Е.И. Николаева, Е.Г. Вергунов, А.В. Добрин ОПИСАНИЕ ХАРАКТЕРА РЕГУЛЯЦИИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА ДЕТЕЙ С РАЗНЫМИ ЛАТЕРАЛЬНЫМИ ПРЕДПОЧТЕНИЯМИ В ПЕРЕХОДНЫХ СОСТОЯНИЯХ МЕТОДАМИ НЕЛИНЕЙНОГО АНАЛИЗА (С. 13-24)

Е.И. Николаева*, Е.Г. Вергунов**, А.В. Добрин***

ОПИСАНИЕ ХАРАКТЕРА РЕГУЛЯЦИИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА ДЕТЕЙ С РАЗНЫМИ ЛАТЕРАЛЬНЫМИ ПРЕДПОЧТЕНИЯМИ В ПЕРЕХОДНЫХ СОСТОЯНИЯХ МЕТОДАМИ НЕЛИНЕЙНОГО АНАЛИЗА

*Петербургский государственный университет путей сообщения императора Александра I; Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург, Россия

**Научно-исследовательский институт физиологии и фундаментальной медицины СО РАМН, Новосибирский государственный педагогический университет, Новосибирск, Россия

***Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Елец, Россия

*Petersburg State Transport University; Herzen State Pedagogical University;

**Scientific Research Institute of Physiology and Basic Medicine SB RAMS; Novosibirsk State Pedagogical University;

***Eletz State University

 

ОПИСАНИЕ ХАРАКТЕРА РЕГУЛЯЦИИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА ДЕТЕЙ С РАЗНЫМИ ЛАТЕРАЛЬНЫМИ ПРЕДПОЧТЕНИЯМИ В ПЕРЕХОДНЫХ СОСТОЯНИЯХ МЕТОДАМИ НЕЛИНЕЙНОГО АНАЛИЗА
Е.И. Николаева, Е.Г. Вергунов, А.В. Добрин
В работе делается попытка проверить предположение о том, что различие в регуляции кардиоритма есть не только у взрослых, но существует уже в детском возрасте, и, возможно, является врожденным качеством людей с разными типами профиля функциональной сенсомоторной асимметрии.
В исследовании участвовали 150 детей 7-8 лет. У всех детей была проведена запись вариабельности кардиоритма в трёх экспериментальных ситуациях: в состоянии спокойного бодрствования (1), в процессе припоминания ситуаций поощрения (2) и наказания (3) в семье. Для всех детей, обладающих полным левым или полным правым профилем, дан анализ траекторий изменений их сердечного ритма в пространстве этих трех функциональных состояний. Для обработки записей ЭКГ использовалось программное обеспечение Kubios HRV (Kuopio, Finland) и WizWhy (компания WizSoft Ltd., Тель-Авив, Израиль). Показаны значимые различия в регуляции кардиоритма у детей с разными типами профиля.
Ключевые слова: профиль функциональной сенсомоторной асимметрии, регуляция кардиоритма, дети 7-8 лет, траектория состояний кардиоритма в фазовом пространстве функциональных состояний, квазиаттрактор
CHARACTERISTICS OF CARDIAC RHYTHM REGULATION DURING TRANSIENT STATES IN CHILDREN WITH DIFFERENT LATERAL PREDOMINANCE AS DETERMINED USING NONLINEAR ANALYSIS
E. I. Nikolaeva, E.G.Vergunov, A.V.Dobrin
We investigated the potential differences in cardiac rhythm regulation in both adults and children with different types of functional sensorimotor asymmetry profiles, and evaluated whether these differences were congenital. The participants were 150 children aged 7–8 years. Cardiac rhythm variability was recorded in all children during three experimental situations: (1) quiet wakefulness, and recollection of situations within a family setting in which they received either a (2) reward or (3) punishment. For children with full left and full right functional sensorimotor asymmetry profiles, changes in the trajectories of cardiac rhythms were analysed in all functional states. To analyse variation in cardiac rhythm, Kubios HRV (Kuopio, Finland) and WizWhy (WizSoft Ltd., Tel-Aviv, Israel) software were used. Significant differences were observed in the regulation of cardiac rhythm of children with different profile types.
Key words: sensorimotor asymmetry profile, cardiac rhythm regulation, quasiattractor, trace cardiac rhythm state in a functional state phase space

 


Введение.

Различие в особенностях регуляции сердечного ритма людей с разными типами профиля функциональной сенсомоторной асимметрии известно давно (Штеренталь, Николаева, Николаев и др., 1993). Наиболее впечатляющие данные получены на популяции селькупов, коренных народов Сибири, проживающих на севере Тюменской и Томской областей. Было показано, что среди жителей преобладают леворукие люди, у них практически не встречаются сердечно-сосудистые заболевания и обмен веществ существенно отличен от обмена веществ у пришлого европейского населения (Nikolaeva, Oteva, Leutinetal., 1995).

Исследование рабочих вахты дальнего плеча Тюменской области подтверждает эти данные. Вахта дальнего плеча представляла собой особый график работы, при котором люди из Западной Украины, Болгарии, Азербайджана прилетали в Сургут на 14 дней, где в суровых условиях Сибири добывали нефть, а затем возвращались домой на 14 дней, чтобы вновь потом вернуться на работу. При таком графике работы среди рабочих первого года пребывания в таких условиях труда распределение по типам профиля функциональной сенсомоторной асимметрии не отличалось от того, что наблюдалось в европейской части России. Однако среди рабочих, проработавших на вахте 7 и более лет, практически не было людей с правым профилем, преобладали рабочие с полным левым и смешанным профилями функциональной сенсомоторной асимметрии. Среди них не было ни одного человека с правым профилем. Параллельно было описано увеличение кровяного давления по мере увеличения длительности работы только у тех рабочих, кто имел правый профиль функциональной сенсомоторной асимметрии (Леутин, Николаева, Фомина, 2007).

Цели и задачи

В связи со сказанным, возникло предположение, что существует различие в регуляции сердечного ритма у людей с разным типом профиля функциональной сенсомоторной асимметрии, которое становится особенно очевидным в процессе адаптации. В свою очередь это поднимает вопрос о том, когда в онтогенезе формируется это различие?

С этой целью было предпринято исследование вариабельности кардиоритма детей 7-8 лет. Выбор данного возраста связан с тем, что именно в это время дети начинают учиться в школе и адаптируются к новому типу деятельности – учебной деятельности.

Для выявления особенностей регуляции необходимо было выбрать нагрузку, адекватную для данной выборки. Было решено записывать кардиоритм в состоянии спокойного бодрствования и в процессе припоминания ребенком положительных и негативных событий, в частности моментов поощрения и наказания в семье. Все дети, участвовавшие в исследовании, были из благополучных семей, поэтому была уверенность в том, что негативные воспоминания не будут травмирующим для ребенка.

Анализ кардиоритма в переходных состояниях представляет проблему, поскольку это связано с нестационарностью ряда длин R-R интервалов. Для описания кардиоритма, являющегося стационарным рядом длин R-R интервалов, разработан эффективный инструментарий. Но для нестационарных рядов длин R-Rинтервалов требуется другие подходы (Баевский, 1979; Bakhchina, Polevaya, Parin, 2013; Tarvainen, Niskanen, Lipponenet al., 2014; и др.) – например, анализ топологии траектории состояний кардиоритма в фазовых пространствах.

Наиболее перспективными для описания нелинейных процессов считаются подходы эволюционного типа, к числу которых относятся клеточные автоматы разных размерностей (Арройо, 2014). Достаточно универсальным средством является одномерные клеточные автоматы – например, «правило 110» С. Вольфрама (Wolfram, 2002), которое является Тьюринг-полным (то есть если какая-то программа теоретически может быть написана на каком-либо языке программирования, то такая программа может быть реализована с помощью «правила 110»). «Правило 110» (как одно из 256 возможных в одномерных клеточных автоматах, описанных С. Вольфрамом) может быть использовано, в том числе и для решения дифференциальных уравнений, с помощью которых, например, можно описывать нестационарные ряды длин R-R интервалов.

Для «Правила 110» исходное состояние системы задаётся в виде ряда клеток, которые кодируются в соответствии с изучаемыми состояниями системы, и применяются правила эволюции (порождения или умирания) новых клеток в зависимости от кодировок их соседей. Каждое последующее поколение (новый ряд клеток) будет короче предыдущего (старого ряда клеток) на одну клетку в начале ряда и на одну клетку в конце ряда. Таким образом, по завершению эволюции можно проанализировать динамику состояний изучаемой системы, порождаемую рядом исходных состояний.

В аппарате DataMining(интеллектуальный анализ данных) также есть методы, которые позволяют нелинейные процессы описывать числено (Белда, 2014). Один из них реализован с помощью программы WizWhy (компания WizSoft Ltd., Тель-Авив, Израиль предоставила нам свою программу WizWhy для исследовательских целей), эффективность применения которой в психологических исследованиях была показана Н.А. Алмаевым (Алмаев, 2014).

WizWhy – это способ построения правил вида «если, то». В «если» входят диапазоны значений «причин» (одна или больше независимых переменных), а в «то» – диапазоны значений «следствия» (изучаемой переменной). По каждому правилу мы можем получить число объектов выборки, для которых это правило верно, долю, которую составляет это число от всех объектов выборки, которые попадают под действия правила, и уровень статистической значимости данного правила. Правила бывают исключающими, которые отсекают конкретный набор значений показателей из указанного диапазона значений изучаемой переменной, и включающими – которые связывают конкретный набор значений показателей с указанным диапазоном значений изучаемой переменной. Выделять диапазоны значений переменных можно вручную или автоматически.

В корреляционном исследовании, «причинами» например, могут быть значения измеряемых показателей из одного ряда методик, а «следствиями» – значения измеряемых показателей из другого ряда методик (Вергунов и др., 2014, 2014а). Тогда мы фактически получаем односторонние корреляции между всеми мыслимыми подгруппами описываемых показателей, что вручную сделать физически невозможно (Белда, 2014). Важно отметить, что в нелинейных процессах традиционное определение «симметричной» корреляции (Спирмена, Кендалла, Пирсона), как правило, даёт низкую эффективность: если А имеет значимую связь с Б, то необязательно Б должно иметь значимую связь с А.

Испытуемые и методы

Были обследованы 150 школьников, 86 мальчиков (средний возраст 7,27±0,45 лет) и 64 девочки (средний возраст 7,19±0,39).

У всех детей был оценен тип профиля функциональной сенсомоторной асимметрии с помощью набора проб, наиболее часто встречающихся в литературе (Николаева, 2005) и позволяющих выявить ведущую руку, ногу глаз, ухо, а также определить совокупный показатель.

Из числа обследованных нормативно развивающихся школьников возраста 7 лет (более ста) было отобрано 4 испытуемых (1 девочка, 3 мальчика) с полным левым профилем функциональной сенсомоторной асимметрии (ухо, глаз, рука, нога) и 4 испытуемых (1 девочка, 3 мальчика) – с полностью правым профилем. Такое процентное соотношение детей с полными левым и правым профилями функциональной сенсомоторной асимметрии среди прочих детей в условиях города средней полосы России соответствует популяционными исследованиями (Леутин, Николаева, Фомина, 2007).

Условием включения ребенка в эксперимент было наличие синусного сердечного ритма, отсутствие хронических заболеваний и письменное разрешение родителей на проведение исследования с объяснением того, что будет проводиться на каждом этапе исследования. Дети, родители которых не дали разрешение на обследование, не участвовали в нём.

Запись вариабельности сердечного ритма проводилась индивидуально и состояла из трёх этапов. Для регистрации сердечного ритма электроды накладывались на руки ребёнка в области запястий, контактной площадкой с внутренней стороны. Кожу в месте контактов обильно смачивали водой. Ребёнок находился в состоянии покоя, в положении «сидя». На каждом этапе проводилась запись 300 R-R интервалов (этого достаточно для оценки спектра медленных и быстрых волн сердечного ритма). На первом этапе – запись R-R интервалов в состоянии оперативного покоя, на втором этапе – в процессе припоминания ребёнком ситуаций поощрения, осуществляемых родителями в семье, на третьем – при припоминании ситуаций, связанных с наказанием. Ответы детей фиксировались в протоколе. Вопросы для беседы были взяты из опросника Е.И. Николаевой (Николаева, 2006).

Частота сердечных сокращений детей этого возраста достаточно велика (около 80-100 ударов в минуту), поэтому все обследование, начиная с наложения электродов и заканчивая записью ответов, составляло 8-10 минут. Предобработка всех трёх записей ЭКГ для получения кардиоинтервалограмм проводилась в соответствие с подходом, которым руководствуются авторы (Вергунов, Николаева, 2014а), – решение вопроса в записях ЭКГ по артефактам технического и биологического характера, выбор и выделение частотного диапазона спектра сердечного ритма для дальнейшего изучения с помощью быстрого преобразования Фурье (FFT). Для обработки записей ЭКГ использовалось программное обеспечение KubiosHRV (Kuopio, Finland), которое предоставил авторам Восточно-Финляндский университет (DepartmentofAppliedPhysics, BiosignalAnalysisandMedicalImagingGroup).

Результаты и их обсуждение

Согласно взглядам школы Р.М. Баевского, длительность периода в спектре сердечного ритма зависит от уровня «централизации управления» используемого регуляторного механизма: доли секунд – действие эндогенной опиоидной стресс-активирующей системы (Bakhchina etal., 2013), секунды – парасимпатические влияния, десятки секунд – симпатические и вазомоторные влияния (Баевский, 1979), минуты – гуморальные (ренин-ангиотензинная система или терморегуляторные процессы) (Tarvainen, Niskanen, Lipponen et al., 2014). К сожалению, в условиях процесса с низкой стационарностью статистические и спектральные показатели в прямом виде неприменимы (Баевский, 1979; Tarvainen, Niskanen, Lipponen et al., 2014; и др.).

Поэтому одной из задач исследования стало определение при разных функциональных состояниях испытуемого тех пороговых значений в спектрах сердечного ритма, начиная с которых траектории состояний его сердечного ритма отражают только такие компоненты, которые остаются неизменными при дальнейшем отсечении частот спектра – вплоть до полного исчезновения колебаний (рис. 1 и 2).

Фазовые портреты на рис. 1 и 2 построены по точкам, координаты которых состояли из троек соответствующих значений длин R-R интервалов [RRв оперативном покое, RRпри воспоминании о поощрении, RRпри воспоминании о наказании]. Для фазовых портретов (А) использовались сырые значения R-R интервалов, а для (Б–В–Г) – значения R-R интервалов после вычитания из них компонентов, соответствующих исключаемым участкам спектра (с более высокой частотой, чем оставляемые участки). Для всех трёх состояний испытуемого (оперативный покой, припоминание ситуации поощрения в семье, припоминание ситуации наказания в семье) использовалось единое значение частоты отсечения:

● для фазового портрета (Б) таковой было последнее значение частоты, при которой во всех трёх состояниях ещё присутствуют компоненты, изменяющиеся при дальнейшем отсечении частот спектра;

● для фазового портрета (В) таковой было первое значение частоты, при которой как минимум в одном состоянии есть только неизменные компоненты (пороговое значение для данного состояния);

● для фазового портрета (В) таковой было первое значение частоты, при которой во всех трёх состояниях присутствуют только неизменные компоненты (пороговое значение для последнего состояния).

Nikolaeva_1_1_2015

Рис. 1. Траектории состояний сердечного ритма ребёнка (7 лет) с полным левым профилем функциональной сенсомоторной асимметрии в фазовом пространстве функциональных состояний: «Оперативный покой» (ось X), «Припоминание ситуации поощрения в семье» (ось Y), «Припоминание ситуации наказания в семье» (ось Z). Буквами Н и К обозначены начало и конец траектории. Проекции на плоскость XY представляют собой классические сечения Пуанкаре. Сверху слева (А): полный спектр. Сверху справа (Б): часть спектра с периодами от 123,5с и больше. Снизу слева (В): часть спектра с периодами от 125,0с и больше. Снизу справа (Г): часть спектра с периодами от 128,2с и больше.

Фазовый портрет (А, рис.1) содержит изоморфный квазиаттрактор (его «лучи» равно направлены во все стороны) с уплотнённым центром: это свидетельствует о том, что сердечный ритм ребёнка на всех 3 этапах эксперимента находился в одном состоянии, из которого осуществлялись отдельные реакции с последующим возвратом. Сечение Пуанкаре на фазовом портрете (Г) представляет собой эллипс разброса R-R интервалов, который сильно вытянут вдоль линии соответствия (диагональ из левого нижнего угла к верхнему правому). Можно предположить, что реакции сердечной системы ребёнка были упорядочены во времени (соответствовали изменениям эмоционального состояния). На фазовых портретах (Б)–(В)–(Г) можно отметить плавное «спрямление» траектории.

На фазовом портрете (А, рис.2) два квазиаттрактора (начало траектории в нижнем из них). Это показывает, что сердечный ритм испытуемого во время эксперимента был в двух достаточно долговременных состояниях.

Nikolaeva_2_1_2015

Рис. 2. Траектории состояний сердечного ритма ребёнка (7 лет) с полным правым профилем функциональной сенсомоторной асимметрии в фазовом пространстве функциональных состояний: «Оперативный покой» (ось X), «Припоминание ситуации поощрения в семье» (ось Y), Припоминание ситуации наказания в семье» (ось Z). Буквами Н и К обозначены начало и конец траектории. Проекции на плоскость XY представляют собой классические сечения Пуанкаре. Сверху слева (А): полный спектр. Сверху справа (Б): часть спектра с периодами от 82,6с и больше. Снизу слева (В): часть спектра с периодами от 83,3с и больше. Снизу справа (Г): часть спектра с периодами от 87,7с и больше.

Сечение Пуанкаре на фазовом портрете (Г) представляет собой эллипс разброса R-R интервалов, который вытянут перпендикулярно по отношению к линии соответствия (диагонали из левого нижнего угла к верхнему правому). Следовательно, реакции сердечной системы ребёнка были неупорядоченными во времени (слабо соответствовали изменениям эмоционального состояния). Фазовые портреты (Б)–(В)–(Г) демонстрируют резкие изменения траектории.

На рис. 3 и 4 показаны примеры для одного и того же испытуемого для случая отсечения частот после 0,0115 Гц (последнее значение до порога, рис. 3) и для случая отсечения частот после 0,0114 Гц (рис. 4). Поскольку вид тренда не меняется при дальнейшем отсечении частот спектра, то величина 0,0114 Гц (87,7 сек) будет пороговым значением для данного испытуемого в текущем функциональном состоянии его организма.

Nikolaeva_3_1_2015

Рис. 3. Окно в программе Origin с отсечением частот спектра сердечного ритма после 0,0115 Гц (87,0с). Последующее отсечение частот не меняет вид тренда, величина 87,0с не является пороговым значением в текущем функциональном состоянии организма испытуемого

Nikolaeva_4_1_2015

Рис. 4. Окно в программе Origin с отсечением частот спектра сердечного ритма после 0,0114 Гц (87,7с) для испытуемого из рис. 3. Последующее отсечение частот не меняет вид тренда, 87,7с – пороговое значение в текущем функциональном состоянии организма испытуемого

Заметим, что поскольку положение испытуемых по условиям записи ЭКГ единообразно, и что мы не проводим традиционный анализ спектра в диапазоне 50–160 секунд, то нет необходимости делать одну запись ЭКГ такой длительности, которая необходима для обеспечения надёжной оценки мощности данной полосы спектра кардиоритма. При работе с детьми это важное преимущество по сравнению с традиционными методами обработки.

Таким образом, если у испытуемого при смене функционального состояния организма наблюдается слабо выраженное изменение такого порогового значения (например, секунды при абсолютной величине порогового значения от минуты-двух и больше), то можно предположить, что регуляторные механизмы имеют сравнимый «уровень централизации» в обоих случаях. Такая реакция может быть характерной для детей с левым профилем (ожидаемо для ситуации с припоминанием ситуации поощрения в семье).

С другой стороны, низкий разброс индивидуальных величин порогового значения спектра сердечного ритма в группе испытуемых (секунды) в состоянии оперативного покоя позволяет предположить, что регуляторные механизмы действуют более эффективно по сравнению с группой, где разброс существенно больше. Подобная картина может наблюдаться в группе детей с левым профилем.

Согласно результатам многолетних и разноплановых экспериментов исследователей Сургутского госуниверситета, на выборках в сотни и тысячи испытуемых различных возрастов (Еськов, Гавриленко, Дегтярев и др., 2012; Шимшиева, Логинов, 2014; и др.), объём квазиаттракторов и расстояния между их центрами связаны с интенсивностью реагирования испытуемых. Так, у правопрофильных детей два «небольших» квазиаттрактора отстоят друг от друга на дистанции, которая достаточна для их идентификации как отдельных (по сравнению с одним «большим» у левопрофильных). Можно предположить, что у левопрофильных детей интенсивность реагирования не привела к формированию второго квазиаттрактора состояний сердечного ритма.

Следующий шаг в анализе вариабельности кардиоритма состоял в поиске правил «если, то». С помощью программы WizWhy было получено следующее заключение (p<0,05):

Величина порогового значение в оперативном покое составляет от 123,5 до 128,2 сек и при этом абсолютное значение отличия между величинами порогового значения в оперативном покое и при припоминании ситуаций поощрения составляет от 1,5 до 11,9 сек если и только если ребёнок имеет полный левый профиль функциональной сенсомоторной асимметрии.

Поскольку изучаемых функциональных состояний у нас всего три (а в правило вошло только два), то для проверки полученных выводов построены визуализации (рис. 5).

Анализ фазового портрета (А, рис. 5) показывает, что облако состояний левопрофильных детей сгруппировано в компактной области, причём только в одном случае мы видим достаточно интенсивную реакцию при припоминании о наказании в семье. Облако состояний правопрофильных детей подтверждает широкий спектр интенсивности реакций при припоминании ситуации поощрения в семье. Анализ фазового портрета (Б) подтверждает найденное нами правило. При этом облако состояний левопрофильных детей сгруппировано в компактной области в одном квадранте, в то время как облако состояний правопрофильных детей накрывает все квадранты фазового портрета.

Nikolaeva_5_1_2015

Рис. 5. Облака состояний детей с различными профилями функциональной сенсомоторной асимметрии (7 лет) в фазовом пространстве пороговых значений спектра сердечного ритма в функциональных состояниях «Оперативный покой – Припоминание ситуации поощрении в семье – Припоминание ситуаций наказании в семье» (слева, А) и в фазовом пространстве «Пороговые значения спектра сердечного ритма в оперативном покое – абсолютное отличие пороговых значений спектра сердечного ритма при воспоминании о поощрении в семье от оперативного покоя» (справа, Б).
Оба фазовых портрета показывают, что дети с левым профилем функциональной сенсомоторной асимметрии представляют более однородную группу, чем дети с правым.

Заключение

В работе показана эффективность теории динамических систем для анализа результатов психофизиологических исследований. С помощью инструментов нелинейного анализа качественно и количественно описана динамика состояний сердечного ритма детей с полным левым профилем функциональной сенсомоторной асимметрии в эмоциональных состояниях различной валентности (по сравнению с детьми с полностью правым профилем). При этом выявленное различие в регуляции кардиоритма можно уже наблюдать в возрасте 7-8 лет.

Список литературы:
  1. Алмаев Н.А. Применение контент-анализа в исследованиях личности: Методические вопросы. – М.: ИП РАН. – 2012.
  2. Арройо Э. Путешествие от частицы до Вселенной: Математика газовой динамики / пер. с исп. – М.: Де Агостини. – 2014.
  3. Баевский Р. М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. – М.: Медицина. – 1979.
  4. Белда И. Разум, машины и математика: Искусственный интеллект и его задачи / пер. с исп. – М.: Де Агостини. – 2014. – 160 с.
  5. Вергунов Е.Г., Николаева Е.И. Проблема получения научного знания на примере методологии анализа вариабельности сердечного ритма: Естественно-научный подход в современной психологии. – М.: Изд-во ИПРАН. – 2014. – С. 232-238.
  6. Вергунов Е.Г., Николаева Е.И. Метафора янусовидной деятельности: Часть 2: Поиск невербальной метафоры для оценки креативности // Вестник психофизиологии. – 2014а . – № 3. – С. 57-72.
  7. Еськов В.М., Гавриленко Т.В., Дегтярев Д.А. и др. Динамика квазиаттракторов параметров непроизвольных микродвижений конечностей человека как реакция на локальные термические воздействия // Вестник новых медицинских технологий. – 2012. – Т. ХIX, № 4. – С. 26-29.
  8. Леутин В.П., Николаева Е.И., Фомина Е.В. Асимметрия мозга и адаптация человека // Асимметрия. – 2007. – Т. 1, № 1. – С. 71-73.
  9. Николаева Е.И. Сравнительный анализ представлений детей и их родителей об особенностях поощрения и наказания в семье // Психология. Журнал высшей школы экономики. – 2006. – Т3, №2. – С. 118-125.
  10. Николаева Е.И. Леворукий ребёнок: диагностика, обучение, коррекция: Учебно-методическое пособие: Рек. УМО РГПУ. – СПб: Детство-Пресс. – 2005.
  11. Шимшиева О.Н., Логинов С.И. Влияние физической нагрузки на параметры вариабельности сердечного ритма юношей при широтном перемещении // Теория и практика физической культуры. – 2014. – № 6. – С. 87-90.
  12. Штеренталь И.Ш., Николаева А.А., Николаев К.Ю. и др. Особенности гормональной и сосудистой реакции на кратковременную солевую нагрузку у больных пограничной артериальной гипертонией в зависимости от уровня психоэмоционального напряжения // Кардиология. – 1993. – Т. 33, № 10. – С. 35-38.
  13. Bakhchina A.V., Polevaya S.A., Parin S.B. Vegetative correlates of cognitive processes in stress situation // European Scientific Journal. – 2013. – V. 3. – P. 277-280.
  14. Nikolaeva E.I., Oteva E.А., Leutin V.P. et al. Relationships between left hemisphere predominance and disturbances of lipid metabolism in different ethnic groups // International Journal of Cardiology. – 1995. – V. 52, N3. – Р. 207-211.
  15. Tarvainen M.P., Niskanen J.P., Lipponen J.A. et al. Kubios HRV – heart rate variability analysis software // Comput Methods Programs Biomed. – 2014. – V. 113, N1. – P. 210-220.
  16. Wolfram S.A. A new Kind of Science. – Champagne, Illinois: Wolfram Media. – 2002. – 1192 p.

 

Материал подготовлен при поддержке РГНФ, проект 14-06-00195

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin