Н.Ю. Новоселова, Н.С. Сапронов, Б.А. Рейхардт «Фосфолипиды синаптосом полушарий мозга крыс в динамике экспериментального инфаркта миокарда. Ключевая роль правого полушария в патогенезе депрессий, ассоциированных с инфарктом миокарда (гипотеза)» (C. 34-43)

Н.Ю. Новоселова *, Н.С. Сапронов**, Б.А.Рейхардт**

ФОСФОЛИПИДЫ СИНАПТОСОМ ПОЛУШАРИЙ МОЗГА КРЫС В ДИНАМИКЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИНФАРКТА МИОКАРДА. КЛЮЧЕВАЯ РОЛЬ ПРАВОГО ПОЛУШАРИЯ В ПАТОГЕНЕЗЕ ДЕПРЕССИЙ, АССОЦИИРОВАННЫХ С ИНФАРКТОМ МИОКАРДА (ГИПОТЕЗА)

ФГБУ «Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова» РАН*, Санкт-Петербург, Россия

ФГБУ «Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины»СЗО РАМН**, Санкт-Петербург, Россия

ФОСФОЛИПИДЫ СИНАПТОСОМ ПОЛУШАРИЙ МОЗГА КРЫС В ДИНАМИКЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИНФАРКТА МИОКАРДА. КЛЮЧЕВАЯ РОЛЬ ПРАВОГО ПОЛУШАРИЯ В ПАТОГЕНЕЗЕ ДЕПРЕССИЙ, АССОЦИИРОВАННЫХ С ИНФАРКТОМ МИОКАРДА (ГИПОТЕЗА)

Н.Ю. Новоселова, Н.С. Сапронов, Б.А. Рейхардт
В экспериментах на беспородных крысах-самцах установлено, что по сравнению с контрольными животными (интактные, ложнооперированные) экспериментальный инфаркт миокарда (ЭИМ) вызывал снижение количества фосфолипидов синаптосом обоих полушарий с более выраженным характером этих изменений в правом полушарии. Сделано заключение о том, что развитие преимущественного дефицита фосфолипидов в правом полушарии при ЭИМ является следствием как повышенной чувствительности этого полушария к гипоксическому фактору, так и более мощного влияния на него поврежденного сердца, и, в свою очередь, может рассматриваться как один из потенциальных механизмов формирования депрессивных состояний, ассоциированных с инфарктом миокарда.
Ключевые слова: синаптосомы, фосфолипиды, инфаркт миокарда, депрессия, правое полушарие

Введение. При инфаркте миокарда возникает не только дисфункция многих органов и систем организма, но наблюдаются и расстройства ВНД, а именно – развиваются депрессивные состояния, существенно осложняющие течение соматических заболеваний и приводящие к более ранней и повышенной смертности (Васюк, Лебедев, 2007; Корнетов, Лебедева, 2003; Косицкий, 1975; Лапин, Анналова, 1997; Погосова, 2012). Однако исчерпывающих объяснений тесной взаимосвязи инфаркта миокарда и депрессивных расстройств на сегодняшний день нет (Васюк, Лебедев, 2007). В то же время литературные данные, показывающие тесную связь патогенеза психических и нейродегенеративных заболеваний с избирательным или преимущественным повреждением одного из полушарий (Спрингер, Дейч, 1983; Червяков, Фокин, 2007; Ramirez, Prieto, Vives et al., 2004; Toga, 2003), дают основание считать, что установление причин сочетанного развития инфаркта миокарда и депрессивных состояний прежде всего связано с выяснением вклада каждого полушария в нарушения ВНД, сопутствующие инфаркту миокарда.

Спецификой нервной ткани является высокое содержание и разнообразие липидных соединений, среди которых количественно доминируют фосфолипиды. Наряду с фундаментальной структурной функцией, характерной для фосфолипидов всех тканей, нейрональные фосфолипиды выполняют ряд специфических, непосредственно обеспечивающих работу ЦНС, функций: участвуют в механизмах синаптической передачи нервного импульса и аксонального проведения потенциала действия, в рецепции центральных медиаторов и формировании памяти (Бурлакова, 1990; Таранова, 1988; Farooqui A.A., Horrocks, Farooqui T., 2000). Согласно многочисленным данным последних десятилетий, нарушения метаболизма и состава фосфолипидов (и их жирных кислот) играют решающую роль в патогенезе таких психических и нейродегенеративных заболеваний как шизофрения, депрессия различной этиологии, болезнь Альцгеймера и т.д. (Farooqui A.A., Horrocks, Farooqui T., 2000; Horrobin, 1998; Horrobin, Bennett, 1999; Klein, 2000; Kosicek, Hecimovic, 2013).

Цели и задачи. Цель настоящего исследования — сравнительный анализ содержания фосфолипидов синаптосом левого и правого полушарий мозга крыс в динамике экспериментального инфаркта миокарда.

Материалы и методы. Эксперименты выполнены на 60 взрослых беспородных крысах-самцах, содержавшихся в стандартных условиях вивария. Экспериментальный инфаркт миокарда (ЭИМ) моделировали по методу Селье (Selye, Bajusz, Grasso, 1960). У крыс, находившихся под эфирным наркозом, через разрез на грудной клетке сердце выводили наружу, после чего нисходящую ветвь левой коронарной артерии перевязывали в ее верхней части. Затем сердце погружали в полость грудной клетки и рану послойно зашивали. Развитие инфаркта миокарда оценивали электрокардиографически и методом планиметрии. Исследование проводили через 1 час, 24 часа, 7 и 14 суток после коронароокклюзии, что соответствует различным стадиям морфологических изменений, характеризующих развитие ЭИМ (Коган, Кудрин, Кактурский, Лосев, 1992). Для контроля использовали интактных и ложнооперированных крыс (у последних осуществляли все этапы операции, кроме перевязки коронарной артерии). После рауш-наркоза животных декапитировали, извлекали головной мозг, отсекали мозжечок и разделяли мозг на левое и правое полушария. Полушария замораживали в жидком азоте и хранили при 70 С0 до проведения биохимических экспериментов. Фракцию синаптосом из разных полушарий выделяли методом дифференциального центрифугирования в ступенчатом градиенте плотности сахарозы (Lapetina, Soto, De Robertis, 1967). Образцы мозга отчищали от кровеносных сосудов и мозговых оболочек в охлажденном физиологическом растворе и гомогенизировали в 10 объемах 0,32 M сахарозы на 40 мМ Tris-HCl (pH 7,4). Полученный 10% гомогенат центрифугировали в течение 10 мин при 900 g. Осадок ресуспендировали и вновь центрифугировали в тех же условиях. Объединенный супернатант центрифугировали 20 мин при 11500 g и получали грубую митохондриальную фракцию (P2 -фракция). Эту фракцию суспендировали в 10 мл 0,32 М сахарозы, наслаивали на градиент сахарозы (0,8 М и 1,2 М) и центрифугировали при 100000 g в течение 1 часа на ультрацентрифуге «Beckman» L5-65 (США). Фракцию синаптосом собирали на границе 0,8 М и 1,2 М сахарозы и затем дважды отмывали в 40 мМ Tris-HCl, pH 7,4. Экстракцию общих липидов из синаптосом осуществляли методом Фолча (Folch, Lees, Sloane-Stanly, 1957). Содержание фосфолипидов определяли методом Васьковского и соавторов (Vaskovsky, Kostetsky, Vasendin, 1975).

Количество белка в суспензиях синаптосом измеряли модифицированным методом Лоури (Markwell, Suzanne, Bieber, 1978).

Полученные данные анализировали с помощью дисперсионного анализа (ANOVA) и апостериорного критерия Бонферрони при уровне значимости p<0,05.

Результаты и их обсуждение.


Novoselova_1_1_2014
Рис. 1. Содержание фосфолипидов синаптосом полушарий мозга крыс в динамике экспериментального инфаркта миокарда.По оси абсцисс — время после коронароокклюзии: а — р<0,05 по отношению к интактным крысам; б — р<0,05 по отношению к ложнооперированным крысам.

Анализ полученных данных показал, что ложная операция приводила к повышению (на 18% через 1 сутки), а затем к снижению (на 16% через 14 суток) количества фосфолипидов синаптосом левого полушария и увеличению их содержания в синаптосомах правого полушария (на 65%, 48%, 22% — через 1 сутки, 7 и 14 суток соответственно) по сравнению с интактными животными (рис. 1). При этом развитие ЭИМ сопровождалось снижением количества фосфолипидов в синаптосомах как левого, так и правого полушарий, причем с различной выраженностью и динамикой этих изменений по отношению к интактным и ложнооперированным крысам. Так, по сравнению с интактными особями содержание фосфолипидов в левом полушарии уменьшалось в острый период ЭИМ (на 23%, 11% — через 1 час, 1 сутки соответственно), восстанавливалось к 7 суткам эксперимента и вновь снижалось к 14 суткам опыта (на 17%), в то время как в правом полушарии количество фосфолипидов уменьшалось в течение первой недели ЭИМ (на 22%, 39% и 24% — через 1 час, 1 сутки и 7 суток соответственно) и нормализовывалось к 14 суткам эксперимента. По отношению к ложнооперированным животным содержание фосфолипидов в левом полушарии снижалось лишь в острый период ЭИМ (на 15% и 25% — через 1 час и 1 сутки соответственно) и не отличалось от контрольных величин в остальные сроки исследования, тогда как правое полушарие характеризовалось более длительным (более двух недель) уменьшением количества фосфолипидов (на 24%, 63%, 49% и 20% — через 1 час, 1 сутки, 7 и 14 суток соответственно).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что развитие максимального дефицита фосфолипидов наблюдалось в правом полушарии (по

сравнению с интактными крысами) либо в обоих полушариях (по сравнению с ложнооперированными крысами) через 1 сутки после ЭИМ, что, согласно морфологическим данным, соответствует по времени формированию зоны некроза в миокарде (Коган, Кудрин, Кактурский, Лосев, 1992). При этом по отношению и к интактным, и к ложнооперированным особям наиболее выраженные потери фосфолипидов в динамике ЭИМ наблюдались преимущественно в правом полушарии.

Следует полагать, что выявленное нами снижение количества фосфолипидов в синаптосомах полушарий при ЭИМ обусловлено развитием гипоксии мозга вследствие как непосредственно нарушения мозгового кровообращения, возникающего при инфаркте миокарда (Драчева, 1956; Косицкий, 1975; Розе, 1966), так и в целом - вследствие развития общего кислородного голодания организма, вызванного сердечной недостаточностью. В соответствии с исследованиями Г.И. Косицкого и его сотрудников, причиной расстройства мозгового кровотока, а также дисфункции других органов и систем организма при инфаркте миокарда или острой коронарной недостаточности являются резкие изменения характера сигналов, приходящих в ЦНС из афферентных систем сердца (Косицкий, 1975).

Наличие в мозге крыс биохимических изменений по гипоксическому типу при экспериментальном инфаркте миокарда обнаружено ранее другими исследователями. Так, ими, в частности, установлено: снижение количества АТФ, уменьшение интенсивности поглощения кислорода, угнетение дыхательной и фосфорилирующей функций митохондрий, подавление окисления отдельных субстратов в цикле трикарбоновых кислот (α-кетоглутаровая кислота), ингибирование активности Na+, K+-АТФазы (тяжелая фракция синаптосом), усиление скорости деградации белков, нарушение систем, определяющих уровень Са2+, резкое накопление молочной кислоты и т.д. (Давыдов, Твердохлиб, Якушев, 1982; Давыдов, Скурыгин, Якушев, 1984; Давыдов, Якушев, 1985; Давыдов, Якушев, 1987; Давыдов В.В., Якушев В.С. 1987; Ступницкий, Давыдов, 1988; Скурыгин, Давыдов, 1993; Якушев, Курипка, Белоконь и др., 1990).

Полученные нами данные дополняют приведенные выше сведения о биохимических изменениях в мозге при инфаркте миокарда и согласуются с результатами других исследователей, свидетельствующими о снижении количества и подавлении обмена фосфолипидов в мозге крыс при гипоксии и ишемии мозга (Гастева, Райзе, Шарагина, 1984; Замуруев, 1985). При этом О.Н. Замуруев (Замуруев, 1985), опираясь на результаты, полученные им при изучении обмена и содержания фосфолипидов в условиях ишемии мозга, и на литературные данные, делает вывод: «чем резче ухудшение мозгового кровоснабжения, тем выраженнее нарушения фосфолипидного обмена и тем раньше они наступают».

Интерпретацией обнаруженного нами более выраженного дефицита фосфолипидов в синаптосомах правого полушария при ЭИМ может служить ранее выдвинутая Н.Н. Наливаевой и соавторами гипотеза о повышенной уязвимости этого полушария к гипоксии. Так, в экспериментах на взрослых крысах-самцах, подвергнутых действию гипоксической гипоксии, наряду с изменениями ряда других биохимических показателей (повышением активности ацетилхолинстеразы, уменьшением активности аденилатциклазы и Na+, K+-АТФазы) выявлено наличие дефицита фосфолипидов синаптосом правого полушария, в то время как все отмеченные показатели в левом полушарии оставались без изменений (Nalivaeva, Plesneva, Chekulaeva et al., 1995). Преимущественные или избирательные сдвиги ряда биохимических параметров (активности аденилатциклазы, содержания ганглиозидов и Na+, K+-АТФазы) в P2-фракции правого полушария мозга эмбрионов крыс при гипоксической гипоксии обнаружены также в последующих экспериментах (Наливаева, Клементьев, Плеснева, 1998). Повышенная чувствительность правого полушария к церебральной ишемии продемонстрирована в более ранних работах других исследователей. Так, Pediconi М.F. и Rodriguez de Turco E.B. показали, что резкое высвобождение свободных жирных кислот в правом полушарии мозга мышей, вызванное постдекапитационной ишемией, осуществлялось значительно быстрее - в течение 10 сек после декапитации животных, в то время как в левом полушарии этот показатель в интервале времени 2-20 сек вообще не менялся (Pediconi, Rodriguez de Turco, 1984).

Наряду с изложенной гипотезой другим объяснением полученных нами данных может быть более мощное влияние поврежденного сердца на правое полушарие (в частности, на это может указывать тот факт, что выявленный нами по сравнению с интактными и ложнооперированными животными максимально выраженный дефицит фосфолипидов в синаптосомах правого полушария через 1 сутки после ЭИМ совпадает по времени с формированием зоны некроза в миокарде). Проведенный анализ литературы позволяет полагать, что основой для реализации отмеченного воздействия могут служить тесные морфо-функциональные взаимоотношения между правым полушарием и сердцем. Так, Wittling W. et al. впервые установили наличие опосредованного через симпатическую нервную систему доминантного контроля правым полушарием таких базисных функций сердца как сократительная и насосная (Wittling, Block, Schweiger, Genzel, 1998). В соответствии с приводимыми этими авторами литературными данными по морфологическим и функциональным исследованиям (Craig, 2005; Meyer, Strittmatter, Fischer, 2004), желудочки сердца приматов обильно иннервированы волокнами симпатической нервной системы, в регуляции которой ведущую роль играет именно правое полушарие.

Ранее нами отмечалось (Новоселова, Рейхардт, Сапронов, 2006), что морфологической основой доминантных функций полушарий в работе тех или иных структур организма может служить увеличенное представительство этих структур в полушариях мозга. Это, в частности, подтверждается в работе Craig A.D. (Craig, 2005) в отношении симпатической нервной системы, для которой характерно преобладание коркового представительства в правом полушарии по сравнению с левым (Фокин, Пономарева, Кротенкова и др., 2011; Левашов, 2012).

Изложенные факты вкупе с результатами Г.И. Косицкого (Косицкий, 1975) позволяют предположить, что под влиянием возникающих при инфаркте миокарда значительных изменениях характера сигналов, приходящих в мозг из афферентных систем сердца, в патологический процесс вовлекаются более обширные зоны правого полушария. А это, в свою очередь, может способствовать появлению более грубых нарушений в этом полушарии. Учитывая данные Спрингер С. и Дейча Г. (Спрингер, Дейч, 1983), согласно которым симптомы аффективных расстройств (депрессии) с наибольшей вероятностью возникают после повреждений на правой стороне мозга, можно полагать, что преимущественные нарушения в правом полушарии при инфаркте миокарда могут лежать в основе этиологии сопутствующих ему депрессивных состояний.

Принимая во внимание ведущую роль правого полушария в процессах адаптации, что, по-видимому, выражается также в доминантном контроле правым полушарием регуляции симпатической нервной системы (Craig, 2005; Meyer, Strittmatter, Fischer et al., 2004), «являющейся в целом инструментом, мобилизующим все резервы организма при чрезвычайных ситуациях» (Косицкий, 1975), а также учитывая наши данные о роли инверсии межполушарной асимметрии содержания фосфолипидов синаптосом мозга крыс в условиях стресса (Новоселова, Сапронов, 2012), следует ожидать, что повреждение данного полушария может приводить к уменьшению адаптивных способностей или снижению выживаемости организма. Действительно, согласно литературным данным, латерализация инсультов в правом полушарии существенно увеличивает риск возникновения внезапной смерти (Hachinski, Oppenheimer, Wilson et al. 1992; Meyer, Strittmatter, Fischer et al., 2004; Tokgözoglu, Batur, Topuoglu et al., 2009). Таким образом, на основании совокупности приведенных выше фактов, можно высказать предположение, что развитие тяжелой патологии правого полушария является ведущей причиной наступления более ранней и повышенной смертности в условиях коморбидности заболеваний – инфаркта миокарда и депрессии (основной мишенью которых выступает преимущественно правое полушарие).

С учетом важнейшей роли фосфолипидов в построении клеточных мембран и в реализации специфических функций ЦНС выявленное нами преимущественное истощение фосфолипидов в синаптосомах правого полушария при ЭИМ способно служить нейрохимическим показателем более выраженных повреждений этого полушария, и, по-видимому, может быть одним из ключевых механизмов патогенеза депрессивных состояний, возникающих при инфаркте миокарда.

Выводы

На основании изложенного можно сделать вывод, что выявленный нами преимущественный дефицит фосфолипидов в синаптосомах правого полушарии при ЭИМ является следствием как повышенной чувствительности этого полушария к гипоксическому фактору, так и следствием более мощного влияния на это полушарие поврежденного сердца, и, в свою очередь, может рассматриваться как один из потенциальных механизмов развития депрессивных состояний, ассоциированных с инфарктом миокарда.

На наш взгляд, понимание роли правого полушария и его тесных морфо-функциональных связей с сердцем в сочетанном развитии инфаркта миокарда и депрессии позволит приблизиться к расшифровке механизмов сопряженного протекания указанных патологий.

Авторы выражают глубокую признательность Н.Н. Наливаевой (Англия, Россия) за идею проведения эксперимента, П.А. Торкунову – за электрокардиографические исследования и моделирование инфаркта миокарда и О.М. Локтевой – за выполнение ложных операций.

Список литературы.
  1. Бурлакова Е.Б. Роль липидов синаптических мембран в передаче и хранении информации. – Исследование памяти (под ред. Корж Н.Н.). – М.: Наука. – 1990. – С. 146-153.
  2. Васюк Ю.А., Лебедев А.В. Депрессия, тревога и инфаркт миокарда: все только начинается. Часть I. // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2007. – Т. 3. – С. 41-51.
  3. Гастева С.И., Райзе Л.М., Шарагина Л.М. Фосфолипиды субклеточных фракций тканей мозга и печени крыс при общем кислородном голодании организма // Бюлл. экспер. биол. и мед. – 1984. –№ 9. – С. 290-292.
  4. Давыдов В.В., Твердохлиб В.П., Якушев В.С. Содержание адениловых нуклеотидов и креатинфосфата в полушариях головного мозга при различных проявлениях стресса // Журн. невропат. и психиатр. – 1982. – № 5. – С. 31-37.
  5. Давыдов В.В., Скурыгин В.П., Якушев В.С. Активность Na, K-зависимой АТФ-азы синаптосом полушарий головного мозга крыс с ишемическим некрозом миокарда, воспроизведенным после эмоциональнно-болевого стресса и без него // Вопр. мед. хим. – 1984. – № 2. – С. 61-63.
  6. Давыдов В.В., Якушев В.С. Особенности энергетического обмена в коре больших полушарий головного мозга крыс при некрозе миокарда // Вопр. мед. хим. – 1985. – № 3. – С. 89-92.
  7. Давыдов В.В., Якушев В.С. Окислительное фосфорилирование в полушариях головного мозга при экспериментальном инфаркте миокарда // Пат. физиол. и экспер. терап. – 1987. – № 3. – С. 49-52.
  8. Давыдов В.В., Якушев В.С. Влияние ноотропила на окислительное фосфорилирование в мозге крыс с ишемическим некрозом миокарда // Фармакология и токсикология. – 1987. – Т. 2, № 2. – С. 99-100.
  9. Драчева З.Н. Патология головного мозга при инфаркте миокарда. – Патология сердечно-сосудистой системы в клинике и эксперименте. – Киев: Медицина. – 1956. – С. 146-153.
  10. Замуруев О.Н. Содержание фосфолипидов и малонил диальдегида в коре больших полушарий при ишемии мозга крыс // Нейрохимия. – 1985. – Т. 2. – С. 193-196.
  11. Коган А.Х., Кудрин А.Н., Кактурский Л.В., Лосев Н.И. Свободнорадикальные перекисные механизмы патогенеза ишемии и инфаркта миокарда и их фармакологической регуляции // Пат. физиол. и эксперим. терапия. – 1992. – № 2. – С. 5-15.
  12. Корнетов Н.А, Лебедева Е.В. Депрессивные расстройства у пациентов, перенесших инфаркт миокарда // Психиатрия и психофармакотерапия . – 2003. – Т. 5, № 3. – С. 45-50.
  13. Косицкий Г.И. Афферентные системы сердца. – М.: Медицина. – 1975. – 207 с.
  14. Лапин И.П., Анналова Н.А. Сердечно-сосудистые заболевания и депрессии: обзор // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С Корсакова. – 1997. – Т. 97, № 3. – С. 71-75.
  15. Наливаева Н.Н., Клементьев Б.И., Плеснева С.А. и др. Влияние гипоксии на состояние клеточных мембран правого и левого полушарий мозга эмбр ионов крыс // Журн. эволюцион. биохим. и физиол. – 1998. – Т. 34, № 4. – С. 485-491.
  16. Новоселова Н.Ю., Рейхардт Б.А., Сапронов Н.С. Асимметрия в содержании фосфолипидов в моторных отделах головного и спинного мозга крыс // ДАН. – 2006. – Т. 407, № 6. – С. 839-841.
  17. Новоселова Н.Ю., Сапронов Н.С. Роль инверсии межполушарной асимметрии содержания фосфолипидов синаптосом мозга крыс в условиях стресса // ДАН. – 2012. – Т. 442, № 3. – С. 419-422.
  18. Погосова Г.В. Депрессия – фактор риска развития ишемической болезни сердца и предиктор коронарной смерти: 10 лет научного поиска // Кардиология. – 2012. – № 12. – C. 4-11.
  19. Розе Ф.Я. О сочетанных нарушениях мозгового и коронарного кровообращения. – Сердечно-сосудистая патология. – Киев: Медицина. –1966. – С. 51-54.
  20. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. – М.: Мир. – 1983. – 256 с.
  21. Ступницкий Ю.А. Давыдов В.В. Состояние адениловой системы в структурах головного мозга крыс при экспериментальном инфаркте миокарда // Журн. высш. нерв. деят. – 1988. – № 5. – С. 958-962.
  22. Скурыгин В.П., Давыдов В.В. Системы регуляции Са2+ , циклических нуклеотидов и обратное поглощение нейротрансмиттеров в изолированных нервных окончаниях коры головного мозга крыс в условиях развития инфаркта миокарда // Вопросы мед. химии. – 1993. – Т. 39, № 1. – С. 22-25.
  23. Таранова Н.П. Липиды центральной нервной системы при повреждающих воздействиях. – Л.: Наука. – 1988. – 158 с.
  24. Червяков А.В., Фокин В.Ф. Морфометрический и биохимический аспекты функциональной межполушарной асимметрии // Асимметрия. – 2007. – Т. 1, № 1. – С. 47-56.
  25. Якушев В.С., Курипка В.И., Белоконь Л.Е. и др. Изменение соматотропина циклических нуклеотидов и состояние белкового обмена в мозге и сердце при стрессе, а также некрозе миокарда, воспроизведенном после перенесенного стресса // Вопр. мед. Химии. – 1990. – Т. 36, № 1. – С. 19-22.
  26. Craig A.D. Forebrain emotional asymmetry: a neuroanatomical basis? // Trends Cogn Sci. – 2005. – Vol. 9, № 12. – P. 566-571.
  27. Левашов О.В. Современные подходы к изучению функциональной асимметрии полушарий мозга // Асимметрия. – 2012. – № 4. – С. 40-50.
  28. Фокин В.Ф., Пономарева Н.В., Кротенкова М.В. и др. Факторы, определяющие динамические свойства функциональной межполушарной асимметрии // Асимметрия. – 2011. – № 1. – С. 4-20.
  29. Farooqui A.A., Horrocks L.A., Farooqui T. Glycerophospholipids in brain: their metabolism, incorporation into membranes, functions, and involvement in neurological disorders // Chem. Phys. Lipids. – 2000. – Vol. 106, № 1. – P. 1-29.
  30. Folch J., Lees M., Sloane-Stanly G.H. A simple method for the isolation and purification of total lipids from animal tissues // J. Biol. Chem. – 1957. – Vol. 226. – P. 497-509.
  31. Hachinski V.C., Oppenheimer S.M., Wilson J.X. et al. Asymmetry of Sympathetic Consequences of Experimental Stroke // Arch Neurol. – 1992. – Vol. 49, № 7. – P. 697-702.
  32. Horrobin D.F. The membrane phospholipid hypothesis as a biochemical basis for the neurodevelopmental concept of schizophrenia // Schizophr Res. – 1998. – Vol. 30, № 3. – P. 193-208.
  33. Horrobin D.F., Bennett C.N. Depression and bipolar disorder: relationships to impaired fatty acid and phospholipid metabolism and to diabetes, cardiovascular disease, immunological abnormalities, cancer, ageing and osteoporosis. Possible candidate genes // Prostaglandins Leukot Essent Fatty Acids. – 1999. – Vol. 60, № 4. – P. 217-234.
  34. Klein J. Membrane breakdown in acute and chronic neurodegeneration: focus on choline-containing phospholipids // J Neural. Transm. – 2000. – Vol. 107, № 8-9. – P. 1027-1063.
  35. Kosicek M., Hecimovic S. Phospholipids and Alzheimer’s disease: alterations, mechanisms and potential biomarkers // Int J Mol Sci. – 2013. – Vol. 14. № 1. – P. 1310-1322.
  36. Lapetina E.G., Soto E.F., De Robertis E. Gangliosides and acetylcholinesterase in isolated membranes of the rat-brain cortex // Biochem. Biophis. Acta. – 1967. – Vol. 135. – P. 33-43.
  37. Markwell M.A., Suzanne M.H., Bieber L.L. A modification of the Lowry procedure to simplify protein determination in membrane and lipoprotein samples // J. Analyt. Biochem. – 1978. – Vol. 87. – P. 206-211.
  38. Meyer S., Strittmatter M., Fischer C. et al. Lateralization in autonomic dysfunction in ischemic stroke involving the insular cortex // Neuroreport. – 2004. – Vol. 15, № 2. – P. 357-3–61.
  39. Naver H.K., Blomstrand C., Wallin B.G. Reduced heart rate variability after right-sided stroke. // Stroke. – 1996. – Vol. 27, № 2. – Р. 247-51.
  40. Pediconi M.F., Rodriguesz de Turco E.B. Free fatty acid content and release kinetics as manifestations of cerebral lateralization in mouse brain // J. Neurochem. – 1984. – Vol. 43. – P. 1-7.
  41. Nalivaeva N., Plesneva A., Chekulaeva U. et al. Hypoxic hypoxia induces different biochemical changes in the cortex of the right and left hemispheres of rat brain // Mol. Chem. Neuropathol. – 1995. – Vol. 25 – Р. 255-263.
  42. Ramirez M., PrietoI., Vives F., De Gasparo M., Alba F. Neuropeptides, neuropeptidases and brain asymmetry // Curr. Protein Pept. Sci. – 2004. – Vol. 5. – P. 497-506.
  43. Rouser G., Siakotos A.N., Fleisher S. Quantitative analysis of phospholipids by thin-layer chromatography and phosphorus analysis of spots. // Lipids. – 1966. – Vol. 1. – P. 85-86.
  44. Selye H., Bajusz E., Grasso S. Simple techniques for the surgical occlusion of coronary vessels in the rat // Angiology. – 1960. – Vol. 11. – P. 398-407.
  45. Toga A.W., Thompson P. M. Mapping brain asymmetry // Nat Rev Neurosci. – 2003. – Vol. 4, № 1. – P. 37-48.
  46. Tokgözoglu S.L., Batur M.K., Topuoglu M.A. et al. Effects of stroke localization on cardiac autonomic balance and sudden death // Stroke. – 1999. – Vol. 30, № 7. – P. 1307-1311.
  47. Vaskovsky V.E., Kostetsky E.V., Vasendin I.M. Universal reagent for phospholipid analysis // J. Chromatogr. – 1975. – Vol. l. – P. 129-141.
  48. Wittling W., Block A., Schweiger E., Genzel S. Hemisphere asymmetry in sympathetic control of the human myocardium // Brain Cogn. – 1998. – Vol. 1, № 6. – P. 17-35.
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin