Н.А. Хохлов, М.С. Ковязина «Латеральные признаки, структурно-уровневые характеристики интеллекта и математические способности» (C. 32-52)

Н.А. Хохлов, М.С. Ковязина

ЛАТЕРАЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ, СТРУКТУРНО-УРОВНЕВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИНТЕЛЛЕКТА И МАТЕМАТИЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ

МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия

ЛАТЕРАЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ, СТРУКТУРНО-УРОВНЕВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИНТЕЛЛЕКТА И МАТЕМАТИЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ
Н.А. Хохлов, М.С. Ковязина
Работа посвящена проблеме связи латеральных признаков и межполушарного взаимодействия со структурой, уровнем интеллекта и математическими способностями. Обнаружены многочисленные связи между параметрами межполушарных отношений и структурно-уровневыми характеристиками интеллекта. Во всех случаях отмечается преимущество правшей. Обнаружена связь эффективности межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере с уровнем интеллекта. Выявлено отсутствие прямой связи между особенностями функциональной мозговой латерализации и математическими способностями. Предполагается, что данная связь опосредуется структурно-уровневыми характеристиками интеллекта.
Ключевые слова: латеральные признаки, межполушарное взаимодействие, структура интеллекта, уровень интеллекта, математические способности
LATERAL SIGNS, STRUCTURAL-LEVEL CHARACTERISTICS OF INTELLIGENCE, AND MATHEMATICAL ABILITY
N.A. Khokhlov, M.S. Kovyazina
This article is devoted to the problem of the connection between lateral signs, interhemispheric interaction and the structure, level of intelligence, and mathematical ability. We found numerous links between the parameters of interhemispheric relations and structural-level characteristics of intelligence. There is an advantage of subjects with right asymmetries in all cases. The effectiveness of audioverbal interhemispheric interaction is linked with a level of intelligence. There is no direct connection between the characteristics of functional brain lateralization and mathematical ability. We assume that this relationship is mediated by structural-level characteristics of intelligence.
Key words: lateral signs, interhemispheric interaction, intelligence structure, intelligence level, mathematical ability

Введение

Изучение мозговых основ организации познавательной деятельности представляет собой актуальную задачу современной дифференциальной нейропсихологии. С каждым годом всё большую роль в психологическом обеспечении образовательного процесса играет внедрение знаний об индивидуальных различиях в практику школьного обучения. Одним из наиболее активно разрабатываемых оснований для определения и дальнейшего учёта психологических особенностей учащихся является функциональная межполушарная асимметрия. Известно, что особенности мозговой латерализации оказывают существенное влияние на протекание познавательной деятельности и формирование индивидуального стиля мышления. Между тем наиболее спорным остаётся вопрос о существовании взаимосвязи между параметрами межполушарных отношений, структурой и уровнем интеллекта. Проблема усугубляется отсутствием общепризнанного метода диагностики функциональной мозговой латерализации и разнородностью мнений в отношении сущности интеллекта и его нейрофизиологических основ.

В данной работе диагностика латеральных признаков проводилась с помощью различных тестов и проб, а их результаты рассматривались по-отдельности без применения широко используемых методов определения профиля латеральной организации (ПЛО). Отказ от ПЛО был связан с тем, что ранее нами было показано отсутствие согласованности между результатами методик, предназначенных для оценки концептуально одного и того же типа асимметрии (Хохлов, Ковязина, 2012). Отметим, что к аналогичным выводам приходят и другие авторы. Например, недавнее исследование Е.И. Николаевой, А.В. Добрина и К.Н. Яворовича (2012) продемонстрировало, что наибольшая эффективность прогноза уровня психологических параметров достигается при использовании отдельных латеральных показателей, а не профиля функциональной сенсомоторной асимметрии. Всё это даёт возможность предположить, что разные методики позволяют диагностировать разные подтипы функциональной латерализации, и потому наиболее оптимальным методом является раздельное рассмотрение получаемых с помощью них результатов. Для определения общей латерализации мозга использовался разработанный нами (Хохлов, Ковязина, 2012) метод оценки интегрального показателя межполушарной асимметрии, предполагающий суммирование результатов тестов и проб с учётом эмпирически полученных весовых коэффициентов.

Что касается интеллекта, то к настоящему моменту существует несколько десятков подходов к пониманию его сущности (What is intelligence…, 1986; Холодная, 2002), что в значительной мере ограничивает возможность сопоставления результатов разных исследований. Большинство авторов приходят к выводу, что невербальный интеллект обеспечивается преимущественной работой правого полушария, а вербальный – левого (Кабардов, Матова, 1988; Будук-оол, Назын-оол, 2010). Однако данное положение обладает известной степенью абстракции и зачастую не находит своего подтверждения при прицельном изучении отдельных компонентов интеллекта. В отношении связи асимметрии с общим уровнем интеллекта также нет единого мнения (Разумникова, 2004). Высказывается предположение, что у правшей и левшей интеллект имеет разную структуру, причём у левшей отмечаются более высокие корреляции между разными мыслительными способностями (Чороян, 2002). Иными словами, отдельные способности у левшей группируются в своеобразные констелляции и оказываются тесно связанными между собой в силу сниженной дифференциации мозговых структур.

В нашем исследовании мы рассматривали структурно-уровневые характеристики интеллекта в рамках модели Р. Амтхауэра, определявшего интеллект как структурированную целостность умственных способностей человека, представляющую собой специализированную подструктуру в целостной структуре личности, связанную с её эмоционально-волевой сферой и реализующуюся в достижениях. Отдельные способности связаны между собой и не являются изолированными элементами (Amthauer, 1953; Ясюкова, 2007; Туник, 2009). Выбранный подход позволил сопоставить параметры межполушарных отношений с выраженностью 9 умственных способностей, имеющих высокую прогностическую валидность в отношении эффективности учебной деятельности, а также оценить связь особенностей межполшуарных отношений с общим уровнем интеллекта.

Особого внимания заслуживает проблема связи межполушарной асимметрии с математическими способностями. Поскольку высокие математические способности позволяют успешно справляться с целым рядом школьных предметов и одними из первых дают о себе знать в процессе школьного обучения, изучение мозговых основ индивидуальных различий в их проявлении представляется весьма актуальной и практически значимой задачей. Наиболее систематическим и полным исследованием в этой области является работа Ж.А. Лукьянчиковой (2006), показавшей что среди математически одарённых подростков при наличии всех типов ПЛО увеличивается число амбидекстров и левшей по сравнению с учащимися общеобразовательных школ. Однако на основании этой и ряда других работ (Annett, Kilshow, 1982; Матова, 1987) многими современными исследователями был сделан неправомерный вывод о существовании строгой связи математических способностей с доминированием правого полушария. Между тем в других исследованиях получены противоположные результаты, указывающие на ведущую роль левого полушария при выполнении математических действий (Ashcraft et al., 1992; Lampl et al., 1994; Айдаркин, Фомина (Богун), 2010, 2011, 2012; Aydarkin, Fomina, 2013). По-видимому, дело здесь в неоднородности математических способностей, наличии сложной структуры, состоящей из различных познавательных и мыслительных способностей (Крутецкий, 1988). Судя по всему, реализация математических способностей подразумевает опору на различные стратегии переработки информации, в основе которых лежит разделение на онтогенетически более ранний механизм оценки пространства (исходная эволюционная функция математических способностей) и приобретаемый в процессе обучения механизм оперирования символами, постепенно замещающий в сознании ребёнка исходную ориентацию на пространство. Рассматривая данную проблему, Е.В. Фомина (2006, с. 15), указывает на то, что «студенты с выраженным доминированием левого полушария преуспевают в алгебре, а правополушарные демонстрируют успехи в тригонометрии, геометрии и изучении комплексных чисел». Не исключено, что, чем ближе предъявляемая задача к актуализации пространственных представлений, тем больше вероятность того, что при её решении ведущая роль будет принадлежать правому полушарию. Если же при решении задачи необходимо задействовать какой-либо формальный язык, то наибольшая активность будет характерна для левого полушария. Следует также понимать, что большинство геометрических задач можно решить алгебраическими средствами, не акцентируя внимание на пространственном смысле совершаемых действий. В реальной же учебной деятельности учащимся приходится сталкиваться как с пространственными, так и с символическими задачами. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов существование индивидуальных стратегий решения и их взаимодействие с материальной специфичностью задачи.

Поскольку нас прежде всего интересовала эффективность реальной математической деятельности учащихся, в данном исследовании для оценки математических способностей мы анализировали успеваемость по математическим дисциплинам и способность к усвоению и «автоматическому» использованию стандартных математических алгоритмов (математическую интуицию) как наиболее экологически валидные показатели. Данные показатели соотносились как с параметрами межполушарных отношений, так и со структурно-уровневыми характеристиками интеллекта, что позволило сделать вывод о характере связи особенностей мозговой латерализации с теми сторонами математических способностей, которые играют наиболее существенную роль в учебной деятельности.

Цель исследования: выявление связей между латеральными признаками, межполушарным взаимодействием, структурой интеллекта, его уровнем и математическими способностями у учащихся.

Материалы и методы

I. На первом этапе исследования испытуемыми выступили 36 студентов 1-5 курсов МГУ имени М.В. Ломоносова (факультеты психологии, журналистики, философский факультет), РГСУ и МГППУ в возрасте от 17 до 23 лет (19±1,5), из них 33 девушки и 3 юношей. На момент проведения исследования испытуемые не имели черепно-мозговых травм, сотрясений мозга, неврологических и психиатрических заболеваний. Не все испытуемые выполняли все методики.

Методы исследования:

1) Методики исследования межполушарных отношений

- Самоотчёт. Испытуемого спрашивают, считает ли он себя правшой (П), левшой (Л) или амбидекстром (А).

- Сенсибилизированный опросник для определения рукости для подростков и взрослых (опросник А.П. Чуприкова). Опросник состоит из 12 вопросов, характеризующих те или иные предметные действия (например, «Какой рукой Вы пишете?», «Какой рукой Вы рисуете?»). Возможные варианты ответа: «только правой» (2 балла), «чаще правой» (1 балл), «любой рукой» (0 баллов), «чаще левой» (-1 балл), «всегда левой» (-2 балла). Баллы за все ответы суммируются, результатом является суммарный балл (Чуприков, 1985).

- Проба «Переплетение пальцев рук». Оценивается, какой палец ложится сверху (П, Л).

- Проба «Поза Наполеона» (перекрёст рук). Оценивается, локоть какой руки оказывается сверху (П, Л).

- Проба «Аплодирование». Оценивается, какая рука аплодирует сверху и/или является более активной. При попеременном выполнении пробы обеими руками и/или затруднениях в оценке преимущественной активности какой-либо руки приписывался результат «амбидекстр». Возможные значения: П, Л, А.

- Проба «Прицеливание». Оценивается, каким глазом прицеливается испытуемый. В качестве аналогичной или для уточнения полученных данных используется проба «Прищуривание глаза», при выполнении которой первым прищуривается неведущий глаз. В том случае, если испытуемому одинаково удобно выполнять пробу как правым, так и левым глазом, приписывается результат «амбидекстр». Возможные значения: П, Л, А.

- Проба Розенбаха. В вытянутой руке испытуемый держит карандаш и фиксирует его взором на определённой вертикальной линии. Оценивается, при закрытии какого глаза карандаш смещается. Если карандаш смещается при закрытии как правого, так и левого глаза, приписывается результат «амбидекстр». Возможные значения: П, Л, А.

Описанные выше тесты и пробы проводились с помощью специально разработанной нами в среде программирования Borland Delphi 7 компьютерной программы, апробированной в СОШ №25 (г. Москва) в 2011 году. Со второй половины 2012 года стал использоваться аналог данной программы, реализованный на платформе «Мастер-тесты» интегрированной системы Интернет-сервисов «HT-Line», предоставленной HR-лабораторией «Гуманитарные технологии».

- Дихотическое прослушивание (Котик, 1974). Методика проводится в две серии. В первой серии правый наушник надевается на правое ухо, левый – на левое. Предъявляются 13 звуковых фрагментов по 4 слова на каждое ухо одновременно. После каждого фрагмента испытуемому необходимо ответить, какие слова он услышал. После 13 фрагментов наушники меняются местами и опыт повторяется. Оцениваются следующие параметры: коэффициент правого уха (КПУ, число слов, воспроизведённых с правого уха, разделённое на общее число слов, воспроизведённых с правого и с левого уха) по первой серии, по второй серии, по обеим сериям (общий); число слов, воспроизведённых по-отдельности в первой и второй серии с правого и с левого уха. Дополнительно вычисляется предложенный нами показатель межполушарного взаимодействия: [число слов, воспроизведённых с левого уха во второй серии] – [число слов, воспроизведённых с правого уха в первой серии] + [число слов, воспроизведённых с правого уха во второй серии] – [число слов, воспроизведённых с левого уха в первой серии]. Данный показатель был введён нами после исследования особенностей выполнения разных модификаций дихотического прослушивания. Исходная методика обладает следующей особенностью. Для устранения возможного влияния технических артефактов после полного прослушивания всех серий наушники меняются местами, поэтому испытуемый прослушивает набор слов дважды: сначала при исходном положении наушников, затем – при обратном. Мы обнаружили, что до 62% испытуемых демонстрируют смену знака КПУ на противоположный во второй серии (после переворачивания наушников). Это может быть связано как с предъявлением одинаковых слов в обеих сериях и актуализацией процесса узнавания, так и с индивидуальными особенностями межполушарного взаимодействия. Скорее всего, испытуемые во второй серии воспроизводят именно те слова, которые отчётливо услышали в первой серии ведущим ухом. Распознав даже часть слова, услышанного неведущим ухом во второй серии, они домысливают его правильно, опираясь на образ слова, запечатлённый в первой серии благодаря работе ведущего уха (Хохлов, Ковязина, 2012). Представляется весьма вероятным, что при подаче тех же стимулов после переворачивания наушников в контралатеральные полушария происходит сверка поступающей информации с ранее сохранёнными следами памяти. Поскольку до переворачивания наушников та же информация поступала в другое полушарие, для сопоставления требуется межполушарный перенос, который, по-видимому, может сказываться на окончательном результате как позитивным, так и негативным образом. При высокой эффективности межполушарного взаимодействия сопоставление информации помогает воспроизвести большее число слов. Если же эффективность межполушарного взаимодействия низкая, то из-за затруднённого сопоставления будут возникать дополнительные ошибки, которые приведут к снижению числа слов, воспроизведённых во второй серии. Таким образом, разница между числом слов, воспроизведённых с одного уха во второй серии и с другого в первой, будет указывать на эффективность межполушарного взаимодействия, причём положительные значения будут соответствовать высокой эффективности, а отрицательные – низкой. Для проведения исследования нами была разработана специальная программа (с помощью среды программирования Borland Delphi 7) для автоматизированного проведения данной методики. Поскольку первая версия программы не позволяла оценивать показатели первой и второй серии по-отдельности, соответствующие данные были получены не по всем испытуемым.

- Метод оценки интегрального показателя межполушарной асимметрии (Хохлов, Ковязина, 2012). Метод предполагает проведение описанных выше тестов и проб и суммирование их результатов с использованием эмпирически полученных весовых коэффициентов (коэффициенты были получены при исследовании выборки из 96 человек). Расчёт весовых коэффициентов производился с помощью шкалы логитов. Каждая проба рассматривалась как один из пунктов теста, «правильным ответом» считалось совпадение с самоотчётом. Вес каждого задания вычислялся по формуле: ln(p/q), где p – число испытуемых, чьи результаты при выполнении пробы совпали с самоотчётом, q – число испытуемых, чьи результаты при выполнении пробы не совпали с самоотчётом. В тех пробах, где было возможно получить один из трёх вариантов (П, Л, А), получение амбидекстром результата «правша» или «левша», равно как получение правшой или левшой результата «амбидекстр», прибавляло 0,5 балла как в числитель, так и в знаменатель формулы. Полученные весовые коэффициенты позволили вывести формулу расчёта интегрального показателя асимметрии: «Переплетение пальцев рук» × -0,2513 + «Поза Наполеона» × 0,1252 + «Аплодирование» × 0,5108 + «Прицеливание» × -0,1921 + «Проба Розенбаха» × 0,2907 + «Опросник Чуприкова» × 2,8006 + «Дихотическое прослушивание» × 0,5331. Вместо наименований проб следует подставить числа 1, 0, -1 для вариантов «правша», «амбидекстр», «левша» соответственно. Результаты опросника Чуприкова и дихотического прослушивания следует предварительно перевести из сырых баллов в тернарную шкалу с использованием принятых интервалов. Для опросника Чуприкова: от 24 до 8 баллов – правша, от 8 до -8 баллов – амбидекстр, от -8 до -24 баллов – левша. Для дихотического прослушивания: КПУ (общий) больше 4 – правша, от 4 до -4 – амбидекстр, меньше -4 – левша.

2) Тест структуры интеллекта Р. Амтхауэра в адаптации Л.А. Ясюковой (2007). Оценивается выраженность 9 умственных способностей, входящих в структуру интеллекта (практический интеллект, интуитивное понятийное мышление, понятийное логическое мышление, понятийная категоризация, математическая интуиция, формально-логическое мышление, образный синтез, пространственное мышление, оперативная логическая память), а также общий уровень интеллекта, представляющий собой суммарный показатель по всем субтестам. Каждый субтест включает в себя 20 заданий. Общее время выполнения теста – около 90 минут.

II. На втором этапе исследования испытуемыми выступили 136 школьников и студентов (58 учащихся 10 класса, 31 учащийся 11 класса МОУ СОШ №24 (Комсомольск-на-Амуре), МОБУ «Тархановская средняя общеобразовательная школа» (Республика Мордовия), МБОУ «Общеобразовательное учреждение гимназия №5» (Красноярск), МОУ «Лицей №5» (Камышлов), СОШ №25 (Москва), 47 студентов 1-5 курсов МГУ имени М.В. Ломоносова (факультеты психологии, журналистики, философский факультет), РГУ имени С.А. Есенина, МГППУ, Московского медицинского колледжа №7, МГУЛ, КубГТУ, ГУУ, РГСУ) в возрасте от 16 лет до 31 года (18±2,3), из них 94 девушки и 42 юноши. Никто из испытуемых не проходил углублённого обучения по математическим дисциплинам. На момент проведения исследования испытуемые не имели черепно-мозговых травм, сотрясений мозга, неврологических и психиатрических заболеваний. Не все испытуемые выполняли все методики. Все школьники, за исключением учащихся СОШ №25, обучались в 2011-2012 или 2012-2013 гг. на дистанционном элективном курсе «Дистанционная Развивающая Информатика и Математика» (ДРИМ, www.drim.innovatedu.ru). Взаимодействие с ними осуществлялось через Интернет либо напрямую, либо с помощью локальных координаторов – учителей соответствующих школ.

Методы исследования:

1) Методики исследования межполушарных отношений (аналогично первому этапу). Исследование испытуемых, находившихся в других городах, проводилось дистанционно с помощью описанных выше программ. Контроль за проведением диагностики осуществляли заранее проинструктированные нами локальные координаторы.

2) Определение успеваемости по алгебре и геометрии. Успеваемость по математическим дисциплинам оценивалась у школьников за полугодие, предшествовавшее моменту исследования, у студентов – по отметке в аттестате об окончании школы. Данные об успеваемости школьников либо сообщали сами испытуемые, либо предоставляли локальные координаторы. Отметим, что школьники, обучавшиеся на курсе «ДРИМ», сообщали отметки, полученные ими до начала дополнительных занятий по информатике и математике.

III. На третьем этапе испытуемыми были 49 человек (37 учащихся 10 класса, 3 учащихся 11 класса МОУ СОШ №24 (Комсомольск-на-Амуре), МОБУ «Тархановская средняя общеобразовательная школа» (Республика Мордовия), МБОУ «Общеобразовательное учреждение гимназия №5» (Красноярск), МОУ «Лицей №5» (Камышлов), 9 студентов 1-3 курсов факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова) в возрасте от 16 до 20 лет (17±1,1), из них 36 девушек и 13 юношей. Никто из испытуемых не проходил углублённого обучения по математическим дисциплинам. На момент проведения исследования испытуемые не имели черепно-мозговых травм, сотрясений мозга, неврологических и психиатрических заболеваний. Не все испытуемые выполняли все методики. Все школьники обучались в 2011-2012 или 2012-2013 гг. на курсе «ДРИМ». Взаимодействие с ними осуществлялось через Интернет либо напрямую, либо с помощью локальных координаторов – учителей соответствующих школ.

Методы исследования:

1) Методики исследования межполушарных отношений (аналогично второму этапу).

2) Тестовая модификация субтеста №5 «Математическая интуиция» теста структуры интеллекта Р. Амтхауэра в адаптации Л.А. Ясюковой (2007). Тест представляет собой набор из 20 заданий, предъявляемых поочерёдно. К каждому заданию даётся 4 варианта ответа, один из которых правильный. Время тестирования ограничено 10 минутами. Оценивается число правильно решённых заданий. Две параллельные формы (A и B) предъявлялись с перерывом не менее месяца. Данная методика разрабатывалась и проводилась с помощью платформы «Мастер-тесты» интегрированной системы Интернет-сервисов «HT-Line», предоставленной HR-лабораторией «Гуманитарные технологии». Разработанная нами модификация обладает конвергентной валидностью по отношению к исходному субтесту на уровне 0,8-0,9. Школьники, обучавшиеся на курсе «ДРИМ», проходили тестирование до начала углублённого изучения математики.

Математическая обработка полученных результатов проводилась с помощью статистического пакета SPSS 16.0.0. Достоверность отличия распределений от нормального оценивалась по критерию Колмогорова-Смирнова. Корреляционные связи вычислялись с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена. Если обе измеряемые переменные имели нормальное распределение, дополнительно проводился регрессионный анализ (вычислялись коэффициент детерминации и регрессионное уравнение). Дисперсионный анализ проводился с помощью непараметрических U-критерия Манна-Уитни (2 независимые выборки) и H-критерия Краскела-Уоллиса (3 независимые выборки).

Результаты и их обсуждение

I. Результаты первого этапа

В исследованной выборке по самоотчёту было 28 правшей, 5 амбидекстров и 3 левшей. Распределение баллов по опроснику А.П. Чуприкова (n=35) значимо отличалось от нормального (p=0,05), минимальное значение составило -23, максимальное – 24, среднее значение оказалось равным 15,3±11,8. В пробе «Переплетение пальцев рук» (n=35) правый показатель отмечался у 15 человек, левый – у 20. В пробе «Поза Наполеона» (n=35) правый локоть оказался сверху у 13 человек, левый – у 22. По пробе «Аплодирование» (n=35) праворукими оказались 23 человека, амбидекстрами – 3 и леворукими – 9. В пробе «Прицеливание» (n=35) правый показатель наблюдался у 19 человек, амбидекстральный – у 4, левый – у 12. По пробе Розенбаха (n=35) ведущий правый глаз отмечался у 21 человека, отсутствие асимметрии у 7 человек, ведущий левый глаз – у 7. После проведения дихотического прослушивания были получены следующие результаты. Распределение КПУ по первой серии (n=24) значимо не отличалось от нормального (p=0,341), минимальное значение составило -0,74, максимальное – 0,37, среднее значение – -0,002±0,285. Распределение КПУ по второй серии (n=24) значимо не отличалось от нормального (p=0,95), минимальное значение составило -0,14, максимальное – 0,29, среднее значение – 0,036±0,13. Распределение общего КПУ (n=34) значимо не отличалось от нормального (p=0,587), минимальное значение составило -0,45, максимальное – 0,27, среднее значение – 0,028±0,162. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с правого уха (n=24), значимо не отличалось от нормального (p=0,38), минимальное значение составило 4, максимальное – 39, среднее значение – 24,5±9,6. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с левого уха (n=24), значимо не отличалось от нормального (p=0,996), минимальное значение составило 8, максимальное – 39, среднее значение – 23,8±7,9. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с правого уха (n=24), значимо не отличалось от нормального (p=0,869), минимальное значение составило 12, максимальное – 37, среднее значение – 27,2±7,1. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с левого уха (n=24), значимо не отличалось от нормального (p=0,813), минимальное значение составило 15, максимальное – 40, среднее значение – 25,3±7,2. Распределение показателя межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере (n=24) значимо не отличалось от нормального (p=0,576), минимальное значение составило -4, максимальное – 32, среднее значение – 4,2±8. Распределение интегрального показателя межполушарной асимметрии (n=34) значимо не отличалось от нормального (p=0,258), минимальное значение составило -3,5893, максимальное – 4,7038, среднее значение – 2,45±2,0009.

Распределение уровня интеллекта (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,976), минимальное значение составило 82, максимальное – 144, среднее значение – 113±15,5. Распределение уровня практического интеллекта (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,162), минимальное значение составило 8, максимальное – 15, среднее значение – 11±1,8. Распределение уровня интуитивного понятийного мышления (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,142), минимальное значение составило 9, максимальное – 18, среднее значение – 13,3±1,9. Распределение уровня понятийного логического мышления (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,204), минимальное значение составило 8, максимальное – 16, среднее значение – 12,6±1,9. Распределение уровня способности к понятийной категоризации (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,853), минимальное значение составило 4, максимальное – 18, среднее значение – 11,7±3,5. Распределение уровня математической интуиции (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,807), минимальное значение составило 3, максимальное – 20, среднее значение – 11,2±3,8. Распределение уровня формально-логического мышления (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,821), минимальное значение составило 6, максимальное – 20, среднее значение – 12,7±4,3. Распределение уровня способности к образному синтезу (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,35), минимальное значение составило 5, максимальное – 17, среднее значение – 11,1±3,2. Распределение уровня пространственного мышления (n=36) значимо не отличалось от нормального (p=0,382), минимальное значение составило 2, максимальное – 19, среднее значение – 11,6±4,1. Распределение уровня оперативной логической памяти (n=36) значимо отличалось от нормального (p=0,013), минимальное значение составило 11, максимальное – 20, среднее значение – 17,9±2,3.

Связь способности к понятийной категоризации с мануальной асимметрией по опроснику Чуприкова составила 0,399 (p=0,017; n=35). Связь пространственного мышления со слухоречевой латерализацией (общий КПУ) составила 0,342 (p=0,048; n=34), коэффициент детерминации оказался равен 0,189, уравнение регрессии: y = 11,325 +11,4x (p<0,001 и p=0,01 – здесь и далее для константы и множителя соответственно), где y – уровень пространственного мышления, а x – общий КПУ. Связь пространственного мышления с числом слов, воспроизведённых с правого уха в первой серии дихотического прослушивания, составила 0,441 (p=0,031; n=24), коэффициент детерминации оказался равен 0,259, уравнение регрессии: y = 6,51 + 0,215x (p=0,004 и p=0,011), где y – уровень пространственного мышления, а x – число слов, воспроизведённых с правого уха в первой серии дихотического прослушивания. Связь оперативной логической памяти с мануальной асимметрией по опроснику Чуприкова составила: 0,481 (p=0,003; n=35). Связь оперативной логической памяти с интегральным показателем асимметрии составила: 0,408 (p=0,017; n=34). Связь интуитивного понятийного мышления с показателем межполушарного взаимодействия составила 0,406 (p=0,049; n=24), коэффициент детерминации оказался равен 0,103, уравнение регрессии: y = 12,907 + 0,082x (p<0,001 и p=0,126), где y – уровень интуитивного понятийного мышления, x – показатель межполушарного взаимодействия. Связь формально-логического мышления с показателем межполушарного взаимодействия составила 0,532 (p=0,007; n=24), коэффициент детерминации оказался равен 0,122, уравнение регрессии: y = 11,109 + 0,194x (p<0,001 и p=0,094), где y – уровень формально-логического мышления, x – показатель межполушарного взаимодействия. Связь уровня интеллекта с показателем межполушарного взаимодействия составила 0,501 (p=0,013; n=24), коэффициент детерминации оказался равен 0,153, уравнение регрессии: y = 110,362 + 0,763x (p<0,001 и p=0,058), где y – уровень интеллекта, x – показатель межполушарного взаимодействия. Мы также обнаружили связь суммарного показателя понятийного мышления (сумма результатов по субтестам №№ 2, 3, 4) с мануальной асимметрией по опроснику Чуприкова: 0,404 (p=0,016; n=35).

Дисперсионный анализ позволил выявить следующие различия. Уровень оперативной логической памяти был выше у испытуемых с правым значением по пробе «Поза Наполеона»: П (n=13): 19,1±1,3; Л (n=22): 17,2±2,5; U = 69,5 (p=0,01). Понятийное мышление было в наименьшей степени развито у испытуемых с ведущим левым глазом по пробе «Прицеливание»: П (n=19): 13±1,8; А (n=4): 14±1,6; Л (n=12): 11,5±1,8; χ2=6,903; (p=0,032). Из-за малого количества амбидекстров их преимущество над испытуемыми с ведущим правым глазом статистически незначимо (p>0,3). Формально-логическое мышление было наименее развито у испытуемых с ведущим левым глазом по пробе Розенбаха: П (n=21): 13,5±4; А (n=7): 15,1±3,4; Л (n=7): 8,3±3; χ2=9,585; (p=0,008). Как и в предыдущем случае, преимущество амбидекстров над правшами было незначимым (p>0,3). Уровень интеллекта оказался выше у тех, кто при выполнении пробы «Аплодирование» более активно использовал правую руку: П (n=23): 118±14,4; А (n=3): 112,7±20,5; Л (n=9): 101,3±11,7; χ2=7,315 (p=0,026). Преимущество правшей над амбидекстрами и амбидекстров над левшами не достигало статистической значимости (p>0,3), поэтому фактически можно говорить только о преимуществе правшей над левшами: U=39 (p=0,006).

Таким образом, были обнаружены многочисленные связи параметров латерализации с различными компонентами интеллекта. Отметим, что латеральные признаки оказались несвязанными только с такими компонентами структуры интеллекта, как практический интеллект, образный синтез и математическая интуиция. Обращает на себя внимание тот факт, что во всех случаях обнаружения достоверных связей или различий преимущество наблюдается у правшей. Вероятно, это связано с тем, что уже на этапе конструирования интеллектуальные тесты (в том числе тест Р. Амтхауэра) ориентированы на измерение умственных способностей, связанных с учебными достижениями в традиционной системе образования, опирающейся на вербально-символическое кодирование информации. Как пишет А.Н. Ждан (2005, с. 478), «…в условиях западной цивилизации с упором в образовании, главным образом, на приобретение вербальных навыков и развитие аналитической мысли обеспечивается развитие способностей, главным образом, левого полушария, в результате другая половина мозга практически игнорируется…».

Что касается уровня интеллекта, то он оказывается связанным только с мануальной асимметрией по пробе «Аплодирование» и уровнем межполушарного взаимодействия. Дополнительный анализ данных позволил выяснить, что уровень межполушарного взаимодействия на уровне тенденции выше у испытуемых, аплодирующих правой рукой: П (n=21): 5,5±8,2; Л (8): -0,4±4,8; U=44,5 (p=0,053). Это позволяет предположить существование некого мозгового механизма межполушарного взаимодействия, связанного, с одной стороны, с функционированием левого полушария, а с другой – с уровнем интеллекта. Поскольку межполушарное взаимодействие оценивалось нами по результатам дихотического прослушивания, следует особо отметить, что обсуждаемые закономерности относятся лишь к слухоречевому взаимодействию и не могут быть перенесены на другие системы без дополнительных исследований.

II. Результаты второго этапа

В исследованной выборке по самоотчёту было 115 правшей, 11 амбидекстров и 10 левшей. Распределение баллов по опроснику А.П. Чуприкова (n=136) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило -24, максимальное – 24, среднее значение оказалось равным 17±11,3. В пробе «Переплетение пальцев рук» (n=136) правый показатель отмечался у 56 человек, левый – у 80. В пробе «Поза Наполеона» (n=136) правый локоть оказался сверху у 71 человека, левый – у 65 человек. По пробе «Аплодирование» (n=136) праворукими оказались 99 человек, амбидекстром – 1 человек и леворукими – 36 человек. В пробе «Прицеливание» (n=136) правый показатель наблюдался у 43 человек, амбидекстральный – у 43, левый – у 50. По пробе Розенбаха (n=136) ведущий правый глаз отмечался у 56 человек, отсутствие асимметрии у 45, ведущий левый глаз – у 35. После проведения дихотического прослушивания были получены следующие результаты. Распределение КПУ по первой серии (n=29) значимо не отличалось от нормального (p=0,561), минимальное значение составило -0,74, максимальное – 0,47, среднее значение – 0,067±0,249. Распределение КПУ по второй серии (n=29) значимо не отличалось от нормального (p=0,997), минимальное значение составило -0,14, максимальное – 0,43, среднее значение – 0,072±0,145. Распределение общего КПУ (n=108) значимо отличалось от нормального (p=0,017), минимальное значение составило -0,43, максимальное – 0,6, среднее значение – 0,067±0,145. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с правого уха (n=29), значимо не отличалось от нормального (p=0,793), минимальное значение составило 5, максимальное – 39, среднее значение – 25,3±8,4. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с левого уха (n=29), значимо не отличалось от нормального (p=0,998), минимальное значение составило 8, максимальное – 39, среднее значение – 22,2±8,3. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с правого уха (n=29), значимо не отличалось от нормального (p=0,79), минимальное значение составило 13, максимальное – 37, среднее значение – 27,3±6,6. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с левого уха (n=29), значимо не отличалось от нормального (p=0,794), минимальное значение составило 8, максимальное – 40, среднее значение – 24,2±7,7. Распределение показателя межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере (n=29) значимо не отличалось от нормального (p=0,448), минимальное значение составило -10, максимальное – 32, среднее значение – 4,1±7,7. Распределение интегрального показателя межполушарной асимметрии (n=108) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило -4,1707, максимальное – 4,7038, среднее значение – 2,6079±1,9681.

Распределение успеваемости по алгебре (n=136) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 4,1±0,7. Распределение успеваемости по алгебре у школьников (n=89) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 3,9±0,7. Распределение успеваемости по алгебре у студентов (n=47) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 4,4±0,7.

Распределение успеваемости по геометрии (n=64) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 4,3±0,7. Распределение успеваемости по геометрии у школьников (n=18) значимо не отличалось от нормального (p=0,2), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 3,9±0,7. Распределение успеваемости по геометрии у студентов (n=46) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило 3, максимальное – 5, средний балл – 4,4±0,6.

Корреляция между успеваемостью по алгебре и успеваемостью по геометрии составила 0,818 (p<0,001; n=64). Успеваемость по алгебре оказалась связана только с математической интуицией на уровне 0,551 (p=0,004; n=26). Успеваемость по геометрии оказалась связанной с математической интуицией на уровне 0,681 (p<0,001; n=26), с формально-логическим мышлением на уровне 0,546 (p=0,004; n=26) и с уровнем интеллекта на уровне 0,605 (p=0,001; n=26). Отметим, что связь успеваемости по алгебре с уровнем интеллекта оказалась при этом на уровне тенденции: 0,371 (p=0,062; n=26).

При сопоставлении успеваемости по математическим дисциплинам с параметрами межполушарных отношений единственной статистически значимой связью оказалась обратная связь успеваемости по алгебре с КПУ по второй серии: -0,383 (p=0,04; n=29). Дисперсионный анализ также не выявил значимых различий в успеваемости у испытуемых с разными латеральными признаками. Единственная выявленная корреляция может быть проинтерпретирована следующим образом. Понижение КПУ во второй серии является следствием как снижения количества слов, воспроизведённых с правого уха, так и нарастания количества слов, воспроизведённых с левого уха. Поскольку большинство испытуемых демонстрировали положительные значения КПУ в первой серии, это можно рассматривать следствием межполушарного взаимодействия. Таким образом, полученная корреляция, вероятно, отражает связь межполушарного взаимодействия с успеваемостью по алгебре, опосредованную уровнем интеллекта.

Поскольку у студентов и школьников средние баллы по математическим дисциплинам значимо различались (p<0,001 для алгебры и p=0,017 для геометрии), мы провели раздельное сопоставление успеваемости школьников и студентов по математическим дисциплинам с параметрами межполушарных отношений. Не было обнаружено ни одной значимой связи. Дисперсионный анализ также не выявил дополнительных различий.

Дополнительно проведённый качественный анализ распределения отметок по алгебре и геометрии среди правшей, амбидекстров и левшей по самоотчёту не даёт возможности сделать вывод о явном преимуществе учащихся с тем или иным типом межполушарной асимметрии. Обращает на себя внимание небольшое преимущество амбидекстров, однако из-за малого числа испытуемых с данным типом латеральной организации мозга оно не может считаться достоверным.

Полученные результаты позволяют сделать вывод об отсутствии прямых связей между параметрами межполушарных отношений и успеваемостью по математическим дисциплинам и наличии связи успеваемости по алгебре и геометрии со структурно-уровневыми характеристиками интеллекта.

III. Результаты третьего этапа

В исследованной выборке по самоотчёту было 43 правши, 1 амбидекстр и 5 левшей. Распределение баллов по опроснику А.П. Чуприкова (n=49) значимо отличалось от нормального (p<0,001), минимальное значение составило -23, максимальное – 24, среднее значение оказалось равным 17,5±12,6. В пробе «Переплетение пальцев рук» (n=49) правый показатель отмечался у 26 человек, левый – у 23. В пробе «Поза Наполеона» (n=49) правый локоть оказался сверху у 26 человек, левый – у 23. По пробе «Аплодирование» (n=49) праворукими оказались 37 человек, амбидекстром – 1 человек и леворукими – 11 человек. В пробе «Прицеливание» (n=49) правый показатель наблюдался у 17 человек, амбидекстральный – у 15, левый – у 17. По пробе Розенбаха (n=49) ведущий правый глаз отмечался у 17 человек, отсутствие асимметрии у 18, ведущий левый глаз – у 14. После проведения дихотического прослушивания были получены следующие результаты. Распределение КПУ по первой серии (n=7) значимо не отличалось от нормального (p=0,748), минимальное значение составило -0,03, максимальное – 0,47, среднее значение – 0,2±0,212. Распределение КПУ по второй серии (n=7) значимо не отличалось от нормального (p=0,99), минимальное значение составило -0,14, максимальное – 0,17, среднее значение – -0,006±0,112. Распределение общего КПУ (n=43) значимо отличалось от нормального (p=0,026), минимальное значение составило -0,086, максимальное – 0,6, среднее значение – 0,063±0,15. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с правого уха (n=7), значимо не отличалось от нормального (p=0,808), минимальное значение составило 19, максимальное – 36, среднее значение – 27,6±5,4. Распределение числа слов, воспроизведённых в первой серии с левого уха (n=7), значимо не отличалось от нормального (p=0,949), минимальное значение составило 10, максимальное – 38, среднее значение – 19,6±9,8. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с правого уха (n=7), значимо не отличалось от нормального (p=0,93), минимальное значение составило 16, максимальное – 34, среднее значение – 25,7±6,7. Распределение числа слов, воспроизведённых во второй серии с левого уха (n=7), значимо не отличалось от нормального (p=0,5), минимальное значение составило 20, максимальное – 40, среднее значение – 26,1±7,9. Распределение показателя межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере (n=7) значимо не отличалось от нормального (p=0,868), минимальное значение составило -3, максимальное – 15, среднее значение – 4,7±6,9. Распределение интегрального показателя межполушарной асимметрии (n=43) значимо отличалось от нормального (p=0,005), минимальное значение составило -4,1707, максимальное – 4,7038, среднее значение – 2,5072±2,1802.

Распределение уровня математической интуиции (n=49), измеренного с помощью формы А тестовой модификации субтеста №5 «Математическая интуиция» теста структуры интеллекта Р. Амтхауэра в адаптации Л.А. Ясюковой (2007), значимо не отличалось от нормального (p=0,191), минимальное значение составило 4, максимальное – 20, среднее значение – 14,4±3,4. Распределение данного показателя у студентов (n=9) значимо не отличалось от нормального (p=0,616), минимальное значение составило 9, максимальное – 20, среднее значение – 13,8±3,6. Распределение данного показателя у школьников (n=40) значимо не отличалось от нормального (p=0,185), минимальное значение составило 4, максимальное – 20, среднее значение – 14,6±3,4. Средние значения уровня математической интуиции у школьников и студентов значимо не различались (p=0,738). Распределение уровня математической интуиции (результаты получены только по школьникам, n=27), измеренного с помощью формы B того же теста, значимо не отличалось от нормального (p=0,967), минимальное значение составило 3, максимальное – 20, среднее значение – 12,2±4,7. Корреляция между результатами параллельных форм (n=27) составила 0,416 (p=0,031).

Не было обнаружено ни одной значимой связи между параметрами межполушарных отношений и уровнем математической интуиции (результаты, полученные с помощью параллельных форм теста, обрабатывались раздельно). Дисперсионный анализ не выявил значимых различий. Раздельная обработка результатов школьников и студентов также не показала значимых связей или различий. Полученные результаты подтверждают отсутствие прямой связи между параметрами межполушарных отношений и математическими способностями.

Отметим, что в отношении результатов регрессионного анализа, полученных на всех этапах исследования, проводился сравнительный анализ коэффициентов детерминации, вычисленных в рамках линейной, квадратичной и кубической моделей регрессии, который не выявил чётко выраженных нелинейных связей, значимо превосходящих по объяснительной способности линейные коэффициенты детерминации, что позволяет говорить об отсутствии связей, которые нельзя бы было описать с помощью линейных моделей.

Таким образом, мы показали, что особенности межполушарных отношений тесно связаны со структурно-уровневыми характеристиками интеллекта, часть из которых в свою очередь связана с математическими способностями. В отношении успеваемости по алгебре и геометрии можно проследить следующий характер связей. Успеваемость по алгебре связана с успеваемостью по геометрии, вместе они связаны с математической интуицией, причём для успеваемости по алгебре эта связь является единственной, а в случае геометрии дополняется связью с формально-логическим мышлением. Кроме того, наблюдается связь успеваемости по обеим математическим дисциплинам с уровнем интеллекта (в отношении алгебры значимость связи находится на уровне тенденции). Математическая интуиция связана с образным синтезом, при этом ни та, ни другая умственная способность не связаны ни с одним из параметров межполушарных отношений. Формально-логическое мышление связано с зрительной асимметрией по пробе Розенбаха и показателем межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере. Кроме того, данная умственная способность связана с оперативной логической памятью и практическим интеллектом. Если практический интеллект не связан ни с одним из параметров межполушарных отношений, то оперативная логическая память характеризуется связью с интегральным показателем асимметрии, мануальной асимметрией по опроснику А.П. Чуприкова и пробе «Поза Наполеона». Другие умственные способности, характеризующиеся наличием связей с параметрами межполушарных отношений, не связаны с математической интуицией и формально-логическим мышлением напрямую, хотя все, за исключением интуитивного понятийного мышления, объединяются наличием связи с уровнем интеллекта.

На наш взгляд, наиболее важным результатом является то, что ни на одном из этапов исследования не было обнаружено прямой связи между параметрами межполушарных отношений и математическими способностями, исследованными как на результативном (успеваемость), так и на операциональном (математическая интуиция) уровнях. Поскольку 6 из 9 компонентов структуры интеллекта оказались связаны с какими-либо параметрами межполушарных отношений, можно предположить, что оставшиеся представляют собой способности принципиально другого типа. В отношении практического интеллекта это представляется понятным, т.к. под ним понимается здравый смысл, общая осведомлённость и способность создавать собственные индивидуальные методы для систематизации информации (Ясюкова, 2007). Такая широкая трактовка данной способности не позволяет ставить вопрос о поиске её специфического мозгового обеспечения. Вклад того или иного полушария в формирование и функционирование практического интеллекта может быть совершенно разным в зависимости от индивидуального жизненного опыта субъекта. Что касается образного синтеза, то он определяется как «способность к формированию целостных представлений на основе последовательно поступающей, несистематизированной, разрозненной, отрывочной, неполной информации» (там же, с. 49). Данная способность предполагает сочетание формирования целостных представлений (функции правого полушария) с обработкой последовательно поступающей информации (функцией левого полушария). Можно было бы предположить связь данной способности с эффективностью межполушарного взаимодействия, однако мы измеряли её только в отношении слухоречевой сферы, здесь же, по-видимому, требуется исследование зрительной сферы. Математическая интуиция, вероятно, также требует межполушарного взаимодействия в зрительной сфере, т.к. при решении математических задач происходит постоянная сверка формально-символических репрезентаций с пространственным смыслом. В пользу данного предположения свидетельствует связь данной способности с образным синтезом, а также результаты исследований, продемонстрировавших высокий уровень межполушарного взаимодействия в зрительной сфере у математически одарённых подростков (Singh, O’Boyle, 2004). Анализ связей, объединяющих успеваемость по математическим дисциплинами со структурно-уровневыми характеристиками интеллекта, позволяет предположить, что математические способности в широком смысле (на уровне эффективности изучения математики) представляют собой сложную систему, связанную с особенностями межполушарной асимметрии лишь на уровне её отдельных звеньев (умственных способностей). На наш взгляд, интеллект также представляет собой функциональную систему, звенья которой являются отдельными умственными способностями. Что касается умственных способностей, то и они, по-видимому, имеют системную природу, но состоят из более жёстких звеньев (когнитивных процессов), имеющих мозговую локализацию. Латерализация этих звеньев имеет непосредственное отношение к степени развития тех или иных способностей, из которых в конечном итоге складывается вся мыслительная деятельность. Некоторые способности носят метасистемный характер, но в конечном итоге также могут быть сведены к системе систем, состоящих из элементарных психических процессов. Именно поэтому при проведении исследований связи межполушарных отношений с интеллектом и математическими способностями следует учитывать как операциональные, так и результативные аспекты системных явлений, понимая, что один и тот же адаптивный результат может достигаться при неодинаковом вкладе разных функциональных звеньев.

Приведённые результаты были получены на относительно небольших и неравновесных выборках, поэтому мы считаем необходимым в будущем провести дополнительные исследования, призванные подтвердить или опровергнуть выявленные закономерности. Для более чёткого понимания характера обнаруживаемых взаимосвязей предполагается провести аналогичное исследование на большем числе испытуемых и проанализировать полученные результаты с помощью структурного моделирования.

Поскольку мы не имели возможности оценить причинно-следственный характер полученных связей, следует понимать, что приводимые интерпретации опираются прежде всего на имеющиеся у нас теоретические представления об изучаемых явлениях. Мы не можем утверждать, что параметры межполушарных отношений влияют на структурно-уровневые характеристики интеллекта, а те в свою очередь определяют уровень математических способностей. Скорей всего, здесь имеет место взаимовлияние. Известно, что структура интеллекта учащихся претерпевает в онтогенезе определённые изменения, адаптируясь под нарастающие требования образовательной среды. В начальной и средней школе у учащихся активно формируются познавательные стратегии, что приводит к выстраиванию иерархии интеллектуальных компонентов. К окончанию школы у большинства старшеклассников формируется устойчивая структура интеллекта, в которой ведущая роль отводится наиболее развитым мыслительным способностям. Не исключено, что преимущественное развитие тех или иных способностей предопределяется особенностями функциональной асимметрии мозга. Однако условия обучения и развития также могут влиять на процесс формирования межполушарной отношений.

Выводы

Проведённое исследование показало наличие множества связей между латеральными признаками и структурно-уровневыми характеристиками интеллекта у учащихся. Во всех случаях преимущество отмечается у лиц с правосторонней латерализацией (относительным доминированием левого полушария). Продемонстрировано наличие связи между эффективностью межполушарного взаимодействия в слухоречевой сфере и уровнем интеллекта. Выявлен непрямой характер связи между параметрами межполушарных отношений и математическими способностями: связующим звеном выступают структурно-уровневые характеристики интеллекта. Наиболее существенную роль в опосредовании выявленной связи играет формально-логическое мышление. Учитывая небольшой объём задействованной в исследовании выборки, предполагается провести дополнительные исследования в целях перепроверки и уточнения полученных результатов.

Благодарность

Авторы благодарят доктора психологических наук, профессора кафедры психологии труда и инженерной психологии факультета психологии МГУ, научного руководителя HR-лаборатории «Гуманитарные технологии» Шмелёва Александра Георгиевича за предоставление возможности использования платформы «Мастер-тесты» интегрированной системы Интернет-сервисов «HT-Line».

Список литературы:
  1. Айдаркин Е.К., Богун А.С. Нейрофизиологические механизмы решения примеров на умножение и сложение двузначных чисел // Валеология, 2010. – №4. – С. 77-100.
  2. Айдаркин Е.К., Фомина А.С. Психофизиологические особенности решения арифметических примеров на сложение и умножение двузначных чисел // Валеология, 2011. – №3. – С. 85-98.
  3. Айдаркин Е.К., Фомина А.С. Исследование динамики пространственной синхронизации потенциалов мозга при решении сложных арифметических примеров // Валеология, 2012. – №3. – С. 91-106.
  4. Будук-оол Л.К., Назын-оол М.В. Функциональная асимметрия мозга и обучение: этнические особенности. – М.: Академия Естествознания, 2010. – 143 с.
  5. Ждан А.Н. История психологии. От Античности до наших дней. – 6-е изд. – М.: Академический Проект; Фонд «Мир», 2005. – 576 с.
  6. Кабардов М.К., Матова М.А. Межполушарная асимметрия и вербальный и невербальный компоненты познавательных способностей // Вопросы психологии, 1988. – № 6. – С. 106-115.
  7. Котик Б.С. Исследование латерализации речевых функций методом дихотического прослушивания // Психологические исследования. – М.: Изд-во МГУ, 1974. – Вып. 6. – С. 69-76.
  8. Крутецкий В.А. Психология математических способностей школьников / Под ред. Н.И. Чуприковой. – М.: Издательство «Институт практической психологии»; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 1998. – 416 с.
  9. Лукьянчикова Ж.А. Межполушарная асимметрия и эмоциональные особенности математически одарённых подростков: Дис. … канд. психол. наук: 19.00.04. – М., 2006. – 185 с.
  10. Матова М.А. Леволатеральность сенсомоторных функций и познавательные способности подростков // Леворукость у детей и подростков. – Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1987. – С. 51-54.
  11. Николаева Е.И., Добрин А.В., Яворович К.Н. Эффективность латеральных показателей и профиля функциональной сенсомоторной асимметрии в прогнозе уровня психологических параметров // Функциональная межполушарная асимметрия и пластичность мозга (материалы Всероссийской конференции с международным участием) / Под ред. С.Н. Иллариошкина, В.Ф. Фокина. – М., 2012. – C. 139-142.
  12. Разумникова О.М. Мышление и функциональная асимметрия мозга. – Новосибирск: Издательство СО РАМН, 2004. – 272 с.
  13. Туник Е.Е. Тест интеллекта Амтхауэра. Анализ и интерпретация данных. – СПб.: Речь, 2009. – 96 с.
  14. Фомина Е.В. Функциональная асимметрия мозга и адаптация к экстремальным спортивным нагрузкам. – Омск: изд-во СибГУФК, 2006. – 196 с.
  15. Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. – 2-е изд., доп. и перераб. – СПб.: Питер, 2002. – 264 с.
  16. Хохлов Н.А., Ковязина М.С. Проблема измерения межполушарной асимметрии в нейропсихологии и новый метод интегральной оценки функциональной латерализации мозга // Функциональная межполушарная асимметрия и пластичность мозга (материалы Всероссийской конференции с международным участием) / Под ред. С.Н. Иллариошкина, В.Ф. Фокина. – М., 2012. – С. 194-198.
  17. Чораян О.Г. Естественный интеллект (физиологические, психологические и кибернетические аспекты) / Под ред. Г.А. Кураева. – Ростов-на-Дону: УНИИ валеологии РГУ, 2002. – 112 с.
  18. Чуприков А.П. Сенсибилизированный опросник для определения рукости для подростков и взрослых // Леворукость, антропоизометрия и латеральная адаптация. Справочные и аннотированные материалы к I Всесоюзной междисциплинарной школе-семинару «Охрана здоровья леворуких детей». – М.; Ворошиловград, 1985. – C. 128.
  19. Ясюкова Л.А. Тест структуры интеллекта Амтхауэра. – СПб.: ИМАТОН, 2007. – 80 с.
  20. Amthauer R. Intelligenz-Struktur-Test (I-S-T): Handanweisung für die Durchführung und Auswertung. – Göttingen: Hogrefe, 1953. – 38 ss.
  21. Annett M., Kilshow D. Mathematical ability and lateral asymmetry // Cortex, 1982. – Vol. 18 (46). – P. 547-568.
  22. Ashcraft M.H., Yamashita T.S., Aram D.M. Mathematics performance in left and right brain-lesioned children and adolescents // Brain and Cognition, 1992. – Vol. 19 (2). – P. 208-252.
  23. Aydarkin E.K., Fomina A.S. Neurophysiological mechanisms of complex arithmetic task solving // Journal of Integrative Neuroscience, 2013. – Vol. 12 (1). – P. 73-89.
  24. Clarke T.L., Deheane S. Cerebral networks for number processing – evidence from a case of posterior callosal lesion // Neurocase, 1996. – Vol. 2 (3). – P. 155-173.
  25. Lampl Y., Eshel Y., Gilad R., Sarova-Pinhas I. Selective acalculia with sparing of the subtraction process in a patient with left parietotemporal hemorrhage // Neurology, 1994. – Vol. 44 (9). – P. 1759-1761.
  26. Singh H., O’Boyle M.W. Interhemispheric Interaction During Global-Local Processing in Mathematically Gifted Adolescents, Average-Ability Youth, and College Students // Neuropsychology, 2004. – Vol. 18 (2). – P. 371-377.
  27. What is intelligence?: contemporary viewpoints on its nature and definition / Ed. by R.J. Sternberg, D.K. Detterman. – Norwood, NJ: Ablex, 1986. – 173 pp.

Информация об авторах:

Hohlov_1_2013_1 Хохлов Никита Александрович – студент 5 курса кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, nkhokhlov@psychmsu.ru


Hohlov_1_2013_2

Ковязина Мария Станиславовна – к.псих.н., доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, KMS130766@mail.ru

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin