В.А. Добрых, И.Е. Мун, К.В. Ю, И.В. Уваров, Т.К. Тен, А.М. Макаревич «ЭНАНТИОМОРФНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛОКАЛИЗАЦИИ И ТЕЧЕНИЯ ОДНОСТОРОННЕЙ ВНЕБОЛЬНИЧНОЙ ПНЕВМОНИИ» (С. 28-36)

В.А. Добрых*, И.Е. Мун*, К.В. Ю*, И.В. Уваров*, Т.К. Тен*, А.М. Макаревич**

ЭНАНТИОМОРФНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛОКАЛИЗАЦИИ И ТЕЧЕНИЯ ОДНОСТОРОННЕЙ ВНЕБОЛЬНИЧНОЙ ПНЕВМОНИИ

*Дальневосточный государственный медицинский университет,

**301-й Военный клинический госпиталь, Хабаровск, Росcия

Far East State Medical University,

Military clinical hospital №301, Khabarovsk, Russia

ЭНАНТИОМОРФНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛОКАЛИЗАЦИИ И ТЕЧЕНИЯ ОДНОСТОРОННЕЙ ВНЕБОЛЬНИЧНОЙ ПНЕВМОНИИ
В.А. Добрых, И.Е. Мун, К.В. Ю, И.В. Уваров, Т.К. Тен, А.М. Макаревич
С учетом известного соотношения показателей вентиляции и кровотока правого и левого легких сравнительная частота возникновения внебольничной пневмонии правой и левой локализаций может быть рассмотрена в качестве своеобразного маркера соотношения эффективности систем противоинфекционной защиты обоих легких. Обследование 8625 молодых военнослужащих по призыву, перенесших одностороннюю внебольничную пневмонию в период 1998-2012 гг., показало, что частота соотношения частот правосторонней внебольничной пневмонии по отношению к левосторонней внебольничной пневмонии вариабельна (среднегодовые значения 43-67%), связана с сезоном заболевания, показателями солнечной и геомагнитной активности, а также с местом призыва, месяцем рождения и некоторыми фенотипическими особенностями пациентов. Нерезкие различия течения правосторонней и левосторонней внебольничной пневмонии связаны с сезонными факторами и проявлялись различной тяжестью заболевания и особенностями системной и местной воспалительной реакции.
Ключевые слова: локализация и течение пневмонии, энантиоморфные различия
ENANTIOMORPHIC CHARACTERISTICS OF LOCALIZATION AND COURSE OF UNILATERAL COMMUNITY- ACQUIRED PNEUMONIA
V.A. Dobrykh, I.Е. Мun, К.V. Yu, I.V. Uvаrova, Т.К. Теn, А.М. Маkаrevich
Given the known ratios of ventilation and blood flow of the right and left lungs comparative incidence of community-acquired pneumonia (CAP) of right (R) and left (L) localization can be considered as a kind of token ratio of efficiency of anti-infective protection of both lungs. Examination of 8625 young men of military personnel at the call of the sick unilateral EAP in the period 1998-2012 showed, that the frequency of RCAP compared to LCAP is variable (average annual values 43-67%), and connected to season of disease indices of solar and geomagnetic activity, place a call, the month of birth, some phenotypic features of patients.Soft differences between courses of RCAP and LCAP were connected to season factors and manifested not by the identity of the severity of the disease and the characteristics of systemic and local inflammatory reactions.
Key words: localization and course of pneumonia, enantiomorphic differences.

Введение. Морфофункциональная межполушарная асимметрия головного мозга прямо или опосредованно отражается на функционировании других билатеральных структур организма человека и животных, имеющих собственную асимметрию. Доказано существование энантиоморфной функциональной и морфологической асимметрии основных гомеостатических адаптационных систем – эндокринной, иммунной и кроветворной. Эта асимметрия может отчасти определяться известной латерализацией регулирующих их функционирование структур мозга (гипоталамической, лимбической и других) (Абрамов, Абрамова, Повещенко, Козлов, 2009; Harris, Guglielmotti, Bentivoglio, 1996).

Биоэнантиоморфы парных эндокринных органов (надпочечников, щитовидной железы, половой железы) различаются особенностями иннервации, строения, функционирования и регуляции (Edwards, Jones, 1993). У мышей выявлена асимметрия фенотипических и функциональных параметров костномозговых клеток: «левые» клетки обладают большим гемопоэтическим потенциалом, чем «правые». У крыс установлена функциональная асимметрия долей тимуса: при стрессе усиливается пролиферативная активность тимоцитов правой доли, связанной, вероятно, с большей чувствительностью соответствующих рецепторов к стимулирующему действию кортикостерона (Абрамов, Абрамова, Повещенко, Козлов, 2009; Gontova, Abramov, Kozlov, 2004). У млекопитающих выявлено разное количество нервных ветвей, идущих по бронхам из дорсального легочного сплетения к правому и левому легким, а также то, что концентрация катехоламинов в нервных терминалях и варикозных расширениях отделов правого легкого достоверно выше, чем в аналогичных отделах левого легкого; в пределах же каждого из легких различия не столь значимы (Карпенкова, 2004; Криштоп, Филатов, 2007). Таким образом, латерализация функций организма определяется не только существующей структурно-функциональной асимметрией нейро-эндокринной системы, но и наличием энантиоморфных морфофункциональных различий, прямо не связанных с деятельностью мозга. Биологический смысл такой латерализации остается неясным (Абрамов, Абрамова, Повещенко, Козлов, 2009; Dane, Akar, Hasibeyoglu, Varoglu, 2001).

Морфофункциональная симметричность внутренних парных органов, не имеющая такого же существенного значения для жизнедеятельности организма, как симметричность органов движения, в принципе может быть нарушена в большей степени, чем симметричность органов локомоторной системы (Заренков, 2008).

Логично предполагать, что и патологические процессы, возникающие в парных органах, принципиально должны чем-то различаться. Такая версия имеет конкретные фактические подтверждения. Так, описано нарастание морфофункциональной асимметрии долей щитовидной железы при формировании аутоиммунного тиреоидита и диффузного токсического зоба (Катерлина, Рымар, Насонова и др., 2010). Экспериментально показана функциональная асимметрия регионарных лимфоузлов и разная активность воспалительного процесса в левых и правых конечностях (Абрамов, Абрамова, Повещенко, Козлов, 2009). Выявлены энантиоморфные различия частот возникновения односторонних воспалительных заболеваний придаточных пазух носа и почек (Добрых, 2013).

Цели и задачи. Цель работы — изучение энантиоморфных особенностей возникновения и течения односторонней внебольничной пневмонии (ВП) у молодых мужчин.

Материалы и методы. На первом этапе работы проведено исследование соотношения частот правосторонней и левосторонней внебольничной пневмонии (ПВП и ЛВП) во временной динамике и в связи с действием ряда факторов внешней и внутренней среды. На втором этапе работы проведено сопоставление ряда клинических и лабораторных характеристик течения ПВП и ЛВП.

Проанализирована локализация односторонней ВП за период с 1998 по 2013 гг. у мужчин (военнослужащие по призыву, пациенты пульмонологического отделения 301-го Окружного военного клинического госпиталя г. Хабаровска). Возраст более чем 95% обследованных находился в интервале 18-26 лет. В общей сложности изучены данные 8625 пациентов.

Так как одним из существенных факторов нарушения адаптации является медико-географический компонент, связанный с меридиональным и/или широтным перемещением (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982), проанализированы 1332 медицинские карты пациентов, прибывших на Дальний Восток из разных регионов России и заболевших ВП в 2009-2012 гг. По признаку постоянного местожительства все обследованные были распределены на 3 группы: 1) жители регионов Дальневосточного федерального округа (ДВФО) (n=469); 2) жители Сибири и Урала (n=505); 3) жители Европейской части России (n=358).

Известно, что сдвиги параметров космо- и геофизических процессов существенно влияют на формирование конституциональных особенностей организма человека и животных в целом и на становление морфофункциональной латерализации. Последняя во многом зависит от конкретных характеристик этих факторов, действующих на геном на ранних этапах развития организма (феномен гелиогеофизического импринтинга) (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982; Дубров, 1987). Исходя из этих предпосылок, мы провели сопоставление месяца рождения и относительной частоты ПВП у 689 наших пациентов, отобранных методом случайной выборки из числа заболевших в 2010- 2012 гг.

Показатели солнечной и геомагнитной активности определялись по общепринятым в научных исследованиях и прикладной метеорологии критериям — значениям чисел Вольфа (количество пятен на Солнце за определенный период) и по значениям Ар-индекса (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982). Эти значения были взяты из материалов официального сайта международного центра по прогнозированию космической погоды (www.swpc.noaa.gov).

Частоты возникновения ПВП и ЛВП сопоставляли:

у 318 случайно отобранных пациентов с «рукостью», определявшейся по критериям Луганского сенсибилизированного опросника (Чуприков, Гнатюк, 2009), а у других 300 случайно отобранных пациентов — с их эритроцитарными антигенами системы АВ0 (группами крови) и антигенами системы резус.

Частоту тяжелого течения ПВП и ЛВП в случайно выбранной группе из 3623 пациентов оценивали по сравнительным показателям клинического течения, по показателям мокроты и цитограмм периферической крови. У 346 из этих пациентов также оценивали показатели образцов базального трахеобронхиального секрета (БТС).

При статистической обработке результатов различия абсолютных и относительных показателей в сравниваемых группах оценивались с помощью методов Манна-Уитни, Фишера, критерия знаков, а связь между ними – путем расчета коэффициентов линейной парной корреляции по Пирсону. Использовались ресурсы программы MicrosoftOfficeExcel 2003. Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

Результаты и их обсуждение. Относительное количество случаев ПВП составило в общей популяции обследованных 54,4%, что близко к величинам преобладания правого легкого над левым по ряду известных морфофункциональных характеристик. Как известно, вес правого легкого составляет 52,1% и его объем 53% от всего веса и объема легочной ткани; объем воздуха, вентилируемый правым легким, как и капиллярный кровоток, равны примерно 55% всего объема и кровотока; поглощение кислорода правым легким составляет около 55%, а отложение в нем ингалируемых аэрозольных частиц 57% от соответствующих совокупных величин (Ахарансон, Бен-Давид, Кинберг, 1980; Крофтон, Дуглас, 1974).

Таким образом, установленная нами усредненная частота ПВП (54,4%) находилась в известном диапазоне значений морфофункциональных параметров (52-57%), определяющих «преобладание» правого легкого над левым, вероятно, и по количественному распределению аэрогенно или гематогенно попадающих в легкие возбудителей инфекции. Можно считать поэтому, что усредненная «удельная» резистентность (или восприимчивость) к инфицированию и развитию воспалительного процесса обоих легких, в общем, одинакова.

За период наблюдений (1998-2012 гг.) среднегодовая частота ПВП варьировала в пределах 43-67%, и ее значения за отдельные годы достоверно различались между собой (р < 0,05).

Сопоставление среднегодовой динамики частоты ПВП и солнечной активности, хотя и не выявило их тесной связи, показало, что в годы, когда частота ПВП превышала средний уровень 54,4%, величины чисел Вольфа были достоверно ниже, чем в годы ее более низких значений (р < 0,05).

Среднегодовые показатели геомагнитной активности и частота ПВП за годы наблюдений аналогичным образом не имели между собой тесной связи. При сопоставлении среднесезонных значений показателей за эти годы было установлено, что частота ПВП, равная 58 % и более, возникает при значениях Ар-индекса, превышающих 10,0, в 20% случаев (n=15), а частота ПВП менее 58% встречается при этих же величинах Ар-индекса уже в 54,5% случаев (n=33) (р < 0,03).

Таким образом, была установлена общая тенденция более частой встречаемости ПВП при относительно низкой среднегодовой солнечной и геомагнитной активности и, напротив, тенденция снижения частоты ПВП при высокой гелиогеомагнитной активности. Действие «фактора правого сдвига» как бы нивелировалось повышением влияния солнечной и геомагнитной активности.

Исследование связи соотношения ПВП и ЛВП и времени года заболевания показало, что частота ПВП в зимний сезон составила 53,3% (n=2832), весной — 56,6% (n=1904), летом — 54,4% (n=2183), осенью — 56,6% (n=1706). Статистическая значимость различия частот ПВП отмечена при сопоставлении зимнего и весеннего периодов (р < 0,03), зимнего и осеннего периодов (р < 0,04), а также в объединенной группе заболевших в зимний и летний сезоны в сравнении с пациентами, перенесшими ВП в период межсезонья (р < 0,008). Эти различия не были достоверно связаны со среднесезонными значениями чисел Вольфа и Ар-индекса. Возможно, связь времени года и частоты ПВП реализовывалась через действие других потенциально значимых внешних условий (колебания гравитации, продолжительность дня, атмосферное давление, влажность и т.д.) (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982; Дубров, 1987). Косвенно эту связь подтверждает то, что «фактор правого сдвига» в большей степени действовал именно в период межсезонья, когда отмечается значительная нестабильность многих метеорологических параметров.

Рассматривая динамику частот локализации ВП в не имеющих энантиоморфных различий долях каждого легкого за период 1998-2008 гг., мы не нашли никакой связи этих показателей с величинами чисел Вольфа и Ар-индекса, в то время как изменения частот ВП в правом и левом легком, как отдельных энантиоморфных единицах, такую связь, как показано выше, имели.

В таблице представлены данные о локализации ВП у новобранцев, прибывших служить на Дальний Восток из разных регионов России.

Таблица. Локализация односторонней ВП в зависимости от места постоянного проживания пациентов

Территория постоянного проживания Число ПВП Число ЛВП Правосторонняя пневмония (%)
Дальний Восток 213 256 45,4%
Сибирь и Урал 268 237 53,1%
Европейская часть России 200 158 55,9%

Данные таблицы показывают, что у жителей Дальневосточного Федерального Округа (ДВФО) частота ПВП была существенно ниже, чем у жителей областей, расположенных западнее. Отмеченные различия были достоверны между группами пациентов из регионов ДВФО и Сибири-Урала (р < 0,02), ДВФО и Европейской части России (р < 0,01), ДВФО и объединенной группы «Сибирь-Урал+Европейская часть» (р < 0,01). Между группами пациентов «Сибирь-Урал» и «Европейская часть» различия частоты ПВП не были достоверными (р > 0,05).

Таким образом, отмечена общая тенденция нарастания относительной частоты ПВП в соответствии с расстоянием между местами постоянного проживания и службы пациентов.

Причинами установленного факта могут быть как существующие региональные различия характеристик гелиогеофизических влияний, так и факт их резкого изменения при переезде, что могло, предположительно, по-разному влиять на системы противоинфекционной защиты правого и левого легкого (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982; Дубров, 1987).

Динамика частоты ПВП в зависимости от месяца рождения пациентов показана на рис. 1.

Dobryhin_1_3_2014

Рис. 1. Частота ПВП (%) у пациентов, родившихся в разные месяцы года (соответственно, с января по декабрь)

Из представленных на рисунке данных выявляется относительно высокая частота ПВП у пациентов, родившихся в зимние месяцы и в мае-июне. У родившихся зимой частота ПВП была достоверно выше, чем у других пациентов (р < 0,05).

С учетом имеющихся научных данных обнаруженная закономерность позволила предположить, что формирование функциональной латерализации легких (и, вероятно, того или иного соотношения право-левых ВП в будущем) должно происходить в первые недели внутриутробного развития, а основными модулирующими факторами при этом являются именно гелиогеофизические влияния, способные в отличие от погодных факторов непосредственно воздействовать на внутренние органы и на геном (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982; Бианки, Филиппова, 1982; Дубров, 1987). Рассчитав среднемесячные значения чисел Вольфа и Ар–индекса за последние 12 лет жизни пациентов, а также зная дату их рождения и предполагаемый месяц зачатия, мы сопоставили частоту ПВП с показателями гелиогеомагнитной активности в месяц зачатия и последующие 3 месяца развития эмбриона.

Получены следующие значения коэффициентов линейной парной корреляции частоты ПВП и чисел Вольфа:

в месяц рождения – 0,43; в месяц зачатия – 0,11; при возрасте эмбриона 4 недели – 0,009; 8 недель – 0,17; 12 недель – 0,07 (для всех коэффициентов р > 0,05). Эти данные свидетельствуют об отсутствии достоверной связи частоты ПВП и солнечной активности в месяц зачатия и на 4-ой, 8-ой и 12-ой неделях развития эмбриона.

Получены следующие значения коэффициентов линейной парной корреляции частоты ПВП и Ар-индекса:

в месяц рождения – 0,29; в месяц зачатия – 0,47; при возрасте эмбриона 4 недели – 0,53; 8 недель – 0,53; 12 недель — 0,06. На 4- и 8-недельном сроках развития эмбрионов выявленная корреляционная связь оказалась достоверной (р < 0,05).

Мы выявили явное сходство динамики кривых частот ПВП и значений Ар-индекса на 4-ой и 8-ой неделях развития эмбриона, полностью отсутствовавшее при проведенном нами сопоставлении аналогичных показателей, рассчитанных для месяца зачатия и 12-ой недели развития эмбрионов. Таким образом, соотношение частот ПВП и ЛВП достоверно различалось в зависимости от месяца рождения пациентов. Отмеченную связь частоты ПВП с величинами Ар-индекса (но не чисел Вольфа) на 4-ой и 8-ой неделях развития эмбрионов можно объяснить тем, что параметры магнитного поля Земли, в принципе, сильнее влияют на процессы, происходящие в биосфере, чем фактор солнечной активности (Андронова, Деряпа, Соломатин, 1982).

Была выявлена достоверная положительная связь частоты ПВП с наличием у пациентов эритроцитарных антигенов А и резуса (р < 0,05). Связи локализации ВП и «рукости» пациентов мы не обнаружили.

Общая частота тяжелого течения ПВП и ЛВП не различалась (соответственно 3,3% и 3,8% (р > 0,05). В осенний и весенний периоды различия частот тяжелой ПВП и ЛВП (латерализация по тяжести) были достоверно выше, чем зимой и летом (р < 0,04). Отмечены более высокий уровень лейкоцитоза, нейтрофилеза и палочкоядерного сдвига периферической крови у пациентов с ПВП в сравнении с ЛВП (р < 0,01), а в образцах БТС при ПВП отмечено более высокое содержание лимфоцитов (р < 0,01). В тоже время других различий показателей клинического и лабораторного исследования при ПВП и ЛВП не выявлено.

Выводы

  1. Соотношение частоты право- и левосторонней локализации ВП представляет собой переменную величину, связанную с гелиофизической, геомагнитной активностью, временем года, местом постоянного проживания, месяцем рождения пациентов, эритроцитарными антигенами системы АВ0 и системы резус.
  2. Динамичность этого соотношения отражает фенотипические особенности пациентов и неодинаковую реакцию систем противоинфекционной защиты энантиоморфно различающихся правого и левого легких на модулирующие влияния внешней среды.
  3. Различия течения ПВП и ЛВП у молодых мужчин выражены не резко; они связаны с сезонными факторами и проявляются энантиоморфной неидентичностью тяжести течения заболевания и особенностями системной и местной воспалительной реакции.
Список литературы.
  1. Абрамов В.В., Абрамова Т.Я., Повещенко А.Ф., Козлов В.А. Функциональная асимметрия иммунной, кроветворной и нейроэндокринной систем. – В кн. Руководство по функциональной межполушарной асимметрии. – М.: Научный мир. – 2009. – С. 274-302.
  2. Андронова Т.И., Деряпа Н.Р., Соломатин А.П. Гелиометеотропные реакции здорового и больного человека. — Л.: Медицина. — 1982. – 245 с.
  3. Ахарансон Е.Ф., Бен-Давид А., Кингберг М. (редакторы). Загрязнение воздуха и легкие: пер. с англ. -М.: Атомиздат. -1980. -176 с.
  4. Бианки В.Л., Филиппова Е.Б. Взаимодействие эндогенной и экзогенной асимметрии // Вестник ЛГУ. – серия Биология. – 1982. – № 1(3) . – С.53-54.
  5. Добрых В.А. Очерки клинической патосимметрики. -Хабаровск: Изд-во ГБОУ ВПО ДВГМУ. -2013.- 198 с.
  6. Дубров А.П. Симметрия биоритмов и реактивности. — М.: Медицина. -1987. -174 с.
  7. Заренков Н.А. Биосимметрика. -М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ. – 2008. – 313 с.
  8. Карпенкова Т.В. Макро-микроанатомия источников иннервации сердца и легких у пушных зверей клеточного содержания. Автореф. канд. дисс. Омск. 2004. 26 с.
  9. Катерлина И.Р., Рымар О.Д., Насонова Н.В. и др. Асимметрия щитовидной железы и головного мозга у больных с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы. – В кн.: Современные направления исследований функциональной межполушарной асимметрии мозга. Материалы Всероссийской конференции. – М. – 2010. – С. 157-161.
  10. Криштоп В.В., Филатов Ю.Г. Морфофункциональная характеристика региональных особенностей биоаминового обеспечения паренхимы легких крыс в стадию эсируса // Журнал фундаментальных исследований. 2007. №7. – С. 55-56.
  11. Крофтон Дж., Дуглас А. Заболевания органов дыхания: пер. с англ. М.: Медицина. 1974.723 с.
  12. Чуприков А.П., Гнатюк Р.М. Диагностика леворукости и латеральных признаков. – Луганский сенсибилизированный опросник. Руководство по функциональной межполушарной асимметрии. – 2009.С. 638-646.
  13. Gontova L.A., Abramov V.V., Kozlov V.A. The role asymmetry of nervous and immune systems in the formation of cellular immunite of mice // Neuroimmunomodulation. 2004.V.11, No. 6. Р. 385-391.
  14. Dane S., Akar S., HasibeyogluI., Varoglu E. Differences between right- and left – femoral bone mineral densities in right- and left – handed men and women // International J. of Neuroscience . – 2001. – V. 111, No. 3-4. – P. 187-192.
  15. Edwards F.V., Jones C.T. Anatomic control of adrenal function // J. Anat. – 1993. – V. 83, No. 2. – Р. 291- 305.
  16. Harris J.A., Guglielmotti B., Bentivoglio M. Diencephalic asymmetries // Neurosci Biobehav Rev. – 1996. – V. 20, No. 4. – Р. 637-643.
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin