Т.Г. Визель «КАЗУСЫ МЕЖПОЛУШАРНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ» (С. 48-50)

Т.Г. Визель

КАЗУСЫ  МЕЖПОЛУШАРНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

 

Функциональная специализация  полушарий мозга основательно  изучена  (Н.Н.Брагина, Т.А.Доброхотова, 1976, 1994; Т.Б.Глезерман, 1986; Т.Г.Визель, 1996; D. Kimura, 1866   M. Kiensbourne, 1981, В. Роттенберг, 2000  и др.).  Вместе с тем признается, что сложившиеся  представления о  ней  в значительной мере условны.  Причиной этого является многомерность и многоплановость задач обработки информации мозгом.  В частности, нередко  для  экономии мозговых затрат требуется  «переброс» способа функционирования из одного полушария в другое  в качестве обмена опытом. Это  наглядно и ярко демонстрируют различные речевые феномены, например,  способ обозначения предмета словом.

         Первичное восприятие зрительного образа предмета осуществляется механизмами правого полушария и предполагает   симультанный охват всех его эмпирических признаков во всем  их многообразии и богатстве. Для прагматических  же, левополушарных, целей, таких как  обозначения предмета словом,  это невыгодно. В этом случае достаточно основных  дифференциальных признаков, позволяющих опознать предмет, а не  оценить его  во всей целостности.   Такая потребность приводит к тому, что левое полушарие берет на себя задачу зрительного восприятия  предмета, отбрасывая то, что  не является необходимым  в практическом смысле.   При этом правое полушарие, в свою очередь, способно, как показали эксперименты (Ellis et al., 1988; Rastatter et al., 1987),   осуществлять часть функций левого, левое -  часть функций правого. Исходя из этого, уточненные обозначения полушарий мозга  могут выглядеть  не как  D  и  S как   Ds и   Sd.  Это  подчеркнуло бы то, что в левом есть доля правого, а в правом левого.

         При всем этом учет изначального распределения функциональных  полушарных ролей  остается принципиально важным.   Оно, как утверждает В.Роттенберг (2000), сводится к тому, что левое полушарие  предназначено  более для  оперирования  искусственными условными знаками, а правое   естественными.

         Эта точка зрения представляется  принципиально важной при    толковании   феноменов речи с точки зрения их полушарной представленности.  Так, в использованном выше примере  с  называнием  предмета,  необходимо выработать смысловые ассоциации между   между  зрительным образом  этого предмета  и тем словом, которым  оно обозначается.  Если учесть, что  зрительная составляющая ассоциации (образ) — это неречевой стимул, а его условное обозначение (слово) речевой, то становится понятным, что  такая  ассоциация — результат взаимодействия  мозговых механизмов разных полушарий мозга.  То, что  для  называния часто употребляемых предметов достаточно зрительных представлений не самих этих предметов, а их обобщенных образов, поставляемых  не правым, а левым полушарием, существо дела не меняет.  Здесь имеет место  не принципиальная замена правого левым, а мера по упрощению  называния хорошо знакомых  предметов, чтобы  было  удобнее строить  разговорную  прагматическую речь.  Следовательно, такое упрощение — одна из  причин перемещения   некоторых способов  функционирования правого мозга в левый.  Поскольку  же первоначально  любой невербальный образ  принадлежит правому, взаимодействие  происходит в конечном счете все равно между  естественным (предмет) и искусственным (слово), то  есть между правым и левым.

         Таким образом,  заимствование левым полушарием  принципов работы правого, не отдающего их целиком  контрлатеральным структурам мозга,  а лишь кое-что уступающего им,  — один из казусов полушарных взаимодействий. Они  не лежат на поверхности, а требуют специального проникновения для  их обнаружения.

         Далее, в результате  освоения  ассоциаций между  неречевой (правополушарной)  и речевой (левополушарной) частями какого-либо действия  на определенном этапе происходит их  слияние в единое целое. Это рождает особую единицу  оперирования —  навык. В примере с называнием предметов — речевой.  Он, будучи высоко упроченным и реализуемым с большой долей непроизвольности (автоматически),  представляет собой нечто отличное от  менее упроченных актов речи.  Осуществляется    навык  называния предметов не за счет разных, раздельно  представленных в мозге зон, как ранее (в процессе приобретения навыков) а за счет одной, способной заменить их.  В речевом навыке симбиотически присутствуют речевой  его неречевой и речевой компоненты.

         Появление речевого навыка на основе  слияния  двух его составляющих,  аналогично основному способу  зарождения   живого существа. Слияние  мужского и женского начал  в зачатии   также приводит к появлению  плода, отличного от каждого из родителей, но и обладающего чертами каждого из них.

Какая же из взаимодействующих частей речевого акта, в частности акта называния предметов,  является женской, а что мужской? Учитывая, что его первичной, то есть естественной составляющей  является  объект внешнего мира (предмет, явление, действие качество и т. д.), его следует считать женским, а следовательно,  правоориентированным.  Слово, которое не существует как факт, а является артефактом,   может рассматриваться как мужская, то есть левоориентированная составляющая.

         Такое распределение ролей  между  феноменами, участвующими в  рождении третьего, вполне соответствует представлениям  о первичности материнского начала и вторичности отцовского.  Эта параллель  — еще один казус полушарных взаимодействий, мистифицирующих    в  представлении о них.

         В рамках специальной речи -   художественной, научной, деловой и пр.    рождение нового происходит иначе. Его механизм — не слияние речевого и неречевого, а возможность высокой вариативности их взаимодействий.  Здесь полушария мозга  «не идут на компромиссы», а ревностно сохраняют за собой свои собственные функции.  Специальная  речь требует многочисленных ассоциаций, и свободного комбинирования их.  Недаром Н. А. Бердяеву принадлежит высказывание, что творчество  — это бездонная и необъяснимая свобода. Чем   более нестандартным образом соединится в слове его речевая (левополушарная) суть и неречевая (правополушарная) отнесенность, тем ценнее и интереснее   будет то, что родится, в результате   таких взаимоотношений.

         Таким образом, мозг  может  приспособиться к прагматическим потребностям, выработав способ экономного функционирования, сближая полушария не физически, а функционально, при этом  оставить за собой   право на расточительные действия, которые оправдываются ценностью того, что при этом создается.  Гармоничное сочетание  всех вложений — основное условие признания  его   результатом творчества.  В любом другом случае, не отмеченном гармонией,   продуктом полушарных взаимодействий является хаос или  это   что-либо аморфное, не стоящее обсуждения. И это еще один казус полушарных взаимодействий.

Список литературы:
  1. Брагина  Н.Н. Доброхотова Т.А. Функциональная асимметрия человека. -М.: Медицина, 1981.- 287 с.
  2. Доброхотова  Т.А.,  Брагина Н.Н., Левши,- М.:Книга, 1994,- 209 с.
  3. Глезерман  Т.Б. «Нейрофизиологические основы нарушения мышления при афазии», «Наука», М., 1986, 230 с.
  4.  Визель  Т.Г. Эволюция высших психических функций // Независимый психиатрический журнал,- 1996.-№ 2.-С. 19-25.
  5. Визель     Т.Г. Речевые автоматизмы и развитие речи в онтогенезе // Проблемы детской речи -1996: Материалы межвузовской конференции / С,- Петербург, «Образование».-СПб., 1996.-С. 163-164.
  6. Kimura D. Dual functional asymmetry of the brain in visual perception // Neuropsychology. 1966. -Vol. 4,- P. 278-285.
  7. Kinsbourne M. The development of Cerebral Dominance // Handbook of clinical neurophysiology / Ed.S.Filskov., T.Boll., N.V.Wiley, 1981-P. 399417.
  8. В. Роттенберг. » образ Я и  поведение».  Иерусалим. Манахим. 2000.  
Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Дизайн: Polepin