Н.Б. Панкова, М.Ю. Карганов «Изменения показателей моторной асимметрии у первоклассников под влиянием факторов образовательной среды» (С. 20-31)

Н.Б. Панкова, М.Ю. Карганов

ИЗМЕНЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ МОТОРНОЙ АСИММЕТРИИ У ПЕРВОКЛАССНИКОВ ПОД ВЛИЯНИЕМ ФАКТОРОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ

Московский институт открытого образования, Москва, Россия,

НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН, Москва, Россия

ИЗМЕНЕНИЯ ПОКАЗАТЕЛЕЙ МОТОРНОЙ АСИММЕТРИИ У ПЕРВОКЛАССНИКОВ ПОД ВЛИЯНИЕМ ФАКТОРОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ
Н.Б. Панкова, М.Ю. Карганов
Проведен мониторинг моторной асимметрии в работе руками (по показателям прибора «компьютерный измеритель движений») учащихся города Москвы, перешедших на обучение по ФГОС начального общего образования (25 школ, n = 491), и не вошедших в эксперимент по переходу на ФГОС (9 школ, n = 150), в один учебный год (2010-2011), с двумя тестированиями: в октябре и апреле. В качестве дополнительных групп сравнения были взяты результаты многолетнего (2002-2008) мониторинга учащихся школы № 1357 города Москвы. Полученные данные свидетельствуют о наличии выраженной динамики моторной асимметрии в работе руками в течение учебного года и всего времени обучения в общеобразовательной школе. Новые формы, средства и методы обучения, внедряемые в образовательную среду, и требующие адаптивного ответа организма учащихся, модифицируют эту динамику. Полученные факты позволяют предположить, что ФГОС начального образования индуцирует новые феномены в динамике ФМА первоклассников, которые требуют серьёзного изучения и глубокого анализа физиологами и психологами.
Ключевые слова: школьники, моторная асимметрия, динамика.
VARIATION OF MOTOR ASYMMETRY IN FIRST-GRADERS BY FACTORS EDUCATION ENVIRONMENT
N.B. Pankova, M.Yu. Karganova
Monitored motor asymmetry in the hands (in terms of the instrument «computer meter movements») of Moscow schoolchildren who switched to training on GEF primary education (25 schools, n = 491) and were not included in the experiment for the transition to the GEF (9 schools, n = 150) in one academic year (2010-2011), with two testing: in October and April. As an additional comparison groups were taken the results of long-term (2002-2008) monitoring the number of pupils of the school in 1357 in Moscow. The data indicate the presence of pronounced dynamics of motor asymmetry in the hands during the school year and all the time in ordinary schools. The new forms, tools, and training methods introduced in the educational environment, and the adaptive response of the body requiring students modify this dynamic. Evidence suggests that GEF primary education induces new phenomena in the dynamics of PMA graders that require serious study and in-depth analysis of physiologists and psychologists
Keywords: schoolchildren, motor asymmetry, the dynamics.


 

Введение.

Стремительное развитие информационно-коммуникативных технологий (ИКТ), компьютеризация и «интернетизация» жизни внесли существенные изменения в сознание и мышление современной молодёжи, как наиболее восприимчивой к технологической новизне части социума. Эти изменения, в свою очередь, потребовали внесения корректив и инноваций в стратегию развития образования, что наиболее лаконично сформулировано в Федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС). ФГОС, в отличие от стандартов, по которым мы учились ещё недавно, во главу угла ставит не формирование знаний, умений и навыков, а развитие личности и её адаптивности к меняющимся социально-культурным реалиям нашего времени, на базе ИКТ и интернет-технологий. Вероятно, самой точной оценкой сути таких новшеств можно считать слова ректора Московского института открытого образования, одного из авторов и идеологов внедрения ИКТ в образовательную среду А.Л.Семёнова:

«Сегодняшний ФГОС, принятый Министерством образования и науки в 2009 – 2011 годах, задает важную систему ориентиров для школы и учителя. В частности, стандарт предусматривает достижение учащимся не только предметных результатов в математике, истории и т д. В нем сформулированы требования и к результатам формирования личности ученика и так называемые «метапредметные» результаты.

…Иначе сегодня учатся наши дети. На первом занятии в первом классе они не пишут палочки и крючочки, они идут на прогулку, держа в руках видеокамеру и снимая все, что им показалось интересным. Затем они переносят свой фильм в компьютер и выбирают наиболее интересные фрагменты, составляют из них видеосюжет и снабжают своими устными комментариями. Такая деятельность дает мощный импульс развитию речи, которому помогает объединенное с ним развитие невербальной гипермедийной коммуникации – передачи другому образов, звуков и связей между ними. Развитие письма и понимания письменного текста идет одновременно. При этом освоение техники клавиатурного письма опережает развитие искусства рукописи» (Семёнов, 2013).

Такие педагогические эксперименты на детях, естественно, не могут не сказаться на их физиологических, психофизиологических и психологических качествах, в частности, на проявлении функциональной межполушарной асимметрии (ФМА). Накопленные экспериментальные и клинические данные по поведенческим проявлениям сенсорной и моторной асимметрии, электрографическим и биохимическим показателям работы мозга, свидетельствуют о том, что ФМА не только определяет ряд важнейших индивидуальных свойств личности (особенности восприятия, мышления, управления), но и отражает процессы адаптации функциональных систем головного мозга к выполнению текущих или долговременных задач (Леутин, Николаев, 1988; Фокин и соавт., 2009). Показано, что проявления ФМА могут существенно изменяться, или даже инвертироваться, при адаптации к высоким физическим нагрузкам (Бахчина, Полевая, 2012), а также при восстановлении после повреждения ЦНС (Зайцев и соавт., 2000; Schalow, 2010). Процессы обучения новым навыкам также оказывают существенное влияние на сенсорные и моторные показатели ФМА (Асланян и соавт.; Костандов, 1992; Jeka et al., 2008). С другой стороны, есть данные о том, что динамика показателей ФМА может служить индикатором дезадаптивных процессов (Зайцев и соавт., 2000).

Цели и задачи.

Принимая во внимание, что «человек сегодня мыслит иначе, нежели 20 лет назад: настоящая трансформация сознания произошла благодаря интернету» (Большой скачок…, 2013), представляло большой интерес провести сравнительное исследование индивидуальной динамики показателей моторной асимметрии у первоклассников, начавших обучение по ФГОС начального общего образования, и продолжающих обучаться по старым образовательным стандартам. Одной из дополнительных задач стало сравнение динамики показателей моторной асимметрии в момент данного исследования с более ранними наблюдениями.

Материалы и методы исследования.

Работа выполнена на базе школ г. Москвы, как перешедших на обучение по ФГОС (25 школ, n = 491), так и не вошедших в эксперимент по переходу на ФГОС (9 школ, n = 150), в один учебный год (2010-2011), с двумя тестированиями: в октябре и апреле. Все тестирования, в соответствие со статьями 5, 6 и 7 Всеобщей декларации о биоэтике и правах человека, принятой Генеральной Конференцией ЮНЕСКО 19 октября 2005 года, проводились только с согласия учащихся и их родителей (или законных представителей).

В качестве дополнительных групп сравнения были взяты результаты многолетнего мониторинга учащихся школы № 1357 г. Москвы:

- 3-летний мониторинг у учащихся 1-3-х классов (n = 59) классов, с ежегодным тестированием в марте (2003-2005);

- мониторинг в учебном году учащихся 1-х классов (n = 52), с тестированиями в октябре и апреле (2005-2006);

- мониторинг в учебном году учащихся 1-х классов (n = 27), с тестированиями в сентябре и январе (2004-2005);

- 6-летний мониторинг учащихся 5-10-х классов (n = 42), с ежегодными тестированиями в октябре и апреле (2002-2008).

Исследование выполнено с использованием прибора «компьютерный измеритель движений» – КИД (производство ООО «ИНТОКС», г. Санкт-Петербург). Данный прибор представляет собой платформу 40 Í 60 см. На одном конце платформы на вертикальной оси закреплен рычаг, на другом конце – приподнятая дуга с двумя парами светодиодов-маркеров. Свободный конец рычага поворачивается в горизонтальной плоскости вдоль дуги. На конце рычага находится курсор, вершина которого располагается на уровне светодиодов. Угловое расстояние между внешней парой светодиодов составляет 50°, между внутренней – 25°. Во время тестирования испытуемый кладет свой локоть на закрепленный конец рычага, и работает рукой только в локтевом суставе, перемещая свободный конец рычага с курсором.

При тестировании на приборе КИД испытуемому предлагают двигать рычаг между двумя светящимися светодиодами с максимальной скоростью и с максимальной точностью. При этом сначала светится крайняя пара светодиодов, затем средняя, затем опять крайняя пара. Оценивают следующие показатели психомоторной координации:

- скоростные показатели движений по длительности цикла движения и времени изменения двигательного стереотипа при смене амплитуды движения руки;

- точностные показатели движений по ошибке сенсорной коррекции флексоров и экстензоров (рассчитывается по величине «промахов» курсора в точках перемены направления движения);

- плавность движения (рассчитывается на основе соотношения гармоник спектра Фурье как доля основной гармоники в процентах);

- коэффициент моторной асимметрии (КА) рассчитывается по различиям в перечисленных показателях левой и правой рук: КА > 10 % свидетельствует о праворукости, КА < –10 % – о леворукости, промежуточные значения расцениваются как обоерукость.

Тест выполняется обеими руками по очереди. Длительность теста составляла 30 с в мониторинге учащихся школы № 1357 в 2002-2008 годах, и 20 с в исследовании 2010-2011 года (в связи с переходом на новое поколение приборов).

Методики обследования утверждены Департаментами здравоохранения и образования Правительства города Москвы (Сборник…, 1988). В анализ взяты только результаты учащихся, прошедших оба (или все три – в зависимости от схемы наблюдения) тестирования.

Результаты и их обсуждение.

Анализ полученных в нашей работе данных с использованием алгоритма для статистической оценки независимых выборок, по средним значениям КА, не выявил различий между школьниками, обучающимся по разным образовательным стандартам: межгрупповых различий не было обнаружено ни в осеннем, ни в весеннем обследовании, динамика КА по усреднённым величинам также отсутствовала. Это согласуется с классическими работами по ФМА (Брагина, Доброхотова, 1988; Симерницкая, 1985; Levy, 1976), давшими основание считать феномен ФМА в основном генетически детерминированным. Однако применение статистических алгоритмов для оценки величин связанных переменных дало более интересные результаты.

Так, в более ранних тестированиях было показано, что в школу приходят дети со средним КА, близким к 0 – в выборках наблюдается равная представленность лево-и праворуких, а доля амбидекстров составляет около 1/3 (рис. 1, А, Б). Средняя величина КА возрастает как в учебном году (рис. 1, Б), так и на протяжении 3 лет обучения в начальной школе (рис. 1, А). Наиболее ярко эта закономерность проявилась в случае, когда первое тестирование нам удалось провести в сентябре (рис. 1, В).

рис_1

 

Рис. 1. Динамика коэффициента моторной асимметрии (зелёные гистограммы слева) и доли первоклассников с разным типом моторной асимметрии (справа). А – в условиях 3-летнего наблюдения одной параллели (с 1-го по 3-ий класс) в 2003-2005 годах (март, n = 59). Б – в условиях мониторинга в течение учебного года в 2005-2006 учебном году (октябрь-апрель, n = 52). В – в условиях мониторинга первой половины 2004-2005 учебного года (сентябрь-январь, n = 27). Статистическая значимость для коэффициента моторной асимметрии: # – p < 0.05 (Repeated measures ANOVA), для доли детей с разным типом латерализации: # – p < 0.05 по двустороннему критерию χ2 (точный метод Фишера).

Частотный анализ показал, что в 2005-2006учебном году наблюдалось увеличение доли праворуких детей при снижении доли леворуких (рис. 2, А). В 2010-2011 учебном году такая же тенденция сохранилась в школах, продолживших обучение детей по старым образовательным стандартам (рис. 2, Б). Различия в абсолютных величинах могут быть связаны как с методическими особенностями нашего исследования (разная длительность тестирования), так и с реальными изменениями в организме первоклассников на популяционном уровне. Однако данный вопрос ждёт своего исследования.

У первоклассников 2010-2011 учебного года, перешедших на обучение по ФГОС, представленность в выборке разных типов латерализации за учебный год не изменилась (рис. 2, В), при отсутствии отличий от детей, обучавшихся по старым стандартам, в первом обследовании.

рис_2

Рис. 2. Доля первоклассников с разными типами моторной асимметрии в осеннем (верхний ряд гистограмм на оранжевом фоне) и весеннем (нижний ряд гистограмм на зелёном фоне) обследованиях. А – в условиях мониторинга в течение учебного года в 2005-2006 учебном году (n = 52). Б – в 2010-2011 учебном году при обучении по старым образовательным стандартам (n = 150). В – в 2010-2011 учебном году при обучении по ФГОС (n = 491). Статистическая значимость: # – отличия от осеннего тестирования, * – отличия от первоклассников, обучающихся по старому образовательному стандарту (p < 0.05 по двустороннему критерию χ2).

 

Расчёт средней величины КА в группах, составленных по результатам текущего (осенью – осеннего, весной – весеннего) обследования, не выявил её динамики в учебном году ни в одной из серий эксперимента (рис. 3, левые гистограммы). Однако, при формировании групп только по результатам первого (осеннего) обследования оказалось, что к концу 2005-2006 учебного года у леворуких КА возрастал и достигал значений 12-18 %, у праворуких – снижался, и достигал тех же величин, а у обоеруких значимо не изменялся, но также приближался к 10 % (рис. 3, А, справа). В 2010-2011 учебном году средняя величина, на которой стабилизировались показатели детей с исходно разным типом латерализации, составляла 20-25 %. Данная закономерность была характерна как для первоклассников, обучавшихся по старым образовательным стандартам (рис. 3, Б, справа), так и по ФГОС (рис. 3, В, справа). Отличия абсолютных величин в данной серии исследования от данных 2005-2006 года, по-видимому, как и в условиях анализа частотных показателей, могут быть связаны с методическими особенностями нашего исследования (разная длительность тестирования).

рис_3

Рис. 3. Левые гистограммы: показатели моторной асимметрии в группах с разными типами моторной асимметрии в осеннем и весеннем обследованиях (независимые выборки). Правые гистограммы: динамика показателя коэффициента асимметрии в группах с разными типами моторной асимметрии (распределение по группах на основе результатов осеннего тестирования). А – в условиях мониторинга в течение учебного года в 2005-2006 учебном году (n = 52). Б – в 2010-2011 учебном году при обучении по старым образовательным стандартам (n = 150). В – в 2010-2011 учебном году при обучении по ФГОС (n = 491). Статистическая значимость отличий от осеннего тестирования: # – p < 0.05 (Repeated measures ANOVA).

 

Анализ динамики других показателей психомоторной координации показал, что в учебном году в группах со всеми типами моторной асимметрии улучшаются скоростные показатели движений, однако точностные показатели ухудшаются для левой руки у левоворуких детей, для правой руки – у праворуких детей, и значимо не меняются у обоеруких. Это предполагает снижение выраженности степени латерализации в управлении руками. Данная гипотеза была подтверждена при анализе степени изменения (в %) величины КА в динамике учебного года (рис. 4), где также было выявлено усиление праворукости для группы амбидекстров. Эти закономерности воспроизвелись во всех видах мониторинговых исследований, анализируемых в данной работе.

рис_4

Рис. 4. Изменение степени латерализации (в %) в управлении руками за учебный год. А – в 2005-2006 учебном году (n = 52). Б – в 2010-2011 учебном году при обучении по старым образовательным стандартам (n = 150) и ФГОС (n = 491). Статистическая значимость отличий от осеннего тестирования: # – p < 0.05 (Repeated measures ANOVA).

 

Кроме того, оказалось, что в группы, сформированные по результатам весеннего тестирования, вошли представители всех типов латерализации, распределение по которым было проведено по результатам осеннего тестирования (табл. 1). Однако, если в весеннюю группу праворуких детей в 2005-2006 году вошли в равной пропорции исходно право-, лево- и обоерукие первоклассники, то в 2010-2011 году там преобладали исходные правши. Если в весенней группе амбидекстров 2005-2006 года большую часть составляли исходные обоерукие первоклассники, то в 2010-2011 году там были одинаково представлены право- и обоерукие дети. При этом особенностью учащихся, начавших обучение по ФГОС, по сравнению с группой первоклассников, продолжавших обучение по старым образовательным стандартам, была значимо большая представленность среди обоеруких в весеннем тестировании школьников, входивших осенью в группу праворуких.

 

Таблица 1. Представленность (в %) детей с исходно (по результатам осеннего обследования) разным коэффициентом асимметрии в группах, сформированных по результатам весеннего тестирования. Статистическая значимость отличий от результатов 2005-2006 учебного года: + – p < 0.05 (двусторонний критерий χ2). Статистическая значимость отличий от первоклассников, обучающихся по старому образовательному стандарту: * – p < 0.05 (двусторонний критерий χ2).

осень

весна

2005-2006 уч. год

старый стандарт

новый стандарт

право-рукие

амби-декстры

лево-рукие

право-рукие

амби-декстры

лево-рукие

право-рукие

амби-декстры

лево-рукие

праворукие

27

50

43

62 +

38

50

61

49 *

59

амбидекстры

38

19

57

21 +

38 +

30

22

29 *

25

леворукие

35

31

0

17

22 +

20

17

22

16

 

Представленные данные свидетельствуют о наличии у школьников выраженной учебно-годовой динамики моторной асимметрии в работе руками. Изменения моторной асимметрии в первом классе указывают на необратимое возрастание выраженности праворукости на популяционном уровне. При этом показатели моторной асимметрии отдельных учеников могут меняться от тестирования к тестированию, на фоне постоянства средних величин выборки.

Ранее (Панкова, Карганов, 2012) мы полагали, что данный феномен может отражать закономерности изменения эффективности работы мышечной системы – в связи с переходом к систематическому обучению письму. Однако различия в динамике показателей моторной асимметрии у школьников, обучающихся по разным образовательным стандартам, позволяют сделать предположение о центральном происхождении данного феномена – об изменения собственно ФМА. Согласно современным представлениям, ФМА имеет не только статическую, определяемую главным образом генетикой, составляющую, но динамическую компоненту (Фокин и соавт., 2009). Вместе с тем, подавляющее большинство работ по динамике ФМА выполняется на независимых выборках (Everts et al., 2009), либо в динамике отслеживаются лишь усреднённые показатели (Нежурина, Зайцев, 2012). В качестве примера мониторингового исследования динамики показателей межполушарной асимметрии можно привести работу О.С.Зайцева и соавторов (2000) – 2-летнее наблюдение на военнослужащих срочной службы. В данной работе была выявлена нестабильность ФМА, наиболее выраженная в показателях сенсорной асимметрии, по сравнению с показателями моторной асимметрии.

Созвучными данному исследованию оказались наши данные о динамике показателей моторной асимметрии на протяжении 6 лет наблюдения на одной выборке учащихся. Оказалось, что средняя величина КА, как и доля учащихся с разными типами латерализации, обладают вариабельностью на грани статистической достоверности (рис. 5, А, Б). Если проследить динамику КА в подгруппах, созданных по результатам оценки КА в самом первом тестировании, видно, что статистически значимые изменения происходят у учащихся со всеми типами моторной асимметрии в работе руками, но в большей степени – у исходно леворуких детей (рис. 5, В).

рис_5

Рис. 5. Динамика показателей моторной асимметрии в условиях 6-летнего мониторинга одной параллели в 2002-2008 годах (с 5-го по 10-ый класс, n = 42). Статистическая значимость отличий от первого тестирования в начале 5-го класса: # – p < 0.05 (Repeated measures ANOVA).

 


Заключение.

Полученные данные свидетельствуют о наличии выраженной динамики моторной асимметрии в работе руками в течение учебного года и всего времени обучения в общеобразовательной школе. Новые формы, средства и методы обучения, внедряемые в образовательную среду, и требующие адаптивного ответа организма учащихся, модифицируют эту динамику.

Учитывая, что стрессовые ситуации, как правило, индуцируют правополушарную активацию (Леутин, Николаев, 1988; Фокин и соавт., 2009), полученные нами факты позволяют предположить, что ФГОС начального образования:

- требует от праворуких учащихся, составляющих большинство, существенно большего напряжения умственной деятельности, чем старые образовательные стандарты; при условии сохранения здоровья детей и отсутствии признаков переутомления это является базой для более интенсивного функционального развития их мозга;

- индуцирует новые феномены в динамике ФМА первоклассников, которые требуют серьёзного изучения и глубокого анализа физиологами и психологами.

Благодарности.

Авторы выражают благодарность сотрудникам лаборатории полисистемных исследований ФГБУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН и лаборатории здоровья обучающихся и здоровьесберегающих технологий Научно-исследовательского центра образовательных проектов и инноваций ГАОУ ВПО Московский институт открытого образования за участие в мониторинговых исследованиях.

Список литературы.
  1. Асланян Е.В., Кирой В.Н., Бахтин О.М., Лазуренко Д.М. Динамика межполушарной асимметрии при произвольной двигательной активности // Функциональная межполушарная асимметрия и пластичность мозга: материалы всероссийской конференции с международным участием, 13-14 декабря 2012. – М.: Научный мир, 2012. – С. 13-14.
  2. Бахчина А.В., Полевая С.А. Динамика функциональной межполушарной асимметрии в контексте физических нагрузок. Связь параметров с эффективностью деятельности // Функциональная межполушарная асимметрия и пластичность мозга: материалы всероссийской конференции с международным участием, 13-14 декабря 2012. – М.: Научный мир, 2012. – С. 21-22.
  3. Большой скачок: познать самих себя. [Электронный ресурс]. URL: http://russia2.tv/video/show/brand_id/10920/video_id/422520 30.05.2013 (дата обращения 10.06.2013).
  4. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. – М.: Медицина, 1988. – 240 с.
  5. Зайцев О.С., Доровских И.В., Ураков С.В. и др. К вопросу о некоторых предикторах дезадаптации у военнослужащих // Военно-медицинский журнал. – 2000. – № 9. – С. 38-41.
  6. Костандов Э.А. Фактор динамичности в функциональной асимметрии больших полушарий головного мозга // Физиология человека. – 1992. – Т. 18. – № 3. – С. 17-24.
  7. Леутин В.П., Николаев Е.И. Психофизиологические механизмы адаптации и функциональной асимметрии мозга. – Новосибирск, 1988. – 193 с.
  8. Нежурина Н.Ю., Зайцев О.С. Гендерные особенности влияния функциональной асимметрии по слуху на процесс обучения иностранным языкам в средней школе // Функциональная межполушарная асимметрия и пластичность мозга: материалы всероссийской конференции с международным участием, 13-14 декабря 2012. – М.: Научный мир, 2012. – С. 132-133.
  9. Панкова Н.Б., Карганов М.Ю. Динамика моторной асимметрии школьников в учебном году // Материалы XVI Международной конференции по нейрокибернетике, Ростов-на-Дону, 24-28 сентября 2012 г. / Том 1. – Ростов-на-Дону: Издательство ЮФУ, 2012. – С. 277-280.
  10. Сборник нормативно-методических документов по оценке влияния образовательных технологий на здоровье детей и подростков. – М.: МИОО, 2002. – 88 с.
  11. Семёнов А.Л. Кадры решают всё // Властная вертикаль Федерации. – 2013. – № 5. – С. 10.
  12. Симерницкая Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе. – М.: Изд-во Московского университета, 1985. – 190 с.
  13. Фокин В.Ф., Боравова А.И., Галкина Н.С. и др. Стационарная и динамическая организация функциональной межполушарной асимметрии // Руководство по функциональной межполушарной асимметрии. – М.: Научный мир, 2009. – С. 389-428.
  14. Everts R., Lidzba K., Wilke M. et al. Strengthening of laterality of verbal and visuospatial functions during childhood and adolescence // Hum. Brain Mapp. – 2009. – V. 30. – № 2. – P. 473-483.
  15. Jeka J.J., Oie K.S., Kiemel T. Asymmetric adaptation with functional advantage in human sensorimotor control // Exp. Brain Res. – 2008. – V. 191. – № 4. – Р. 453–463.
  16. Levy J. A Review of Evidence for a Genetic Component in the Determination of Handedness // Behavior. Genetics. – 1976. – V. 6. – № 4. – Р. 429-453.
  17. Schalow G. Scientific basis for learning transfer from movements to urinary bladder functions for bladder repair in human patients with CNS injury // Electromyogr. Clin. Neurophysiol. – 2010. – V. 50. – № 7-8. – P. 339-395.

Информация об авторах:

Панкова Наталия Борисовна – д.б.н., профессор кафедры здоровьесберегающего содержания образовательных технологий ГАОУ ВПО Московский институт открытого образования, в.н.с. лаборатории полисистемных исследований ФГБУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН, nbpankova@gmail.com

Карганов Михаил Юрьевич – д.б.н. профессор, заведующий лабораторией полисистемных исследований ФГБУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН, в.н.с. лаборатории здоровья обучающихся и здоровьесберегающих технологий Научно-исследовательского центра образовательных проектов и инноваций ГАОУ ВПО Московский институт открытого образования, mkarganov@mail.ru

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin