекты пролонгированны (до 5 дней после введения препарата) и особенно отчётливы у «правшей».

Деструкция поля СА1 гиппокампа у крыс вызывало значительные изменения межполушарных взаимоотношений, особенно у «правшей». Они заключались в подавлении условных моторных реакций: критерий их осуществления снижался до 20-30%, изменялся профиль поведения. Неоднократно введённый Семакс способствовал постепенному восстановлению прежнего (изначального) профиля поведения – правильные условные реакции имели место на правую сторону, критерий их осуществления достигал 100%. Компенсаторные эффекты Селанка особенно значительны у крыс «амбидекстров» и «правшей», у которых гиппокампэктомия вызывала значительное снижение критерия осуществления правильных реакций до 40%. На этом фоне Селанк изменял профиль моторного навыка – условные реакции осуществлялись преимущественно на левую сторону.

Изучение роли Селанка на фоне разрушения BLA обнаружило, что наиболее значительные изменения имеют место у крыс «правшей» с упроченными условными рефлексами. После введения Селанка реакции выбора стороны подкрепления осуществлялись как на правую, так и левую стороны. Эффект особенно отчётлив на второй опытный день. По сравнению с Селанком церебропротективное действие Семакса на реакции выбора стороны подкрепления после деструкции BLA более значительно. Оно выявляется как в условиях упроченных условных рефлексов, так и на начальных этапах обучения. В последнем случае церебропротективные эффекты препарата заключаются в восстановлении правильных реакций на ранее доминирующие стороны до 100% критерия их осуществления (Рис. 2).

Sollertinsaya_2_2_2013

Рис. 2 Церебропротективное влияние Семакса на оперативную память (реакции выбора стороны подкрепления) у крыс после деструкции амигдалы на начальных этапах обучения (график слева) и в условиях упроченных условных рефлексов (график справа).

Влияние пептидных препаратов на когнитивные дисфункции и межполушарные взаимоотношения у приматов.

Установлено, что у приматов Семакс и Селанк осуществляли отчётливо дифференцированный характер влияния на нарушенные функции мозга. Компенсаторные эффекты Селанка проявлялись при всех типах невротических нарушений и носили длительный (до 8 месяцев) характер. Церебропротективные эффекты Семакса наиболее выражены у обезьян с возбудительным типом невроза. Эффекты препаратов на когнитивные функции дозозависимы, особенно значительны на фоне их малых доз. Семакс обладает выраженным компенсаторным действием на долговременную и оперативную (реакции выбора стороны подкрепления) память. Установлено, что в отличие от крыс у обезьян чётко обнаруживается предпочтение одной из передних конечностей – «рукость». Этот феномен особенно выражен при выполнении «визуальных» задач (распознавание фигур) и тонких моторных движений. В подавляющем большинстве случаев у них выявлялась доминирующая сторона подкрепления. В наших экспериментах на обезьянах по корреляции электрофизиологических и поведенческих характеристик прослежено отношение симметричных зон коры мозга в исходном состоянии, их качественные перестройки при стрессе и после введения препаратов. Анализ электрической активности симметричных зон мозга показал, что у обезьян «правшей» наблюдается наиболее выраженное доминирование по всем частотам ЭЭГ в левом полушарии, особенно в височной и теменной областях. На стадии концентрации и упрочения следовых условных реакций с большим (60 с) временем отсрочки, требующего от животного высокой концентрации высших нервных функций, регистрировалась активация левого полушария. При осуществлении реакций выбора стороны подкрепления (оперативная память) регистрировалось уменьшение альфа-активности у «правшей» в левом полушарии, у «левшей» – в правом. При ЭЭГ исследовании обезьян в неврозе отмечался полиморфизм, неустойчивость и диффузность изменений электрической активности мозга. Симметризация биоэлектрических показателей в теменной и височной коре исчезала. На фоне невроза у обезьян наблюдалась «дисбалансировка» межполушарных взаимоотношений – правильные моторные реакции имели место и на правую, и левую стороны с низким критерием осуществления. Паттерн следовых условных реакций искажён – налично-следовая реакция с коротким латентным периодом.

Установлено, что Семакс осуществлял церебропротективное влияние на межполушарные взаимоотношения по всем изученным (моторным и ЭЭГ) показателям. Эффекты дозозависимы и особенно выражены при неоднократном интраназальном введении малых (0,3 мкг/кг) доз Семакса. В этом случае реакции выбора стороны подкрепления восстанавливались на обе стороны с высоким (до 80-100%) критерием осуществления (Рис. 3).

Sollertinsaya_3_2_2013

Рис. 3 Влияние малых (0,3 мкг/кг) доз Семакса на реакции выбора стороны подкрепления у невротизированной обезьяны.

В фоновой ЭЭГ появлялись медленные волны, менялось соотношение амплитуд правого и левого полушарий в зависимости от того, какими они были исходно. Церебропротективное действие Семакса на реакции выбора стороны подкрепления у обезьян длительно – до 20-25 дней.

Заключение. Представленные в работе данные свидетельствуют об определённых проявлениях моторной асимметрии в восходящем ряду млекопитающих и роли пептидных препаратов в её регуляции. Обнаруженные нами у исследованных млекопитающих функциональные межполушарные различия вероятно связаны с морфологическими, в первую очередь структурными, особенностями новой и старой коры. Так показано, что у насекомоядных можно с уверенностью судить лишь о феномене пространственной асимметрии, моторное предпочтение конечности неотчётливо. У крыс выявляется определённые черты моторного предпочтения –«рукости». Однако последняя у них носит лабильный характер, который может меняться в зависимости от этапа обучения и функционального состояния животного. У обезьян чётко прослеживается ведущая конечность – «рука». В подавляющем большинстве случаев (у 3 из 5 животных) ведущей оказывается правая рука, т.е. доминирует левое полушарие. Однако, вопрос о доминировании конечности – «рукости» и, в связи с этим, определённого полушария у млекопитающих различного эволюционного уровня сложен. Так, согласно В.Ф. Фокина, эволюционно-морфологическая асимметрия может опережать функциональную (Фокин, 2004).

Анализ полученных данных по особенностям пептидной регуляции ВНД и межполушарной асимметрии мозга в восходящем ряду млекопитающих позволил нам сделать следующее заключение. На низших уровнях эволюции млекопитающих (насекомоядные) роль пептидных препаратов в регуляции приобретённых форм нервной деятельности носит неспециализированный общеоблегчающий характер. Дифференциация в действии Семакса и Селанка на межполушарную асимметрию выявляется как тенденция. Компенсаторные эффекты этих припаратов незначительны и кратковременны. У грызунов возрастает роль Семакса и Селанка в регуляции когнитивных нарушений и межполушарной асимметрии мозга и приобретает черты специфичности. У приматов Семакс и Селанк играют разную роль в различных фунциональных системах, компенсации различных видов нарушенных когнитивных процессов. Компенсаторные и антиамнестические эффекты Селанка на нарушенные функции мозга более знасительны, длительны и обширны. Семакс играет значительную роль в регуляции межполушарной асимметрии мозга.

Особый интерес, с нашей точки зрения, представляют данные о влиянии Семакса и Селанка на деятельность новой коры в условиях деструкции поля СА1 гиппокампа и базолатерального ядра амигдалы. В полученных данных установлено, что на фоне деструкции поля СА1 действие Селанка на межполушарные отношения у крыс более выражено и длительно по сравнению с таковыми после разрушения BLA. Семакс меняет межполушарные отношения у животных с разрушенным BLA и гиппокампэктомированных крыс – он оказывает компенсаторное влияние.

Анализ всех установленных закономерностей позволил нам предположить, что органом-мишенью для Семакса являются такие структуры лимбического мозга как гиппокамп и амигдала. Для Селанка основным органом-мишенью является гиппокам.

Изложенные данные приводят нас к следующим заключениям:

  1. Анксиолитическое и антиамнестическое действие Селанка формируется на различных этапах эволюции млекопитающих;
  2. Формирование регуляторного и компенсаторного действия биологически активных веществ пептидной природы на нарушенные функции мозга происходит по общему принципу эволюции: развитию от диффузного неспециализированного влияния к дискретному специализированному.

В целом, полученные данные могут послужить нейрофизиологической основой для более специализированного применения Семакса и Селанка в неврологической клинике.

Работа выполнена при финансовой поддержке Гранта РФФИ № 12-08-00786

Список литературы:

  1. Ашмарин И.П. Механизмы памяти. Л.: Наука. 1987. С.432.
  2. Ашмарин И.П., Незавибатько В.Н., Мясоедов Н.Ф. и др. Ноотропный аналог адренокортикотропина 4-10 – Семакс. // Журн. Высш. Нервн. Деят. 1997. Т.47. № 3. С.420-430.
  3. Бианки В.Л. Асимметрия мозга животных. Л.: Наука. 1985. С. 295.
  4. Гусев Е.И., Скворцова В.И., Мясоедов Н.Ф. и др. Эффективность Семакса в остром периоде ишемического инсульта (клиническое и электрофизиологическое исследование). // Журн. Неврологии и психиатр. 1997. Т. 97. №6. С. 26-34.
  5. Карамян А.И. Эволюция конечного мозга позвоночных. Л.: Наука. 1978. С. 256.
  6. Клуша В.Е. Пептиды – регуляторы функций мозга. Рига: Зинатне. 1984.
  7. Козловская М.М., Середенин С.Б., Козловский И.И., Вальдман В.А., Андреева Л.А., Мясоедов Н.Ф. Сравнительный анализ структурно-функциональных особенностей пептидного препарата Селанка. // Журн. Психофарм. и биол. наркология. 2002. Т. 2. № 1-2. С. 203-210.
  8. Козловский И.И., Данчев Н.Д. Оптимизирующее действие синтетического пептида Селанка на условный рефлекс активного избегания у крыс. // Журн. Высш. Нервн. Деят. 2002. Т. 57. № 5. С. 579-584.
  9. Левицкая Н.Г. Физиологические эффекты синтетических аналогов меланокортинов. Структурно-функциональное исследование. // Автореф. докт. дисс. 2007.
  10. Соллертинская Т.Н. Сравнительное исследование нейрохимической компенсации нарушенных функций мозга у млекопитающих. // Журн. Эволюц биохим. и физиол. 2003. 39 (6). С. 546-558.
  11. Соллертинская Т.Н., Шорохов М.В., Козловская М.М., Козловский И.И., Судаков К.В. Компенсаторные и антиамнестические эффекты гептапептида Селанка у обезьян. // Журн. Эволюц биохим. и физиол. 2008. Т. 44. № 33. С. 284-290.
  12. Фокин В.Ф. Эволюция центрально-периферической организации функциональной межполушарной асимметрии. // Хрестоматия. Функциональная межполушарная асимметрия. М.: Научный мир. 2004. С. 47-79.
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin