И.Л. Брин, М.Л. Дунайкин, О.Г. Шейнкман ВЕГЕТАТИВНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ И НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ (С. 6-23)

И.Л. Брин, М.Л. Дунайкин, О.Г. Шейнкман

ВЕГЕТАТИВНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ И НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

ФГБНУ Научный Центр здоровья детей, Москва, Россия

Scientific Center of Children’s Health of the Russian Academy of Medical Sciences, Moscow, Russia

 

ВЕГЕТАТИВНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ И НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ
И.Л. Брин, М.Л. Дунайкин, О.Г. Шейнкман
В статье исследовались вегетативные особенности у 1438 детей разного возраста с различными исходами перинатальных поражений нервной системы. Показано, что нарушения вегетативной регуляции являются соматическим симптомокомплексом в структуре латеральных нейропсихологических синдромов на всем протяжении детства, имеют специфику клинических проявлений и возрастной динамики. Вегетативные расстройства при правополушарной дисфункции мозга характеризуются пароксизмальностью, цикличностью, склонностью к хронизации патологических проявлений, своеобразием способов регуляции и снятия напряжения, выраженностью эмоционального дискомфорта; у детей с преобладанием левополушарных дисфункций реакции более инфантильны, непосредственны, кратковременны. Функциональная асимметрия вегетативной регуляции в обеспечении нервно-психического развития и деятельности обусловлена преобладающим контролем эрготропных процессов стволово-ретикулярным комплексом и правым полушарием, а трофотропных процессов – лимбико-диэнцефальным комплексом и левым полушарием мозга на всем протяжении онтогенеза, включая внутриутробный период. Обсуждаются гендерные и клинические аспекты этих взаимодействий в норме и патологии.
Ключевые слова: вегетативная регуляция, вегетативные расстройства, нейропсихологические синдромы детского возраста, дисфункция правого и левого полушария мозга.
VEGETATIVE REGULATION AND NEUROPSYCHOLOGICAL SYNDROMES IN CHILDHOOD
I.L. Brin, M.L. Dunaikin, O.G. Sheinkman
Vegetative patterns of 1,438 children with different perinatal cerebral affections were investigated. It was revealed that autonomic regulation disturbances were involved in somatic complex phenomena in all lateral neuropsychological syndromes during childhood; these complexes had specific clinical appearances and age-related dynamics. In right brain hemisphere preference dysfunction, autonomic disturbances were paroxysmal and cyclic; children were prone to long-lasting sickness. Emotional discomfort could be controlled by stress relief methods. Children with left brain hemisphere preference dysfunction exhibit more infantile, spontaneous, and short-term reactions. Throughout ontogeny, including during the prenatal period, the functional asymmetry of vegetative regulation in neuropsychic activity exists: the brainstem reticular complex and the right hemisphere predominantly control ergotropic processes, the limbic-diencephalic complex and the left hemisphere predominantly control trophotropic processes. Gender and clinical aspects of these interactions in normal and pathological behavior are discussed.
Key words: vegetative regulation, disturbances of the autonomic nervous system, neuropsychological syndromes of childhood, dysfunction of the left or right brain hemisphere.

 

Введение.В клинической практике проблемы развития детей зачастую рассматривают вне особенностей вегетативной регуляции, вследствие чего вегетативно-соматические основы нервно-психической деятельности остаются недооцененными, хотя совершенно очевидно значение эрготропных (симпатических) и трофотропных (парасимпатических) влияний на формирование специфических функций полушарий мозга с ранних этапов онтогенеза. В частности, показано влияние гормональных воздействий, в том числе обусловленных половым диморфизмом, на различия внутриутробного созревания правого и левого полушарий (Geschwind, Galaburda, 1987). Однако особенности вегетативных реакций практически не соотносят с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга. Есть данные об особенностях вегетативных расстройств при опухолях нервной системы (Кравцов, 1982) и эпилепсиях (Неудахин, Шорина, 2008) с локализацией патологического процесса в одном из полушарий мозга, но в этих работах описаны смешанные симптомы (общемозговые и локальные) на разных стадиях заболеваний или варианты вегетативного тонуса в разных фазах эпилептического процесса. Таким образом, из этих исследований нельзя получить представление о функциональной связи мозговых гемисфер с вегетативным обеспечением нервно-психического развития. Эта задача остается актуальной, так как предполагается, что в онтогенезе на первом этапе межполушарного взаимодействия (внутриутробный период и первые 2-3 года жизни) нейрофизиологические, нейрогуморальные, сенсорно-вегетативные и биохимические асимметрии закладывают базис когнитивного, аффективного и соматического статуса ребенка, а морфофункциональной основой этих процессов являются связи гипоталамо-диэнцефальной области и базальных ядер, обеспечивающие основополагающий онтогенетический фактор – механизм импринтинга (Семенович, Архипов, Фролова, Исаева, 1998).

Собственно вегетативным расстройствам в детском возрасте посвящены многочисленные исследования (Антропов, 1997; Белоконь, Шварков, Исмагилов и др., 1987; Сборник под ред. Шиляева и Неудахина, 2008; и др.). Авторы рассматривают вегетативные нарушения или как психосоматические реакции и синдромы (даже у детей первых месяцев жизни) (Антропов, 1997), или как вегетативный компонент какого-либо патологического процесса (Сборник под ред. Шиляева и Неудахина, 2008). Однако, несмотря на общепризнанность значения врожденных и конституциональных особенностей нервной системы в адекватной или нарушенной вегетативной регуляции, практически нет исследований по изучению становления ее мозговых механизмов с ранних этапов постнатального онтогенеза, что позволило бы уточнить некоторые закономерности нормального развития и патологических процессов.

На наш взгляд, эта проблема может быть решена при сопоставлении особенностей вегетативных проявлений у детей с латеральными нейропсихологическими синдромами, которые очерчены клинически с первых месяцев жизни, проявляются спецификой развития психических функций и характером реагирования на стимуляцию – ослаблением реактивности при правополушарной дисфункции и повышением реактивности при левополушарной мозговой дисфункции (Дунайкин, 2003; Дунайкин, 2008). Психическое реагирование, особенно на ранних возрастных этапах, в значительной степени отражает общую реактивность организма, регулируемую автономной нервной системой. Изучение специфики вегетативных проявлений при церебральной резидуально-органической симптоматике перинатального генеза с выделением преимущественной стороны и уровня поражения мозга позволит определить роль полушарий и стволово-подкорковых структур в организации автономной регуляции. В практическом отношении это важно для выявления рисков вегетативных нарушений и дифференцированных подходов к их профилактике и коррекции.

Целью исследования стало изучение феноменологии вегетативных проявлений в структуре лево- и правополушарного нейропсихологических синдромов в детском возрасте.

Испытуемые и методы

Исследовались 1438 детей с перинатальными поражениями нервной системы различной тяжести и исходами (табл. 1).

Таблица 1.

Гендерная, возрастная и нозологическая характеристика обследованных детей

Группы детей мальчики девочки Всего
Дети первого года жизни с ПЭП 64 38 102
Дети, старше 1 года возраст поступления под наблюдение возраст поступления под наблюдение Всего
1-3 года 3-7 лет 7-12 лет 12-18 лет Итого 1-3 года 3-7 лет 7-12 лет 12-18 лет Итого
ДЦП, в том числе: — спастическая диплегия — гемипарети-ческая форма 10 5 3 1 1 50 27 14 2 7 69 43 12 7 7 36 26 6 4 - 165 101 35 14 15 9 6 2 — 1 29 22 3 — 4 41 23 9 5 4 21 14 4 3 - 100 65 18 8 9 265 166 53 22 24
ММД, в том числе*: задержки развития и речи дисгармоническое развитие расстройства поведения и адаптации 67 7 6 41 13 232 27 14 160 31 183 12 7 122 42 81 2 5 39 35 563 48 32 362 121 31 3 3 18 7 119 20 4 77 18 141 6 4 85 46 184 2 2 48 132 475 31 13 228 203 1038 79 45 590 324
Атипичный аутизм 5 14 8 - 27 1 5 - - 6 33
Всего детей, старше 1 года 82 296 260 117 755 41 153 182 205 581 1336
Всего детей в исследовании 819 619 1438

*Группа детей с ММД распределена по ведущим жалобам при обращении

Из исследования были исключены пациенты с врожденными пороками развития головного и спинного мозга, последствиями травм, инфекций и постнатальных болезней нервной системы, верифицированными генетически детерминированными и процессуальными нервно-психическими заболеваниями, эпилепсиями. Исследовавшиеся дети с разными нозологическими формами и патологическими состояниями распределены по нескольким группам: дети первого года жизни с перинатальной энцефалопатией (ПЭП), дети старше 1 года с исходом перинатальной патологии в церебральный паралич (ДЦП), минимальную мозговую дисфункцию (ММД), атипичный аутизм. Во всех четырех группах (нозологических и возрастных) преобладали мальчики, за исключением группы ММД подросткового возраста с ведущей жалобой на вегетативные дисфункции, что связано с особой темой изучения девочек-подростков с расстройствами менструального цикла (Брин, Дунайкин, Шейнкман, Долженко, 2007). В каждой группе выделены две подгруппы – дети с преимущественной дисфункцией правого (ПД) или левого (ЛД) полушария мозга (табл. 2).

В целом в исследовании преобладали дети с преимущественной дисфункцией правого полушария мозга (особенно среди пациентов с дисгармоническим развитием и атипичным аутизмом); однако в группах младенцев с ПЭП, ДЦП и при ММД с темповой задержкой развития превалировали дети с левополушарными нарушениями.

После первичного обращения дети наблюдались в клинике на разных этапах развития и лечения; в среднем длительность катамнестического наблюдения составляет 7,32 ± 2,15 лет.

Таблица 2. Преимущественная дисфункция одного из полушарий мозга в группах

Группы детей Левополушарная

дисфункция (ЛД)

Правополушарная

дисфункция (ПД)

Соотношение

ЛД : ПД (%)

мальчики девочки всего мальчики девочки всего  
Дети первого года жизни с ПЭП  

40

 

15

 

55

 

24

 

23

 

47

 

54 : 46

ДЦП,

в том числе:

 

- спастическая диплегия

 

- гемипарети-ческая форма

 

-гиперкинети-ческая форма

 

-атонически-астатическая форма

129

 

 

89

 

 

22

 

 

8

 

 

10

74

 

 

51

 

 

13

 

 

4

 

 

6

203

 

 

140

 

 

35

 

 

12

 

 

16

36

 

 

12

 

 

13

 

 

6

 

 

5

26

 

 

14

 

 

5

 

 

4

 

 

3

62

 

 

26

 

 

18

 

 

10

 

 

8

76,6 : 23,4

 

 

84 : 16

 

 

66 : 34

 

 

54,5 : 45,5

 

 

67 : 33

ММД,

в том числе:

 

задержки развития и речи

 

дисгармоническое развитие

 

расстройства поведения и адаптации

 

вегетативные дисфункции

223

 

 

35

 

 

-

 

 

116

 

 

 

72

113

 

 

21

 

 

-

 

 

64

 

 

 

28

336

 

 

56

 

 

-

 

 

180

 

 

 

100

340

 

 

13

 

 

32

 

 

246

 

 

 

49

362

 

 

10

 

 

13

 

 

164

 

 

 

175

702

 

 

23

 

 

45

 

 

410

 

 

 

224

32 : 68

 

 

71 : 29

 

 

0 : 100

 

 

30,5 : 69,5

 

 

 

31 : 69

Атипичный аутизм - - - 27 6 33 0 : 100
Всего в исследовании 392 202 594 427 417 844 41,3 : 58,7

Основными методами исследования были клинический метод (невролого-психологический) в сопоставлении его результатов с данными электроэнцефалографии (ЭЭГ). Клиническое неврологическое обследование включало анализ анамнестических сведений, жалоб, динамики развития и состояния (в том числе на фоне лечения) с оценкой соматического и неврологического статуса; по показаниям проводилась дополнительная диагностика (современные методы визуализации, нейрофизиологии, нейрохимии и другие). Отмечали особенности вегетативных проявлений (сна, пищевого поведения, метеочувствительности, трофики и соматотипа, течения заболеваний), их возрастную динамику и характер расстройств на всех этапах развития ребенка (от рождения до момента обследования), а также их изменения на фоне терапии и при катамнестическом наблюдении, условия и факторы провокации нарушений. Латеральный нейропсихологический синдром определяли по асимметрии сенсомоторных реакций, характеру нейромоторных дискинезий и клинико-психологическим особенностям ребенка, диагностированным с использованием методов нейро- и патопсихологии в соответствии с возрастом детей.

ЭЭГ проводили на 16-канальном компьютерном энцефалографе Dantec Сoncerto с визуальным анализом данных естественного сна и бодрствования у детей раннего возраста, а у детей старше 3 лет – с визуальным анализом данных спокойного бодрствования и при функциональных нагрузках (закрывание – открывание глаз, фото- и фоностимуляция, гипервентиляция) в соответствии со стандартными методическими требованиями к проведению проб. Для количественного анализа нами разработана 4-балльная оценка ЭЭГ-параметров (характеристик основного коркового ритма, его мощности, амплитуды и частоты, зональных различий, степени и локализации ирритативных процессов, наличия и выраженности патологических видов активности, характера реакций на функциональные нагрузки): 1 – грубые нарушения, 2 – выраженные, 3 – умеренные, 4 – соответствие норме по количественным и качественным характеристикам. Предложенная оценка ЭЭГ-параметров позволяет снять сложности сопоставления данных у детей разного возраста, провести статистический анализ и подойти к обобщениям, важным для понимания патогенетических закономерностей.

При статистической обработке данных использовали пакет программ SPSS 17, применялся метод таблиц сопряженности со статистикой Хи-квадрат Пирсона.

Результаты и их обсуждение.

Особенности клинической картины вегетативных расстройств в структуре латеральных нейропсихологических синдромов у обследованных детей представлены в табл. 3.

Таблица 3. Клиника вегетативных расстройств у детей и преимущественная латеральная дисфункция мозга

Левополушарная дисфункция Правополушарная дисфункция
Сон у детей первого года жизни(Брин, Дунайкин,Вознякевич, 1999) Нарушение засыпания с необходимостью длительного укачивания, вздрагивания во сне, поверхностный укороченный сон с частыми пробуждениями. Дети успокаиваются на руках у родителей. Инверсия сна и бодрствования, своеобразие способов укачивания с самостимуляцией, ночные пробуждения с криком и плачем в первые часы после засыпания. Дети успокаиваются при индивидуально специфичных ритуалах.
ЭЭГ сна у детей раннего возраста (Брин, Дунайкин,Вознякевич, 1999) Задержка коркового электрогенеза (на 0,5-1 Гц) и формирования тета-ритма засыпания (ранней стадии медленного сна), частые вспышки высокоамплитудной тета- дельта-активности без типичных эпи-комплексов, совпадающие с движениями в дистальных отделах конечностей ребенка, иногда вспышке сопутствует К-комплекс с последующим экзальтированным «веретеном сна». Нормальное созревание коркового электрогенеза, грубая экзальтация веретен сна вплоть до эпи-подобных феноменов.
Парасомнии Двигательное беспокойство, сноговорение после эмоционального возбуждения, страхи. Приемы самоукачивания; сноговорение вне связи с событиями дня, снохождение, бруксизм, кошмары.
Энурез Задержка становления контроля мочеиспусканий, в раннем возрасте нередко дневной энурез («не успел»); ночной энурез чаще во второй половине ночи или под утро, обычно с пробуждением. Эпизоды ночного энуреза могут возобновляться при эмоциональном возбуждении, в новой обстановке, конфликтных ситуациях (даже в школьном возрасте). Характеризуется индивидуальной ритмичностью, более типично упускание мочи в определенные стадии сна (чаще вскоре после засыпания) без пробуждения. Отмечают связь с лунными фазами.
Метео-чувствительность Повышена, ярче проявляется при росте атмосферного давления усилением беспокойства, сосудистой лабильности, диспептических и гипертензионных расстройств (срыгивания, симптом Грефе, дистонические явления). Сглаживается с возрастом. Более связана с лунными фазами, отчетливее в пасмурную погоду; характерны изменения настроения с дисфорическим оттенком, усиление негативистических реакций, нарушения сна. Сохраняется длительно.
Головные боли Ситуативные, кратковременные, непосредственно связаны с физической или эмоциональной нагрузкой и метеоколебаниями, чаще спазматического и пульсирующего характера. Возникают отсроченно после стрессовых ситуаций или при длительном эмоциональном напряжении, стойкие, частые, разнообразные, но с тенденцией к мигренозным эпизодам.
Сосудистая лабильность Выражена, более отчетливо на физическую нагрузку; склонность к повышению артериального давления. Связана с эмоциогенными ситуациями; часто вазопатические пятна, тенденция к артериальной гипотонии, в пубертатном возрасте эпизоды повышения артериального давления.
Вестибулопатия Редко Часто
Особенности двигательной сферы Общая расторможенность, затруднения тонкой моторики, в раннем возрасте склонность к гипертонусу мышц. Длительно сохраняющаяся тенденция к гипотонии, хорошая тонкая моторика (Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2005)
Пищевое поведение Беспокойство перед кормлением и во время приема пищи, аэрофагия, быстрое насыщение, срыгивания. При неблагоприятных условиях дети склонны к гипотрофии. В целом предпочтение углеводной и легко усваиваемой пищи. Достаточно спокойны во время кормления, «требовательны», отсроченно могут быть колики, тенденция к спастическим запорам. Часто паратрофия. Нередко избирательность пищи (особенно у детей с аутизмом), потребность в белково-жировых продуктах. Трудности контроля аппетита вплоть до булимии (чаще у мальчиков) или нервная анорексия (чаще у девочек), особенно в подростковом возрасте.
Кожные проявления Кожа сухая, бледная, акроцианоз; явления нейродермита (на фоне астенического состояния после длительных периодов напряжения). Кожа влажная, в раннем возрасте опрелости; гипергидроз (особенно волосистой части головы при засыпании), мокнущая экзема. К пубертатному возрасту – acnae, нередко инфицирование элементов (с фурункулезом).
Течение инфекционных и соматических заболеваний Острое, с гиперэргическими реакциями, гипертермией, последующей астенизацией. Нередки парадоксальные реакции, вялое течение, склонность к рецидивированию и хронизации процесса, психосоматическим проявлениям.
Расстройства менструального цикла у девушек-подростков (Брин, Дунайкин, Шейнкман, Долженко, 2007) Склонность к метроррагии, общая астенизация, дефицит массы тела. Опсоменорея (редкие, скудные месячные), длительные задержки или аменорея наряду с избыточной массой тела и другими симптомами гипоталамической дисфункции (клиническими и гормональными).

Различия отчетливы по всем характеристикам на всех этапах детства. В процессе лонгитюдного наблюдения мы закономерно отмечали стойкость симптомов и своеобразие нарушений у детей с правополушарной дисфункцией: пароксизмальность, цикличность, склонность к хронизации патологических проявлений, своеобразие способов регуляции и снятия напряжения, выраженность эмоционального дискомфорта. У детей с преобладанием левополушарных расстройств реакции более инфантильны, непосредственны, кратковременны; вегетативные дисфункции довольно быстро сглаживались на фоне лечения, рационального режима дня и соматического благополучия, однако возобновлялись в критические возрастные периоды и при перегрузках. Полученные различия между когортами детей с ЛД и ПД сопоставимы с известными особенностям превалирования исходного вегетативного тонуса – симпатико- и ваготонией (Белоконь, Шварков, Исмагилов и др., 1987; сборник под ред. Шиляева и Неудахина, 2008; Шварков, 1991), что позволяет связать функциональное значение правого полушария с симпатической и левого – с парасимпатической регуляцией.

Специфика функциональной взаимосвязи стволово-лимбических структур с полушариями мозга отчетливо проявилась при сопоставлении ЭЭГ в группах пациентов с яркой вегетативной симптоматикой и значительно «латерализованной» патологией (табл. 4 и 5).

Таблица 4. ЭЭГ- показатели у детей 3 – 18 лет и преимущественная латеральная дисфункция мозга

ЭЭГ критерий Левополушарная дисфункцияN=41Мальчики 27Девочки 14 Правополушарная дисфункцияN=36Мальчики 4Девочки 32
До лечения 6 месяцев лечения До лечения 6 месяцев лечения
Корковый электрогенез:НормаНарушениеЗадержка формирования 10%80%10% 90%10%- 14%50%36% 72%22%6%
Функциональная активность мозга:НормальнаяНеустойчиваяСниженная -90%10% 34%66%- 6%42%52% 47%33%20%
Регуляторные нарушения:ОтсутствуютУмеренныеВыраженные 32%34%34% 80%10%10% 28%22%50% 61%6%33%
Дисфункция диэнцефально-подкорковых структур:ОтсутствуетУмереннаяВыраженная 22%44%34% 34%44%22% -78%22% 22%64%14%
Раздражение стволовых отделов:ОтсутствуетУмеренноеВыраженное 10%10%80% 10%56%34% 30%64%6% 58%42%-
Порог судорожной готовности (реакция на гипервентиляцию):НормаУмеренно сниженРезко снижен 27%24%49% 44%22%34% 14%36%50% 46%40%14%

Таблица 5. Распределение частот тяжести нарушений ЭЭГ- показателей в группах детей с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга

ЭЭГ критерий Сопряженность показателя между группами детей с лево- и правополушарной дисфункцией Сопряженность показателя в группах на фоне лечения
До лечения 6 месяцев лечения Дети с дисфункцией левого полушария Дети с дисфункцией правого полушария
Корковый электрогенезФункциональная активность мозгаРегуляторные нарушенияДисфункция диэнцефально-подкорковых структурРаздражение стволовых отделовПорог судорожной готовности p =0,11 p < 0,001** p = 0,33 p =0,075 p < 0,001** p < 0,001** p = 0,84 p = 0,002* p = 0,037* p = 0,21 p < 0,001** p < 0,001** p < 0,001** p < 0,001** p < 0,001** p = 0,337 p < 0,001** p < 0,001** p < 0,001** p < 0,001** p = 0,01* p < 0,001** p = 0,033* p = 0,033*

* значимое распределение частот (р < 0,05)

** существенное распределение частот (p < 0,001)

«Левополушарную» группу составили дети с церебральным параличом в форме спастической диплегии (в ней превалировали мальчики), а «правополушарную» – девочки-подростки с аменореей и проявлениями гипоталамического синдрома. В обеих группах в ЭЭГ имели место нарушение коркового электрогенеза (преимущественно задержка его формирования), неустойчивость и снижение функциональной активности мозга, регуляторные нарушения, дисфункция диэнцефально-подкорковых и стволовых образований ирритативного характера (у большинства со снижением порога судорожной готовности). Однако при отмеченном сходстве нейрофизиологических нарушений, характерных для перинатальных поражений нервной системы (Брин, Дунайкин., Шейнкман, 2005; Брин, Шейнкман, Дунайкин, 2005), обращают на себя внимание более тесная ассоциация диэнцефальных расстройств с дисфункцией правого и стволовых – с дисфункцией левого полушария мозга. Иными словами, ирритация диэнцефальных структур клинически проявляется снижением эрготропной функции правого полушария; ирритация стволовых структур мозга снижает функциональные возможности левой гемисферы, что клинически проявляется дефицитом трофотропных влияний. Следовательно, в контроле активационных (симпатикотонических) процессов ведущая роль принадлежит функциональной системе «ствол – правое полушарие», а трофотропных (парасимпатикотонических) процессов – диэнцефальным структурам и левому полушарию мозга.

Стволово-лимбический комплекс – морфологическая основа надсегментарного звена автономной нервной системы, в то же время является первым (энергетическим) структурно-функциональным блоком мозга (по А.Р. Лурии). По-видимому, нарушения в работе его подсистем, специфически связанных с развитием и функциями полушарий мозга, определяют вариант формирования латерального нейропсихологического синдрома с присущими ему особенностями вегетативных реакций с самых ранних, еще внутриутробных, этапов онтогенеза. Эта цепочка причинно-следственных связей прослежена в наших предыдущих работах при изучении врожденных предпосылок латерализации мозговых дисфункций при перинатальной патологии (Брин, Дунайкин, Вознякевич, 2007; Дунайкин, 2003). Показано, что преимущественная дисфункция левого полушария связана с действием вредностей в пре- и перинатальный период (особенно с хронической гипоксией плода), недоношенностью, задержками внутриутробного развития и гипотрофией; она превалирует у детей с тяжелыми исходами и у мальчиков. Напротив, дисфункция правого полушария ассоциируется с вредностями пери- и интранатального периода (острая гипоксия и асфиксия плода, травматичные роды), переношенностью, большой массой тела при рождении. Таким образом, морфометрические показатели новорожденного как интегративный показатель соматовегетативного статуса плода отражают не только состояние диады мать – плод, но и функциональное состояние его мозговых гемисфер в перинатальном периоде. Очевидно, что развитие полушарий мозга зависит от нейрогуморальных воздействий материнского организма с характерной для них очередностью превалирования симпатико- или парасимпатикотонии на разных этапах и циклах (в том числе циркадных) внутриутробной жизни. Однако в этот период связь правого полушария с эрготропными и левого – с трофотропными процессами реализуется функционально активными подкорково-стволовыми структурами мозга плода, предуготавливающими специализацию полушарий уже к самым ранним этапам постнатальной жизни.

Во многих исследованиях обнаружено преобладание в норме морфологической и функциональной зрелости структур правого полушария к моменту родов, что, по-видимому, обеспечивает необходимые активационные процессы для акта рождения. При физиологично протекающих беременности и родах исходная предродовая симпатикотония плода закономерно сменяется парасимпатикотонией, наиболее ярким клиническим проявлением которой является интранатальная гибернация, обеспечивающая запуск адаптационно-трофических восстановительных процессов. В случае осложнений беременности и родов нарушение оптимальных функциональных соотношений подсистем вегетативной регуляции плода ведет к усугублению проблем: у незрелых и недоношенных с несформированной трофотропной регуляцией растягивается период восстановления (клинически – задержки развития), а у детей с большой массой тела (внутриутробной паратрофией) и ослабленными эрготропными процессами нарушение развития обусловлено недостаточностью активации (клинически – пассивность, риск дисгармонического типа онтогенеза) (Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2009; Дунайкин, 2003). Эти закономерности отразились в распределении детей по преобладанию дисфункции одного из полушарий мозга в группах (табл. 2).

В норме к моменту рождения большая зрелость правого полушария у мальчиков и левого у девочек (Annett, 1999) обуславливает «функциональный» нейропсихологический синдром – левополушарный у мальчиков и правополушарный у девочек. В постнатальном развитии это обеспечивает известные особенности вегетативного реагирования (преобладание симпатикотонии у мальчиков и ваготонии у девочек) в соответствии с эволюционно-биологической ролью индивидуума и объясняет более длительный период созревания мальчиков, а также разные стратегии психической деятельности у мужчин и женщин. Таким образом, латеральные нейропсихологические синдромы в совокупности составляющих их вегетативных, сенсорных, моторных, эмоциональных и когнитивных компонентов являются не только клинической моделью, но и механизмом индивидуальных различий и полового диморфизма мозга в нормальном онтогенезе (разумеется, при отсутствии грубых структурных повреждений).

При врожденном преимущественном страдании одной из гемисфер мозга специфический физиологический паттерн вегетативного реагирования как на внутренние, так и на внешние стимулы обуславливает и характерный стереотип поведения, что лежит в основе раннего запечатления (импринтинга) связи соматического состояния и первых психических реакций. В этом отношении у детей младенческого возраста в патогенезе расстройств, относимых к психосоматическим, на наш взгляд, первичны нарушения вегетативного обеспечения адаптации и поведения, специфичные для лево- или правополушарного нейропсихологического синдрома.

Длительное катамнестическое наблюдение, анализ историй развития детей с перинатальным поражением нервной системы и разными исходами патологии, но особенно в тяжелых случаях, независимо от нозологических форм убедительно показали тенденцию к нарастанию выраженности вегетативных расстройств с формированием очерченных синдромов нарушений (органных, поведенческих, дезадаптивных) при неблагоприятных условиях (неадекватные нагрузки и терапия). Отмечено, что чем длительнее периоды напряжения, тем ярче проявляются правополушарные дисфункции (в том числе у исходно «левополушарных» пациентов), что отражает истощение симпато-адреналовых и гипоталамо-гипофизарных механизмов адаптации (Брин, 1996; Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2009; Брин, Дунайкин, Шейнкман, Долженко, 2007).

Использование в лечении средств, снижающих ирритацию стволово-подкорковых образований и оптимизирующих метаболические, нейромедиаторные и нейроэндокринные процессы в мозге, нивелировало патопсихологические, аффективные и вегетативные сбои (Брин, Дунайкин, 2008; Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2004; Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2005; Брин, Дунайкин, Шейнкман, 2009; Брин, Дунайкин, Шейнкман, Долженко, 2007). Клиническое улучшение развития сопровождалось оптимизацией ЭЭГ- показателей, особенно в ведущем звене: существенное перераспределение частот тяжести нарушений на фоне лечения происходило в состоянии стволовых структур у «левополушарных» и диэнцефально-подкорковых у «правополушарных» больных (табл. 4 и 5). При этом сохранялся исходный тип нейропсихологического синдрома – лево- или правополушарный, но без крайне выраженных патологических вариантов реагирования.

Таким образом, по симптомам вегетативных расстройств можно выявлять мозговые дисфункции, присущие правому или левому полушарию, когда оценка другими способами затруднена (ранний возраст, негрубые двигательные нарушения, выраженная задержка психического развития, нарушения поведения). В свою очередь, раннее определение преимущественного поражения одного из мозговых полушарий позволяет выделять группы риска по развитию специфических вегетативных расстройств на последующих

возрастных этапах, планировать дифференцированные профилактические и лечебные мероприятия с учетом тропности препаратов к структурам мозга и преобладания симпатической или парасимпатической адресации в механизмах их действия (Брин, Дунайкин, 2014; Брин, Дунайкин, Шейнкман, Вознякевич, 2013).

Выводы

1. У детей с перинатальной патологией нервной системы на всем протяжении детства в структуре латеральных нейропсихологических синдромов нарушения вегетативной регуляции являются соматическим симптомокомплексом со специфичными клиническими проявлениями и возрастной динамикой.

2. Для вегетативных расстройств при правополушарной дисфункции мозга характерны пароксизмальность, цикличность, склонность к хронизации патологических проявлений, своеобразие способов регуляции и снятия напряжения, выраженность эмоционального дискомфорта; у детей с преобладанием левополушарных расстройств реакции более инфантильны, непосредственны, кратковременны.

3. В целостной нервно-психической деятельности функциональная асимметрия вегетативной регуляции обеспечивается преобладающим контролем эрготропных процессов стволово-ретикулярным комплексом и правым полушарием, а трофотропных процессов – лимбико-диэнцефальным комплексом и левым полушарием мозга.

Авторы выражают благодарность доктору философских наук А.Н. Кричевцу за консультативную помощь в статистической обработке данных.

 

Список литературы:
  1. Антропов Ю.Ф. Психосоматические расстройства у детей и подростков. – М. – 1997. – 198 с.
  2. Белоконь Н.А., Шварков С.Б., Исмагилов М.Ф. и др. Вегетативно-сосудистая дистония у детей (клиника, диагностика, лечение). Методические рекомендации. – М. – 1987. – 25 с.
  3. Брин И.Л. Катехоламинергическая нейромедиаторная недостаточность и ее коррекция при детских церебральных параличах. – Автореферат докт. дисс. …мед. наук. – Москва. – 1996. – 43 с.
  4. Брин И.Л., Дунайкин М.Л. Способ лечения пограничных нервно-психических расстройств. Патент РФ №2321408 (приоритет от 7.09.2006). – БИ РФ №10/ 2008 г.
  5. Брин И.Л., Дунайкин М.Л. Латеральные нейропсихологические синдромы у детей и подростков: принципы режима приема и дозирования препаратов карнитина // Педиатрия. – 2014. – Т. 93, № 2. – С. 68-74.
  6. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Вознякевич С.Д. Врожденные предпосылки лево- и правополушарных дисфункций мозга у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. – 2007. – № 4. – С. 55-59.
  7. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Особенности нервно-психического развития детей первого года жизни с нару­шениями сна // Вестник практической неврологии. – 1999. – № 5. – С. 71-72.
  8. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Патогенетический подход к фармакотерапии нарушений развития детей с последствиями перинатальных поражений мозга // Вопросы современной педиатрии. – 2004. – Т. 3, № 3. – С. 18-19.
  9. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Элькар в комплексной терапии нарушений нервно-психического развития детей с последствиями перинатальных поражений мозга // Вопросы современной педиатрии. – 2005. – Т. 4, № 1. – С. 32-39.
  10. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Клинические особенности детей с роландическим ритмом ЭЭГ. В сб. Структурно-функциональные и нейрохимические закономерности асимметрии и пластичности мозга. – 2005. – С. 71-73.
  11. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Нейропсихологические аспекты аутистических расстройств у детей и вопросы терапии // В сб. Организация психолого-педагогической и медико-социальной помощи лицам с расстройствами аутистического спектра. – 2009. – С. 61–73.
  12. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г., Вознякевич С.Д. Способ диагностики врожденных дисфункций полушарий мозга у детей. – Патент РФ 2494680 (приоритет от 4.07.2012). – Б.И. 28/2013.
  13. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г., Долженко И.С. Нервно-психическое развитие девочек с риском нарушений репродуктивного здоровья // Педиатрия. – 2007. – Т. 86, №3. – С. 52-57.
  14. Брин И.Л., Шейнкман О.Г., Дунайкин М.Л. Особенности электроэнцефалограммы детей с различными клиническими исходами перинатального поражения мозга // В сб. Структурно-функциональные и нейрохимические закономерности асимметрии и пластичности мозга. – 2005. – С. 74-77.
  15. Детская вегетология (сб. под ред. Р.Р. Шиляева, Е.В. Неудахина). – М.: Медпрактика. – 2008. – 408 с.
  16. Дунайкин М.Л. Нейропсихологический анализ нарушений психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга. – Автореферат канд. дисс. … психол. наук. – Москва. – 2003. – 27 с.
  17. Дунайкин М.Л. Нейропсихологические синдромы в младенчестве // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2008. – Т. 108, №1. – С. 12-17.
  18. Кравцов Ю.И.. Вегето-сосудистые нарушения при опухолях головного мозга. – Автореф. докт. дисс. … мед. наук. – Куйбышев. – 1982. – 36 с.
  19. Неудахин Е.В., Шорина М.Ю. Психовегетативный статус у больных эпилепсией // Детская вегетология (под ред. Р.Р. Шиляева и Е.В. Неудахина). – М.: Медпрактика-М. – 2008. – С. 115-123.
  20. Семенович А.В., Архипов Б.А., Фролова Т.Г., Исаева Е.В. О формировании межполушарного взаимодействия в онтогенезе. I Международная конференция памяти А.Р. Лурия (ред. Е.Д. Хомская и Т.В. Ахутина). – М. – 1998. – С. 215-224.
  21. Шварков С.Б. Особенности вегетативной дистонии у детей // В сб. Заболевания вегетативной нервной системы (под ред. А.М. Вейна). – М.: Медицина. – 1991. – С. 508-549.
  22. Annett M. Predicting combinations of left and right asymmetries // Behavioral Genetics. – 1999. – Vol. 29, Nо.2. – P. 103-114.
  23. Geschwind N., Galaburda A.M. Cerebral Lateralization: Biol. Mechanisms, Associations, and pathology. – Cambridge, MA, MIT. – 1987. – 432 p.

Информация об авторах:

Брин Ирина Леоновна, невролог, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник отделения восстановительного лечения детей с церебральными параличами ФГБНУ «Научный центр здоровья детей» Адрес для переписки: 143360, Московская область, г. Апрелевка, ул. Парковая, д. 2, корпус 1, кв. 10 e-mail: ilbrin@mail.ru
Дунайкин Михаил Львович, клинический психолог, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник того же отделения ФГБНУ «Научный центр здоровья детей»
Шейнкман Ольга Григорьевна, нейрофизиолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник того же отделения ФГБНУ «Научный центр здоровья детей»
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin